Мы расстались, когда нам было по 14. Через двадцать лет мы снова вместе

Принято считать, что первая любовь — лишь подготовка к встрече с настоящим взрослым чувством. Она подвижна, как эфирное вещество, и перенести ее в зрелую жизнь почти невозможно. Наши герои, полюбив и расставшись подростками, встретились через двадцать лет. Чтобы неожиданно понять — вновь вспыхнувшие чувства способны выдержать любую проверку на прочность.

«У меня всегда было чувство, что он близко, пусть даже только в моем воображении»

Лина, 44 года: Мы познакомились в 14 лет, в Тунисе, где жили и работали наши родители. Все дети сотрудников той компании ходили в одну русскую школу и хорошо знали друг друга. Леня сразу привлек внимание — копна светлых волос и удивительная немногословность. Даже не умея этого объяснить, мы все почувствовали — это не от неуверенности, а, напротив, от редкого внутреннего спокойствия.

Вот эта способность — быть внимательным слушателем, когда всем при этом интересно его мнение, — осталась c ним и сейчас. А тогда он был для нас загадочным новеньким, и к тому же очень симпатичным. Мне этот мальчик сразу понравился, но я почувствовала, что другим девочкам он тоже интересен, и решила не подавать виду. Демонстрировала равнодушие.

Но, как выяснилось, у нас было общее увлечение — астрономия. Мы стали встречаться вне школы, разговаривали о планетах, обменивались книгами. И становились все ближе друг другу. Однажды у двери моего дома он неожиданно обнял меня, посмотрел в глаза и сказал, что они с семьей скоро возвращаются в Москву. Меня это потрясло. Я уже не представляла, что наше расставание возможно...

Тогда он мне первый раз признался, что любит, и сказал, что мы обязательно будем вместе. И я ему поверила. Переписка наша, в эпоху до существования интернета, жила в редких почтовых письмах. Леня писал про новую школу и астрономический кружок, я рассказывала о том, что происходит у нас. И честно признавалась — без него здесь пусто. Он отвечал, что чувствует то же самое.

Сразу стало понятно — мы уже не можем расстаться

Мы увиделись еще один раз в Москве, куда моя семья ненадолго вернулась в летний отпуск, а потом наша связь оборвалась. Но у меня всегда было чувство, что он близко, просто живет где-то в глубине моего воображения. Объяснить это невозможно. Я ведь даже не была уверена, что мы когда-нибудь встретимся.

Наша семья окончательно перебралась в Россию через два года, и у меня началась совсем другая жизненная полоса — новые встречи, друзья, влюбленности. Поступила в университет, вышла замуж и родила дочь. У меня были хорошие отношения с мужем, но через шесть лет стало понятно — мы разные люди и каждому из нас стоит идти своей дорогой. Это было непросто, особенно учитывая, что у нас дочь, но мы приняли решение развестись.

В это же время появился фейсбук, и все стали находить друзей из разных промежутков жизни. Ради интереса я нашла и Леню. Он ответил мне в тот же день. Я рассматривала его фотографии и чувствовала, что хорошо знаю этого человека, хотя не видела его больше двадцати пяти лет.

Мы стали переписываться почти каждый день. У него был сын, он к тому времени тоже развелся. И снова нас разделяли границы — Леня жил и работал на Мальте. Через пару недель после того, как мы нашли друг друга, он прилетел в Москву. Я не хочу обесценивать те годы, что прожила до этой встречи. Я была счастлива, у меня появилась дочь. Но когда мы увидели друг друга, мелькнула мысль: «Вот сейчас у меня все только начинается».

Между нами не было мучительного напряжения людей, которые вдруг понимают, что их связывала лишь переписка и они, словно через волшебное зеркало, разговаривали со своим отражением. Сразу стало понятно — мы уже не сможем расстаться.

Важно доверять судьбе и своему внутреннему чувству

Я стала летать к нему на Мальту. Мне было трудно признаться дочери, которая переживала из-за нашего разрыва с отцом, что у меня появился кто-то другой. Мама сказала прямо, что я сошла с ума: «Сейчас не лучшее время для новых историй, тем более,что он живет в другой стране». Я, по ее мнению, тогда еще не пережила развод и должна была думать о дочери. Подруги, хоть и были за меня рады, тоже осторожно замечали — «Ты его не знаешь и рискуешь разочароваться». Но этого не случилось.

Каждый месяц мы с ним становились только ближе. В конце концов я рассказала обо всем дочери и познакомила ее с Леней. Она меня поняла и поддержала. К тому времени она уже привыкла к ситуации нашего расставания с ее отцом, а у Лени получилось стать ее другом.

Через несколько лет у нас с ним родился сын, которому сейчас семь лет. Конечно, не все было легко и гладко. Мы долго решали, где жить. Леня в итоге вернулся в Москву, потому что я не хотела переезжать и увозить дочь.

Не особо просто складываются мои отношения с его сыном от первого брака. Но у нас есть главное — желание не потерять то, что оборвалось в детстве. В трудной ситуации нас спасает его спокойствие, умение найти равновесие и компромисс.

Принято считать, что детская любовь — зыбкое чувство, которое остается в дымке воспоминаний и ничего общего не имеет с реальной жизнью. Однако я поняла: важно доверять судьбе и своему внутреннему голосу.

«Первая любовь — особое состояние нашей души»

Дарья Петровская, гештальт-терапевт

Сложно прокомментировать эту историю. Скорее, возникает желание по-человечески порадоваться за героев, испытывая тепло и радость. Это ведь удивительная редкость: воссоздать в зрелом возрасте чувства той самой первой любви и суметь переработать их во взрослые отношения. Наверное, основную роль здесь сыграла их способность общаться, испытывая симпатию, а не только обусловленное гормонами влечение, заниматься чем-то общим.

Совместные переживания и впечатления в виде переписки тоже создают особое, интимное пространство. Что-то, что только «наше». Может быть, поэтому с годами герои не перестали быть друг для друга особенными людьми. И, встретившись, они смогли открыться новым чувствам.

Возможно, сыграла роль и характерология мужчины. Лина описывает его как рассудительного, обладающего природной мудростью. Но так или иначе не хочется уж слишком анализировать и искать взаимосвязи. История героев — скорее, счастливая случайность и стечение многих обстоятельств.

Первая влюбленность — это особое состояние души. Психика никогда до этого не сталкивалась с подобными переживаниями. Детьми мы знали, как любить маму, папу, героев мультфильмов. Но любить парня или девушку — это совсем иное чувство. Мы сталкиваемся с ним впервые, будучи подростками, и часто запоминаем надолго.

Здесь могут быть заложены многие травмы, если первые отношения были фрустрирующими и пугающими. При всей своей трогательности первый опыт становится для нас своеобразным тренажером. Иными словами, эти отношения должны закончиться, чтобы мы могли пережить опыт расставания, необходимый для психики. Герои истории его пережили.

Но расставание при всей гамме чувств не стало для них чем-то травмирующим, надрывным. Это был взаимный, бережный процесс, который позволил сохранить все лучшее. Возможно, именно поэтому спустя годы им удалось соединить жизни и выстроить бережные взаимоотношения друг с другом.

Об эксперте

Дарья Петровская — гештальт-терапевт. Подробнее читайте на ее сайте.