Я одна воспитывала сына. Отношения у нас были доверительные, теплые. В 25 лет, потеряв любимую девушку, он стал наркоманом. Но следующие 15 лет наши отношения все равно были приемлемыми. Он умер в 40 лет, в этом году. А на руках у меня осталась 98-летняя лежачая мама. 

Отношения с ней всегда были напряженными. В детстве и юности я искала ее любви, она же была холодной, строгой и неласковой. Тем не менее до этого года и с ней отношения у нас, как мне казалось, были близкими.  

Все считают меня добрым, гуманным человеком. И я сама не знала себя с другой стороны. Но мама в деменции. Мне 68 лет, мне тяжело и морально, и физически — мама оказывает сопротивление в процессе ухода и обработки, изводит меня бредом. О сиделках не может быть и речи. Сдавать маму куда-то я тоже не собираюсь. 

Я стала замечать, что злюсь и срываюсь. Полностью в себе разочаровалась, но стараюсь работать над собой. Может, посоветуете почитать что-то? Мы живем на две пенсии, поэтому о какой-то платной помощи речи тоже быть не может. У меня была прекрасная творческая профессия, но последние два года сижу дома.

Но это не главное мое огорчение. Главное — то, что я теперь в тюрьме своей совести. Не станет мамы, и я останусь со своей виной. Конечно, есть много нюансов в истории наших с ней отношений и в истории семьи, но это не извиняет перемены моего поведения. Прочитала Лэнгле и поняла, что со мной произошла «дегуманизация»…

Зинаида, 68 лет

Зинаида, сочувствую вам. Бесконечно страшно, когда умирают дети. Это большое горе.

Ваши отношения с мамой не были идеальными. Вам не хватало ее любви, но, несмотря на ее холодность, вы считали отношения с ней близкими. Можно, конечно, порассуждать, поразмышлять о близости между людьми. Как вы ее понимаете? Были ли в вашей жизни по-настоящему близкие, понимающие и принимающие вас люди?

Уход за родственниками, страдающими деменцией, один из самых сложных и изматывающих

Нет ничего удивительного, что вы раздражаетесь и срываетесь. Суждения людей в деменции непредсказуемы, ведь психика нарушена и нет способов ее восстановления, можно только отсрочить полную деградацию.

Прекраснейшее отношение к человеку, когда он был в здравом уме, может превратиться в ненависть из-за появившихся нелепых мыслей, бреда, в который совершенно спокойно встраиваются реальные люди. Сложно относиться равнодушно к своему близкому родственнику, не принимать все близко к сердцу. 

Можно бесконечно пытаться достучаться до больного, что-то объяснить, но, увы, это невозможно, в этом мы бессильны. Многим ухаживающим за своими родственниками знаком калейдоскоп мучительных чувств — вина, стыд, злость, раздражение, ненависть, беспомощность. 

Ситуация сложная и требует внимательного отношения не только к больному, но и к самому себе. Вам приходится справляться самостоятельно, у вас нет помощников, весь груз вы несете в одиночку, и вам тоже нужен отдых. Обязательно устраивайте себе «разгрузочные» часы, чтобы набраться сил. В это время было бы хорошо остаться одной, пойти погулять, просто посидеть в тишине. Если есть занятие, которое вас отвлекает, займитесь им.