Взяли серебро: истории людей, которые полюбили свою седину

Чем сильнее проседь, тем ближе закат жизни, немощь и понижение статуса.... Так ли это? Нет, считают наши герои. Они отказались от краски и не скрывают свой естественный цвет волос. Почему они сделали такой выбор?

Границы активного периода жизни отодвинулись далеко вперед, но на культурных кодах это пока не отразилось. В обществе по-прежнему царит идея вечной молодости, поддержанная индустрией красоты. Седина же — видимый признак того, что мы уже не молоды.

«Как в театре или кино показывают старение героя? — замечает психо­драматист Вита Малыгина. — Надевают на артиста седой парик. Наше бессознательное автоматически считывает белые волосы как старость, то есть завершение периода активных поисков партнера, рождения детей, карьерного роста и бурных жизненных перемен».

Неудивительно, что в мире высокой конкуренции демонстрация седины кажется отчаянной смелостью. Она обрекает владельца и особенно владелицу на все «радости» эйджизма: автоматическое списание со всех счетов и потерю сексуальной привлекательности.

«Зачем себя состарила? Успеешь еще стать бабушкой!» «Что тебе мешает продлить молодость благодаря краске?». С подобными комментариями нередко сталкиваются седовласые женщины в расцвете лет, когда делятся личными фотографиями в соцсетях. Среди них — и герои нашего портфолио, которые признаются: противостоять такому натиску непросто.

Почему же некоторые делают этот шаг? «Иногда решение не закрашивать седину приходит как результат осмысления своего жизненного опыта, а иногда и личной психотерапии, когда нам вдруг становится понятно, что действительно важно, а что нет, — продолжает Вита Малыгина. — И тогда у нас возникает потребность ощущать свой возраст — чтобы чувствовать себя целостными и жить в реальности, а не в фантазиях о реальности. Чтобы быть тем и таким, кто мы есть и какие мы есть, а не какими хочется выглядеть или какими нас хотят видеть».

Для кого-то обнажение седины — необходимое условие открытости перед другими. А для кого-то — акция протеста и вызов требованиям общества, подобно выходу из дома в мини-юбке полвека назад. Может быть, поэтому не так давно появилась мода на седину, которую имитируют молодые женщины и мужчины?

Обнажить седины

«Тело подсказало, что ему некомфортно»

Нана, 53 года, танцовщица, художница

Первый седой волос у меня появился в 10 лет. Я рано начала краситься. Сначала с удовольствием меняла цветовые оттенки, но к 35 годам радость эксперимента сменилась тревогой: скорее спрятать, замаскировать эту белесость! Каждые две недели приходилось думать о маскировке. Меня это сильно напрягало.

Я занимаюсь интуитивным танцем, а он основан на том, чтобы слушать потребности своего тела, его импульсы, просьбы. А тело подсказывало мне, что ему некомфортно. Я изо всех сил пыталась контролировать ситуацию, от этого возникали блоки, зажимы, я это чувствовала. Кожа головы реагировала на краску зудом, раздражением. Получалась нестыковка: тело просит одно, а я ему навязываю что-то другое, какой-то надуманный образ. Я была неискренней по отношению к самой себе. В конце концов лет пять назад я решила перестать краситься.

Но… смогла продержаться всего полгода — поняла, что еще не готова, слишком завишу от чужих мнений. Нашла натуральную краску на травах и еще года четыре красила волосы с тем же ощущением беспокойства и дискомфорта. Пока вдруг не узнала о мировом движении Silver Sisters («Серебряные сестры»): зашла по хэш­тегу на их страницу, и на меня посыпались десятки фотографий свободных, прекрасных седовласых женщин. Они меня так поддержали и вдохновили! В июне 2019 года я в последний раз покрасилась, и вот уже полтора года спокойно показываю миру свою седину.

Ушло напряжение, я чувствую себя увереннее, мягче. И вокруг многие отмечают, что я изменилась, больше радости во взгляде. Ухаживаю за собой, делаю травяные маски, и волосы говорят мне спасибо. Высвободилось время для рисования и других творческих дел. Мой муж тоже за природу и за гармоничную смену статуса. Так что мы с ним прекрасно смотримся в тандеме: он с седой бородой, а я с седыми косичками.

Обнажить седины

«Вместе с краской ушло все лишнее и ненужное»

Дарья, инструктор по йоге, 38 лет

Серебряные пряди бывают невероятно красивыми, я знаю это с детства. Мои бабушка, тетя и отец рано поседели, так что для меня этот цвет волос естествен. Я всегда говорила: «Хочу носить такую же красивую седину, как моя тетя» и никак не связывала это со старостью. Но когда я выросла и заметила у себя серые локоны, все же начала краситься. Не потому, что стыдилась возраста. Просто понравился тон, который предложил мой мастер.

А потом пегая невзрачность на отрастающих корнях меня стала раздражать, казалась неопрятной, неровной. Постепенно этот ритуал вошел в привычку, и я красилась так долго, что уже забыла, каков мой настоящий цвет волос. А когда нас всех прошлой весной посадили на карантин, я наконец смогла разглядеть свой естественный оттенок. И тут впервые задумалась: чего я добиваюсь своим окрашиванием? Кого хочу обмануть? Пришла к мастеру и попросила все срезать. То, что в результате увидела, мне невероятно понравилось. Поняла: вот это я и есть. Я — такая! Как будто ушло все лишнее, ненужное.

Для меня собственное мнение важнее чужих оценок. Но тогда было приятно, что и близким эти перемены понравились. Дети сказали, что я выгляжу потрясающе. Когда я выложила фото в соцсетях, многие женщины признались, что восхищены моей смелостью, что и сами они устали краситься, но боятся идти вразрез с общим мнением и не хотят, чтобы их считали старушками. А для меня цвет волос точно не маркер старения.

Куда печальнее потеря любопытства к происходящему, стремления что-то узнавать, куда-то выходить. А пока все это у меня есть, я просто «серебряная лисичка». Так в европейских странах называют женщин с сединой. В этом образе столько силы, сексуальности, шарма. Мне нравится!

Обнажить седины

«Я перестал втягивать голову в плечи»

Андрей, 58 лет, модельер обуви, поставщик звукового оборудования

Я часто замечаю: когда мужчина подтянут, у него стильная стрижка, легкая походка и глаза блестят, то вопрос о возрасте не возникает. А хилого сутулого юношу с потухшим взором никакой темный пигмент волос не омолодит. Но было время, когда моя собственная шевелюра доставляла много беспокойства. Первые седые волосы заметил, вернувшись из армии. Седел я очень странно, слоями: к 35 годам все больше походил на собаку бобтейла: половина головы белая, половина черная.

Окружающие сверлили взглядом и спрашивали участливо: с тобой все в порядке? Ничего не случилось? Начал переживать: почему так происходит? Как с этим жить? Маскировал проблему то фуражкой, то шапкой, пытался зачесывать. Думал, к какому специалисту обратиться — дерматологу, трихологу? Была мысль покраситься, но слишком боялся походить на клоуна. Потом прочитал где-то: если включить в рацион много кисломолочных продуктов, то волосы приобретут изначальный цвет.

Полгода налегал на кефир и йогурты, а толку ноль, только щеки розовеют. Знаете, что мне помогло? Новый круг общения. Долгое время я занимался не тем, что нравится, а тем, что предлагали, — то мойщиком посуды был, то продавцом, то кур жарил. Отсюда, видимо, и недовольство собой, зацикленность на внешности. А потом занялся поставкой звукового оборудования для кино и телевидения, познакомился с теми, кто связан со съемками.

Работа меня увлекла, повезло общаться с корифеями звукорежиссуры, они так горят своим делом, так включены в процесс, что просто не думают о возрасте. Эта среда в корне изменила мое отношение к внешности. Я перестал втягивать голову в плечи, расслабился. Но ухаживать за собой продолжаю, мне это важно: учитываю цвет волос, когда подбираю одежду, думаю о стильной стрижке и «о красе ногтей» — в человеке все должно быть гармонично.