«Я вышла замуж за игромана»

Праздники нередко превращаются в кошмар для тех, чьи близкие страдают алкогольной или другими видами зависимости. Можно ли исцелить любовью и спасти того, кто ближе всех на свете, но временами превращается в чужого и опасного человека? Историю созависимости и зависимости рассказала наша героиня и прокомментировал эксперт.

«Я спрятала его ботинки, за это он начал меня душить»

Мария, 39 лет

Мы познакомились, когда мне было 15, а ему 16 лет. Улыбка, взгляд искоса — и я пропала. Мне казалось, что это судьба, что именно его я ждала. Мы начали встречаться. Поначалу все было как во сне — первый поцелуй, первый секс. Но потом карета отчего-то превратилась в тыкву, а принц — в крысу.

Как только мы съехались, он начал пропадать, стал прикладываться к бутылке, а еще врал по поводу и без. Скоро меня это утомило, и мы расстались. Надо сказать, что все три года разлуки я временами думала о нем.

И вот как-то раз он приснился мне во сне. Я жила одна, снова в режиме ожидания «того самого». Сон был прекрасный, в нем мы встретились и снова любили друг друга. Смешно вспоминать, но я опять решила, что это знак, и позвонила ему.

Он назначил мне свидание в небольшом ресторане, мы увиделись. Посмотрели друг другу в глаза. Ну разве это не настоящая романтика, замешанная на драме? Мы признались, что все это время любили друг друга. Помню очень ясно, как позвонила маме, попросила у нее ключ от загородной квартиры, рассказала, что мы с ним снова вместе. С этого началось мое погружение в ад.

Первый раз я увидела, как он играет, в магазине. Он предложил мне положить сто рублей в автомат, я согласилась, выиграла пятьсот и собралась уходить. Сама я — человек совершено не азартный, не понимаю, в чем радость испытывать судьбу. Но он не остановился. Взял выигранные деньги и продолжал играть, пока у него ничего не осталось.

Я просто покачала головой. Не знала тогда, что такое игромания, была бесконечно далека от этого, не имела даже представления, что существуют какие-то игровые клубы. И наша история продолжалась.

Тогда я узнала правду — что он играет, что у него долги, что он ворует деньги у мамы и у бабушки и едва не проиграл квартиру

Мы встречались. Иногда он опаздывал на свидания, объяснял все работой в милиции, мол, служба задержала. Я предложила жить вместе, чтобы его график нам не мешал. Он согласился, и я стала приезжать к нему после работы и учебы. Его родные почти не разговаривали со мной, я у него не ела, просто быстро проходила в комнату и сидела там, ждала его. Иногда до утра. У него дома вообще было не принято общаться, меня это удивляло и напрягало, но я терпела.

Один раз я приехала к нему после того, как в очередной раз он не встретил меня из института. Подошла к подъезду — а там стоит скорая. Поднялась на восьмой этаж — дверь в квартиру была открыта, в коридоре стояли врачи. Ко мне вышла бабушка. Сказала очень спокойно: «А он в ванной». Он и правда был там, пытался покончить с собой. Только тогда я узнала правду — что он играет, что у него долги, что он ворует деньги у мамы и у бабушки и едва не проиграл квартиру.

Все это я слушала, пока мы ехали в скорой. Он плакал и просил прощения, говорил, что любит. И я ответила: «Отлично. Вместе мы со всем справимся». Невероятно, но тогда я правда верила, что такая сильная, безграничная любовь может все. Помню, как однажды он соврал, что у него ВИЧ. А мне было все равно — если умрем, то вместе.

Я настояла на том, чтобы он уволился из милиции. Мы поженились. Правда, он украл деньги, которые его мама отложила на свадьбу, но для меня это не имело значения.

Я увезла его за город, где у меня была квартира. Постаралась изолировать его от старых друзей, какое-то время он сидел дома, выходил только гулять. Я купила нам велосипеды, чтобы было чем заняться, хотела отвлечь его от тяги к игре. Устроилась на новую работу, где больше платили. Мне же надо было теперь обеспечивать еще и мужа. Но я была готова и на это. Мы начали делать ремонт. Казалось, жизнь налаживается.

Иногда он покупал водку и пиво на последние деньги, которые я оставляла ему на продукты. Когда я говорила ему, что это слишком, он только смеялся. Потом он нашел работу. В зале игровых автоматов. Я понятия не имела, сколько он зарабатывает, иногда он приносил деньги, а иногда говорил, что зарплату задержали. Сначала я верила, потом стала сомневаться в его словах. И наконец поняла — он снова играет. Бывало, что я ждала его по несколько дней, чаще всего он приходил пьяный.

Велосипеды, а еще психологи, к которым я его водила, не помогали. Но я все еще считала, что любят не за что-то, а вопреки. Его мать обвинила меня в том, что все это из-за меня, что это я его когда-то бросила, и с горя он запил и стал играть. Когда он грозился покончить с собой, я утешала его, убеждала, что мы справимся. Однажды даже написала на потолке в спальне над нашей кроватью: «Все будет хорошо». Вот только это все не работало.

Собираясь играть, он становился совершенно невменяемым. Как то раз я спрятала его ботинки, чтобы он не ушел. Тогда он повалил меня на кровать и начал душить. Я забеременела от него, но потеряла ребенка.

Мой муж снова попытался покончить с собой. Я продолжала спасать его, хотя сама давно выбилась из сил, перестала одеваться, поправилась. Когда я просила бросить пить и играть, он отвечал: «Вот похудеешь, тогда и я брошу». И я терпела, и худела, но без всякого результата.

Я разучилась любить, заморозилась изнутри. Очень надеюсь, что рано или поздно смогу забыть все, что было тогда

Закончилось все, когда он украл деньги у моего брата. Для меня это стало последней каплей. Просто не стерпела и подала на развод. Боялась, что он не явится в загс. Однако он пришел. Нас развели ровно через год после свадьбы.

Несмотря на ужас, в котором я жила, мне было невыносимо расстаться с ним. Мы еще какое-то время встречались, просто гуляли, разговаривали. Я чувствовала себя предательницей. Два года понадобилось мне, чтобы перестать плакать по вечерам. Чтобы перестать пить и заводить опасные знакомства. Разрушать себя.

Через два года после развода я вдруг поняла, что больше не могу. Обручальное кольцо сдала в ломбард за 500 рублей, потому что не могла больше даже видеть его. Перестала пить и курить. И нашла наконец человека, на которого можно было положиться. Я замужем 15 лет.

Я долго училась доверять мужу и, наверное, до сих пор учусь. Мне трудно любить и открываться, трудно быть нежной, хотя мой супруг совершенно не заслужил ни моей холодности, ни отстраненности, ни вечной требовательности. Если он отмечает что-то с друзьями, я прошу ему даже не звонить мне и не приезжать. Видеть его пьяного для меня мучение, хотя бывает это примерно раз в полгода.

Он знает обо мне все и старается понять. Но я уверена — прошлое все еще со мной. Я разучилась любить, заморозилась изнутри. Очень надеюсь, что рано или поздно смогу забыть все, что было тогда. И смогу снова испытать яркие чувства с человеком, который меня любит и пытается менять нашу жизнь к лучшему.

«Воспоминания об этом опыте легко оживают в вашей памяти»

Екатерина Клочкова, семейный системный терапевт

Во-первых, разрешите выразить вам сочувствие — в вашей истории присутствует почти вся палитра глубоких чувств, от радости первой любви до сильной тревоги за любимого человека. Как следует из вашего рассказа, в этих отношениях вы доверяли и верили «на полную катушку», но при этом нашли в себе силы завершить отношения, чтобы они не разрушили вас окончательно.

К сожалению, именно из-за яркости и сильных эмоциональных качелей этот экстремальный опыт оставил в вашей душе такой глубокий след. И вам потребуется еще некоторое время сознательно прилагать усилия, чтобы согреть свою душу и начать свободно доверять людям, которые этого заслуживают.

Ваш партнер вел себя непредсказуемо, «медовые» периоды чередовались с разрушительными, и их наступление было неожиданно. Отношения сильно ранили вас. Поэтому воспоминания об этом опыте легко оживают в вашей памяти при любом более-менее похожем стимуле — для того, чтобы уберечь вас, защитить от его повторения.

Так как опыт продолжительный по времени и значительный по объему, самостоятельно его проработать будет сложно

Поскольку гнев на милость сменялся неожиданно и трудно было угадать, когда наступит долгожданный «медовый» период (который к тому же казался особенно сладким после череды страданий), то вы застряли в этих отношениях дольше, чем стоило. В чем причина?

Если бы поведение партнера было ровным: «хорошо-хорошо-хорошо», а потом неожиданно «плохо», то вы бы быстрее смогли разобраться с переменами и выйти из разрушающей вас связи. У вас же были циклы «хорошо-плохо-хорошо-плохо-плохо-хорошо». Поэтому, вопреки доводам разума, вас не покидала надежда, что скоро все исправится, изменится в лучшую сторону и наступит выстраданный счастливый конец.

К сожалению, так как опыт продолжительный по времени и значительный по объему, самостоятельно его проработать будет сложно. Рекомендую вам обратиться к доброжелательному психотерапевту. В безопасной обстановке у вас появится возможность взглянуть на прошлое отстраненно и открыть свое сердце другому партнеру в более спокойных и ресурсных отношениях. К счастью, он, по вашему описанию, относится к вам с заботой и вниманием.

Об эксперте

Екатерина Клочкова — семейный системный терапевт. Ее сайт.