«Арахисовый сокол»: надежды маленький отрядик

«Я не могу быть героем, потому что у меня синдром Дауна». «Какое отношение это имеет к твоему сердцу? Кто сказал тебе подобное?» Как часто мы отказывается от мечты просто потому, что нам при рождении выпали неудачные карты — или даже потому, что окружающие убедили нас в этом? Впрочем, иногда достаточно бывает одной встречи, чтобы все изменить. Об этом — «Арахисовый сокол», большой маленький фильм Тайлера Нилсона и Майка Шварца.

Юлия Тарасенко

По бесконечным дорогам американского Юга идут двое. То ли бродяги, то ли беглецы, то ли отряд на спецзадании. Зак, загоняв до дыр старую видеокассету, идет за мечтой — стать профессиональным реслером. Не беда, что у парня синдром Дауна: если чего-то очень хочется, возможно все, даже улизнуть из дома престарелых, куда его, неприкаянного, определил штат.

Рыбак Тайлер идет скорее не к, а от: он нажил себе врагов, спасается бегством, а Зак ему, откровенно говоря, навязался. Впрочем, Тайлер, похоже, не против компании: паренек заменяет ему погибшего брата, и очень скоро маленький отряд превращается в настоящее братство, а история неформалов-отщепенцев — в притчу о свободе и дружбе. Точнее — о друзьях как о семье, которую мы выбираем себе сами.

Таких притч в мировом кинематографе не один десяток, но «Арахисовый сокол» и не претендует на оригинальность по части сюжета. Скорее это повод еще раз затронуть в нас что-то трепетное, настоящее, уязвимое. А еще — напомнить о том, что можно сделать очень многое — особенно если не знать, что это невозможно.

Не только «Человек дождя»: несколько фильмов о людях с особенностями

«Приходи как есть» (Hasta la Vista, 2011) — фильм, название которого перевели на русский, мягко говоря, не слишком удачно. Не очень понятно, кто и куда должен приходить: один герой лишен зрения, второй парализован, третий передвигается на коляске, но все трое очень хотят любви. В каком-то смысле фильм продолжает тему, поднятую в «…А в душе я танцую» (Inside I'm Dancing, 2004), однако оставляющий больше надежд на лучшее. Впрочем, и горький осадок от него больше, чем, к примеру, от «1+1» (Intouchables, 2011).

«Не/смотря ни на что» (Mein Blind Date mit dem Leben, 2017) — основанная на реальных событиях комедийная драма о том, что даже внезапная потеря зрения — не преграда на пути к мечте, если продолжать ее видеть — пусть теперь уже и внутренним взором.

«День восьмой» (Le huitième jour, 1996) — честная лента, режиссер которой, Жако ван Дормель, похоже, не ставил перед собой цели идеализировать людей с синдромом Дауна. Окружающим и особенно близким может быть с ними очень, очень трудно, однако соприкосновение с их миром, столь отличным от привычного нам, позволяет нам много понять о нас самих. Примерно о том же — «Поездки с сестричкой» (Riding the Bus with My Sister, 2005).