Пальмовое масло: почему мы его боимся и обоснован ли этот страх?
Фото
Shutterstock/Fotodom.ru

Есть рациональное объяснение, почему нам некомфортно читать в составе продукта названия вроде «ацетат натрия» или «краситель Е150а».

Все, что мы не понимаем, по умолчанию считается небезопасным. Дело в предосторожности, заложенной в нас эволюцией. Древнему человеку некогда было размышлять, опасен ли этот облизывающий клыки зверь с горящими глазами. И мало кто выбирал вместо привычного пути пойти незнакомой дорожкой, где темно и пахнет болотом. А большинство тех, кто выбирал, не выжили.

Да, были и есть новаторы. Те, кто вечно идет не в ногу и пробует новое, проверяя реальность на прочность. Но даже сейчас общество на автомате осуждает таких людей и иногда заклевывает. И речь не только о пищевых добавках. Глобально люди готовы осуждать тех, кто «высовывается», «выпендривается», «ведет себя не как нормальные люди». Это вопрос одновременно как философский (белым воронам сложно в обществе), так и практический.

Страх тормозит нас в прогрессе. Мы отказываемся от новых технологий и продуктов из опасений «а вдруг что?»

И даже если эксперты сто раз доказали, что мобильные телефоны не излучают опасные для мозга волны, а в небе не распыляют химикаты для отравления простых граждан, будут те, кто в это верит. И верит так неистово, что готов глотку перегрызть оппонентам! Уверена, вы знаете таких людей. Они боятся ГМО и химии, верят в силу трав и БАДов. Отказываются от прививок, не ходят к врачам, «потому что врачи залечат до смерти». И, возможно, даже заряжают воду, хотя мода на это ушла вместе с Кашпировским.

Все непонятное в мозгу автоматически помечается ярлычком «Осторожно, небезопасно!». Это нормально. Но не забывайте, что часто это всего лишь игры разума. И чтобы знать наверняка, нужно вникать, изучать разные точки зрения, а не только одну — общепринятую и удобную. Собственно, поэтому я так ратую за критическое мышление.

Например, некоторые компоненты пищи становятся демонизированными на ровном месте. Это не только Е-шки, но и глютен, молочные продукты (казеин) и пальмовое масло. Про них можно написать отдельную книгу. Рассмотрю на примере мифов про пальмовое масло.

Пальмовое масло обвиняют в том, что в нем полно неполезных трансжиров

Люди, утверждающие это, не вникают в суть и вряд ли ответят на вопрос «А какой жирнокислотый состав у пальмового масла и откуда там трансжиры?». На самом деле пальмовое масло — это растительное тропическое масло, в котором по умолчанию нет трансжиров. Растения не синтезируют их в принципе. И если в животных источниках питания мы можем встретить трансжиры (в сливочном масле и мясе жвачных, например), то как раз в растениях их нет. Ни «здоровое» оливковое, ни наше подсолнечное, ни модное кокосовое масло не содержат никаких трансизомеров жирных кислот.

Более того, пальмовое масло имеет полутвердую консистенцию, и его, как правило, не подвергают гидрогенизации. Гидрогенизация — это такая химическая реакция, которая позволяет из жидкого растительного масла (например, рапсового или подсолнечного) сделать твердый жир. С твердыми жирами удобнее работать на производстве. Их ценят в кондитерской отрасли и в масложировой. И я сейчас про производство здоровых спредов и маргаринов, в которых нет по умолчанию холестерина и много ненасыщенных вполне полезных нам жирных кислот.

Увы, при гидрогенизации образуются в больших количествах те самые транс-изомеры. Их вред стал очевиден в 80-х годах ХХ века. И мы действительно сейчас стараемся сократить до минимума их количество в пище.

Но в том и дело, что гидрогенизировать пальмовое масло не нужно — оно и так достаточно твердое. То есть в нем попросту неоткуда взяться транс-изомерам! 

Откуда же идет страх? От банального незнания предмета. Кто-то по ТВ или в СМИ рассказал, что «пальма» очень опасна, что это концентрированный яд, который будет застревать в сосудах и не будет растворяться в желудке — и люди поверили. Не все помнят, но любой жир вне зависимости от его природы спокойно переваривается пищеварительными ферментами. И что никакое растительное масло не является ядом, так как это всего лишь триглицериды. 

Это рассказывают в 10 классе на уроках химии, но многие об этом забыли. Или не знали, потому что пинали балду на уроке. Могу их понять: в школах химию зачастую преподают сухо и скучно. Она оторвана от реального мира и не ассоции руется с чем-то реально существующим. Но если бы пропаганда была настроена не против пальмового масла как врага человечества, а против невежества и незнания наук, все бы от этого выиграли.

«Пальма» не является канцерогеном по своей природе

Относительно недавно обнаружили, что при нагревании из глицидиловых эфиров, которые содержатся в пальмовом масле, образуется такое вещество, как глицидол. Из-за чего весь сыр-бор?

Глицидол считается потенциальным канцерогеном. Он входит в группу 2А по классификации Международного агентства по изучению рака IARC. Группа 2А означает, что канцерогенность вещества для человека не доказана. Но доказана для животных. Казалось бы — надо срочно выкинуть все с пальмовым маслом!

Однако не стоит рубить с плеча. В этой же группе помимо очевидных штук типа акриламида и стирола есть такие вот дивные пункты: высокая температура жарки, красное мясо, кофе, мате и очень горячие напитки выше 65°C. И что же получается? Выпил кофейку, жди беды?

Почему глицидол назван потенциальным канцерогеном? Потому что показал канцерогенность у грызунов. С одной стороны, если грызуну плохо, то и нам, людям, нехорошо. С другой — надо помнить, что метаболизм у человека и у грызуна разный. Плюс стоит принимать во внимание, что оценка канцерогенности проводилась на дозах, которые в пересчете на человеческий организм означали бы объем потребления в десятки раз больше того, что человек физически может съесть. Поэтому слепо переносить эти результаты на людей нельзя.

Загвоздка в том, что глицидиловые эфиры есть во всех масличных культурах

Подобно трансжирам, они не являются делом рук злых ученых или равнодушных к вашему здоровью пищевиков. Если говорить прямо — вся беда в том, что растениям глубоко плевать на людей. Они совсем не думают о нас, когда синтезируют внутри себя разные штуки. Предшественники, то есть прекурсоры глицидола, есть в масличных культурах, из которых мы получаем масла. 

Роковое превращение происходит, когда мы рафинируем масло. Высокая температура и давление приводят к тому, что образуется тот самый злосчастный глицидол. Он есть в любом рафинированном масле: оливковом, подсолнечном, рапсовом. Вопрос дня: почему все говорят только об опасности пальмы? Давайте гнать бочку на все масла!

Как и в случае с трансжирами, есть способы снизить содержание глицидола. Можно улучшить технологические процессы, можно закупить более совершенное оборудование. Определять глицидол в продукте мы тоже умеем — ГОСТ Р18363-3-2019 нам в помощь. Производители пальмы и кондитерских жиров опираются на него. Неверно думать, что никто ничего не делает и только возит пальму в цистернах с нефтью.

Мир вокруг — не стерильный. Ни одного абсолютно безопасного вещества или явления в мире нет, увы. Но благодаря науке мы знаем, как минимизировать опасности

Есть еще одна причина для страхов, связанных с едой. И пусть она более субъективная, но я считаю важным о ней написать. Речь о глобальном недоверии друг к другу и миру.

«Эти богатеи заботятся только о своей прибыли и пихают всякую дрянь в конфеты, а наши дети едят и потом страдают от аллергии». Или: «Фармацевтическим компаниям выгодно, чтобы мы болели. Они специально заражают нас вирусами, а потом сами же лечат таблетками». И так действительно думает огромное количество людей! Печальный опыт с коронавирусом тому пример. Сколько людей до сих пор считают, что вирус создал Билл Гейтс, чтобы всех чипировать!

Это какая-то непоколебимая вера в зло, в мировой заговор. Человек человеку волк. Почему так? Это ведь не личный опыт, когда ты, например, знаешь собственника компании «Кока-Кола», и он тебе проговорился, что состоит в тайном обществе. Мне кажется, что проблема куда глубже: недоверие к окружающим, ожидание от них подвоха, постоянная настороженность по отношению к людям. Это отражается на всем: от вопросов, что там понаписали в этикетке, до отношений с близкими.

Включать критическое мышление — не то же самое, что ожидать от всех подвоха и нервничать, что вас пытаются обмануть или отравить

Безусловно, информацию нужно оценивать, а не принимать на веру. Но оценка информации имеет мало общего со страхом прививок, инопланетян или теориями заговора.

Ацетат натрия — это то, что получается при гашении соды уксусом. Простейшая химическая реакция, которую регулярно проводят на каждой кухне. А Е150a — это сахарный колер. Помните, в детстве делали карамельки, нагревая сахар над плитой?

Вовсе не так страшны сами химические вещества, как те слова, которыми они обозначаются. Если придираться, то и выражение «химические вещества» звучит как «масло масляное», потому что нехимических веществ в природе попросту не существует.

Книга номинирована на премию «Здравомыслие» телеканала «Доктор» 2022 года: до 20 сентября вы можете проголосовать за нее на сайте.

В книге химика Ольги Косниковой вы не найдете сенсационных заголовков про открытия «британских ученых» и бесполезных страшилок о нечестных производителях, пичкающих свою продукцию вредными химикатами. Зато найдете много интересного о технологических свойствах пищевых добавок, ликбез по консервантам, стабилизаторам и регуляторам, а еще чуть ближе познакомитесь с причудливым миром химии и, возможно, влюбитесь в эту науку.

Это книга для всех, кто переживает из-за красителей и ароматизаторов в еде, хочет лучше разбираться в составах и не переживать из-за съеденного йогурта со вкусом малины.

Ольга Косникова «Страшная химия: Еда с Е-шками. Из чего делают нашу еду и почему не стоит ее бояться»