psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Алла Ануфриева 

Филипп Зимбардо: «Мальчики рискуют стать зависимыми от видеоигр и порнографии»

Они прячутся в киберпространство, не спешат взрослеть и считают, что за них все должны делать другие. Что происходит с современными мальчиками? Гипотеза социального психолога Филиппа Зимбардо.
img

Филипп Зимбардо (Philip Zimbardo), американский социальный психолог, профессор Стэнфордского университета (США), его исследования социального поведения людей, в частности Стэнфордский эксперимент, стали классикой мировой психологии.

В России, как и в Европе, ребенок к подростковому возрасту чаще имеет телевизор в собственной спальне, чем отца, живущего с ним в одном доме. Даже если отцы где-то поблизости, сыновья не поддерживают с ними с контакт: на каждые 44 часа, проведенные мальчиками перед экраном телевизора, компьютера или смартфона, приходится лишь полчаса на разговоры с отцами. Почему эта проблема настолько серьезна именно в отношении мальчиков? На этот вопрос отвечает новая книга Филиппа Зимбардо «На связи? Как технологии нарушают контакт мужчины с его мужественностью» (1).

Psychologies: 

Так зачем мальчикам нужны отцы?

Филипп Зимбардо:  

Каждому человеку нужны и отец, и мать, потому что они любят ребенка по-разному. Материнская любовь по своей природе безусловна: мать любит ребенка уже потому, что его родила, потому что он был частью ее самой. Вы показываете маме дневник: «Мам, ну как?» Мама скажет: «Все хорошо, я люблю тебя. Учись, сынок». Отцовская любовь – обусловленная. «Тебе нужны карманные деньги? Ты не хочешь, чтобы я отключил твой компьютер? Тогда потрудись как следует». Это вечная дилемма отцов и сыновей: «Не рассчитывай, что все получишь задаром только потому, что родился и получил мою фамилию. Отцовскую любовь и уважение надо заслужить». Этого основного источника внешней мотивации лишен сегодня едва ли не каждый второй ребенок. Например, в Великобритании у каждого третьего мальчика отец живет отдельно от семьи. И каждого четвертого воспитывает мать-одиночка. Неудивительно, что мальчикам сегодня не удается расти настоящими мужчинами. Они отступают в киберпространство в поисках безопасности и признания, которого не могут получить больше нигде. Они плохо учатся в школе, не имея достаточной мотивации. Они считают естественным, что все за них делают другие (обычно матери), и стремятся избежать надвигающегося взросления и всего, что с ним может быть связано – ответственности, работы, которая не доставляет удовольствия и других утомительных обязанностей. Неудивительно, что массовая культура сегодня просто изобилует инфантильными героями, сексапильными юнцами (вспомните хотя бы теле- и кинофильмы «Чудаки», «Любовь и прочие неприятности», «Сводные братья», «Безбрачная неделя», «Мальчишник в Вегасе»), не имеющими практических целей, эмоционального интеллекта, не способными совершать поступки или брать на себя ответственность.

читайте такжеПрошлое, настоящее, будущее: что для нас важнее?

И учителя в школах – тоже, как правило, женщины…

Ф. З.:  

Да, 90% учителей в начальных школах – женщины. Среди них, конечно, встречаются прекрасные специалисты, но все-таки женщины чаще формируют в учениках навыки, которые хорошо даются девочкам – развитие мелкой моторики, например, в ущерб двигательной активности. Женщины-педагоги не особенно приветствуют на переменах подвижные игры, которые так необходимы мальчикам. А еще учительницы любят давать задания вроде сочинения в жанре личного дневника. Но мальчики не пишут дневники! Худший подарок для мальчика, на мой взгляд, – толстая тетрадь для ведения дневника! А мальчикам с высокой потребностью в движении врачи довольно часто ставят диагноз «синдром гиперактивности» и прописывают риталин, который на самом деле вызывает зависимость, и потребность в нем останется у человека на всю жизнь.

Но разве отсутствие отца на девочку не влияет?

Ф. З.:  

Юноши склонны прятаться от реальной жизни, а девушки, наоборот, еще активнее в нее включаются. Они усерднее учатся, работают и достигают большего. Мальчики все чаще бросают учебу в колледжах. В Великобритании во многих университетах студенток на 5-10% больше, чем студентов. Похоже, там скоро придется вводить обязательные квоты для юношей, потому что одна из причин, по которой девушки идут в колледж, – найти себе пару.

Но почему мальчики скорее отступают в киберпространство, чем девочки?

Ф. З.:  

Мальчики не особенно склонны предаваться саморефлексии. Им интересно действовать, совершать поступки, а девочек волнует жизнь людей, их чувства и отношения. Мир видеоигр побуждает действовать, но не думать и созерцать. Поэтому компьютерные игры не особенно привлекают девочек. И порнография им тоже кажется скучной. Ведь для девочек секс всегда связан с романтикой. А мальчиков привлекает больше визуальная сторона и физиология. Полагаю, мальчики мастурбируют больше девочек, но точной статистики по этому поводу нет. А кроме того, современное порно игнорирует сюжетную сторону отношений. Раньше, в старых порнофильмах хоть что-то происходило – случались какие-то истории, в ходе которых герои занимались сексом. А сегодня в таких фильмах речь идет об исключительно физическом контакте. И это ужасающим образом влияет на формирование юношеской сексуальности, потому что порно исключает любовь и романтические отношения. Порнография ориентирована на визуальное восприятие, поэтому мальчики даже не осознают того, что теряют – нежность прикосновений, поцелуи, общение, опыт преодоления границ. Когда вы посмотрите сто тысяч подобных эпизодов, они станут для вас социальной нормой. И в конце концов подросток начинает верить, что именно этого-то и хотят все женщины, девушки. Он не учится навыкам ухаживания, флирта, он не готов просто пригласить девушку на свидание.

книга на тему
Ф. Зимбардо «Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев»
Ф. Зимбардо «Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев» На что способен человек? И можно ли воспитать в себе героя? Автор знаменитого тюремного эксперимента подводит итог своих исследований и задается новыми, философского уровня, вопросами.

Мальчикам всегда это было непросто.

Ф. З.:  

Конечно, потому что они никогда не знают, что у девочек на уме. Но теперь, при отсутствии практики, наладить контакт становится еще труднее. Куда проще переселиться в виртуальный мир. Там его точно никто не отвергнет, не посмеется над ним. К тому же порнография перешла на новый уровень – она лучше имитирует реальность, становится все более вовлекающей, интерактивной. Надеваешь очки 3D, и вот уже женщина или мужчина на экране предлагает себя тебе. Иногда с ним (с ней) можно даже вступить в диалог, попросить, например, снять одежду. Скоро технологии позволят сообщать главному герою свою внешность. И тогда получится, что вы – именно тот герой, с которым мужчина (женщина) жаждет заняться сексом немедленно. Кого привлекут после этого обычные отношения? Мне кажется, что мужчин, которые не нуждаются в реальном партнере для удовлетворения сексуальных потребностей, становится все больше. Я бы назвал это «сексуальной единичностью», самодостаточностью. В Японии есть даже выражение для описания мужчины, не заинтересованного в реальном сексе, – soshoku danshi, что значит «травоядный мужчина». Боюсь, что такие травоядные мужчины становятся нашим всеобщим феноменом.

Что же делать, как восстановить связь мальчика с реальным миром?

Ф. З.:  

Есть разные способы. Родителям надо больше говорить со своими сыновьями об отношениях и сексе, чтобы они осознали, насколько порнография искажает реальную жизнь. Выбирать ему по возможности учителей-мужчин, подыскивать для него мужские компании, клубы, секции, где он найдет для себя мужчин-наставников. Пусть он занимается спортом, танцами – чем-то таким, что поможет ему наладить контакт с реальностью, с живыми людьми. Я не уверен, что картина кардинально изменится, но надо что-то делать, потому что наши мальчики не в порядке.

1. «Man (Dis)connected: How Technology Has Sabotaged What It Means To Be Male» (Ebury Digital, 2015).

Подробнее см. на сайте британской газеты The Guardian.

читайте такжеРоль отца: 7 открытий, о которых вы не знали
Источник фотографий: GETTY IMAGES
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье