psyhologies.ru
тесты
текст: Мария Ищенко,  Анна Терехова 

Расстрел в московской школе: что делать, чтобы подобное не повторилось?

3 февраля десятиклассник одной из школ в столичном районе Отрадное взял в заложники одноклассников, застрелил учителя географии и полицейского, пытавшегося его остановить. Можно ли было предотвратить эту трагедию? Мы обратились за комментариями к возрастному психологу Наталье Евсиковой и семейному психологу Елене Перовой.
alt
Psychologies:  Могут ли родители заметить, что с ребенком происходит что-то неладное?
Наталья Евсикова:   Родителям подростков это сделать непросто. Переходный возраст – трудное время и для детей, и для их родителей. Настроение и поведение подростка часто меняется, он то возбужден, то апатичен, то открыт, то замкнут. С ним постоянно что-то не так – и заметить, что это «не так» уже всерьез, может только тот взрослый, кто постоянно и заинтересованно общается с ним. И при этом – важное условие! – встречает ответное доверие. Была ли в семье десятиклассника из школы в Отрадном такая взаимная поддержка и внимание, мне трудно сказать, наверняка мы этого не знаем.

Еще один важный вопрос – что в семье ценится. Если мерило успеха – успеваемость, то картина мира такая: хорошие оценки – все хорошо, можно ни о чем не беспокоиться. Но есть еще и бурный мир отношений за пределами семьи, в котором подросток пытается освоиться, – и ему необходимо опираться на вечные ценности: любовь, справедливость, ему нужно чувствовать, что родители его поддерживают, чтобы все эти проблемы разрешать. Если же нет этого принятия, нет чувства безопасности, то результатом может стать агрессия – обращенная на самого себя или вовне.

Елена Перова:   В подростковом возрасте большинство детей редко откровенничают с родителями. Так что даже если что-то происходит с ребенком, взрослые скорее всего будут видеть то же, что и всегда: их подросток в плохом настроении, сидит за компьютером и на расспросы отвечает: «Все нормально, отстань». Кроме того, родителям бывает очень нелегко признать проблему и необходимость обратиться за помощью.

Если родители все-таки на это решатся, им важно грамотно сформулировать причины этого обращения, чтобы подросток не думал, что из него делают «психа» и «пациента». Лучше сделать акцент на проблемах в отношениях. Что-нибудь вроде: «Мне стало трудно находить с тобой общий язык. Я не понимаю, как мне лучше с тобой общаться, и хочу сходить по этому поводу к психологу. Сходи, пожалуйста, со мной, чтобы психологу было понятнее, в чем у нас проблема. Заодно, может, какие-нибудь свои вопросы задашь».

А чем могут помочь подросткам школьные психологи? Расскажите, как устроена их работа.
Наталья Евсикова:   Школьный психолог делает очень многое: он оценивает готовность всех школьников к обучению, помогает первоклассникам приспособиться к новым требованиям, пятиклассникам – освоиться с переходом в средние классы, консультирует учителей и родителей, следит за подготовкой к экзаменам, потому что это время стрессов и перегрузок и так далее, я еще даже половины его обязанностей не перечислила. Приходится признать, что на индивидуальную работу с детьми времени у многих психологов уже просто не остается. Хотя у опытного профессионала, работающего с учителями, которые его понимают и поддерживают, есть шанс сделать больше.
Елена Перова: Есть идеальная модель, а есть реальная ситуация в наших школах. И разница между ними велика. В идеале школьный психолог работает над отношениями в коллективе. Школьники проводят вместе значительное время на протяжении многих лет, и их отношения могут быть как ресурсом, так и источником напряжения и травматического опыта. Есть немало способов улучшить отношения в классе, например, с помощью тренинга на сплоченность. Школьный психолог может также помогать детям в решении их личных проблем, помогать при возникновении конфликтов с учителями. Если психолог находится в контакте с классом, знает о «подводных течениях», он может заметить изменения в эмоциональном состоянии кого-то из детей. Но это невозможно сделать, если психолог один, а классов – десятки. Если бы у психолога была возможность хотя бы иногда проводить в классе тренинг, тесты, он мог бы лучше представлять себе ситуацию: какие в классе отношения, есть ли между кем-то напряжение. Вместо этого он завален бумажной, административной работой. Да и в школе есть некоторое предубеждение: психолог обычно работает с детьми в учебное время, занимает какой-то классный час, учителей этой раздражает – считается, что уроки важнее.
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье