psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Алина Никольская 

Мне 52, и я страдаю оттого, что некому назвать меня папой

Бездетность может стать драмой не только для женщин, но и для мужчин, хотя мало кто из представителей сильного пола говорит об этом вслух. Психотерапевт Деклан Фитцсаймонс решился на признание.
Мне 52, и я страдаю оттого, что некому назвать меня папой ФОТО Getty Images 

Несколько лет назад я зашел в гости к своему другу, отцу двоих дочерей: одна из них тогда только родилась, другой было два года. Разговор зашел о том, каково это – быть отцом, и мой друг сказал, что готов отдать жизнь за своих девочек. Всю дорогу домой я не мог сдержать слез. Как бы я хотел испытывать это сильное чувство. Я, мужчина, который так хочет ребенка, – но почему в моей жизни этого не случилось?..

Нередко приходится слышать: «Для мужчин все по-другому. У вас же нет биологических часов». На этом вроде бы дискуссия заканчивается. В самом деле, что 52-летний мужчина может знать о страданиях женщины, жаждущей иметь ребенка? Мы не слышим этого тиканья биологических часов. Я, теоретически, могу и в 70 завести ребенка. Проблема в том, что слова «для мужчин все по-другому» подразумевают, что мужчины легче переносят бездетность. А отсюда один шажок к заключению: «Вы не представляете, что это значит для нас!» Бездетность преподносится как исключительно женская проблема: для женщин это страдание, а для мужчин нет. Может, это и так в большинстве случаев.

На каждом шагу жизнь напоминает мне о том, чего я лишен...

Но остаются те мужчины, которые страдают. Отличается ли их страдание от женского? Как? Имеет ли это значение?

На каждом шагу жизнь напоминает мне о том, чего я лишен. Вот я возвращаюсь из магазина и сталкиваюсь в садике около дома с соседкой и двумя ее малышами, мальчиком и девочкой. Дети во все глаза разглядывают паутину, протянутую между прутьев ограды, я здороваюсь и присоединяюсь к ним. Соседка говорит, что, наверное, мать-паучиха отдыхает после своей трудной работы и ее лучше не беспокоить. Я смотрю на лица детей, восхищенных этим зрелищем. Они прекрасны.

Деклан ФитцсаймонсДеклан Фитцсаймонс

В магазинах тоже не легче. Я всегда вежливо уступаю дорогу суматошным семьям с детьми, чувствуя себя при этом социально ущербным. Несмотря на любимую работу и хороших друзей, я кажусь себе не вполне полноценным членом общества – неженатый и бездетный мужчина. Меня не касается вся эта кутерьма вокруг школ, детских праздников и сопливых носов. Я посторонний, взирающий на все это со стороны.

Все еще может быть. Но с каждым годом кажется все менее вероятным. И хватит ли мне энергии, чтобы растить ребенка?

Как распутать это клубок чувств? Первым приходит сожаление, я начинаю напоминать себе об упущенных возможностях, о боли, которую кому-то причинил. Я не могу удержаться, чтобы не вспоминать те моменты моей жизни, которые сейчас хотел бы переиграть. Как все это мучительно. Этот вечер шесть лет назад, когда я умудрился за какой-то час сказать все, что нельзя было говорить ни в коем случае, самой подходящей мне женщине на свете. Именно потому, что она была самой подходящей. Я не позволял себе получить то, что хотел больше всего, и разрушил то, к чему стремился.

Вскоре она начала встречаться с кем-то еще, через два года они поженились. У них есть ребенок. Лучше бы я не знал об этом. Но я знаю. Знаю, что это девочка. Невольно я начинаю фантазировать, какой она могла быть, если бы была моей дочерью. Может, у нее были бы мои глаза? Моя улыбка? Каково это – видеть маленького ребенка, чье поведение, движения, манера говорить, смеяться, играть похожи на наши? Или же у нее были бы глаза моей возлюбленной? Какой радостью было бы вглядываться в это детское личико; сознавать, что мы привели в этот мир прекрасного ребенка, который вырастет в отдельную личность, но вместе с тем унаследует что-то от нас.

Я не позволял себе получить то, что хотел больше всего, и разрушил то, к чему стремился

С другой стороны, моя грусть питается мыслью о том, чего я лишен, страхом, что никогда не узнаю эту радость – услышать, как сын или дочь называет меня папой. Увидеть, как они делают первые шаги, успокаивать, когда они плачут, перед сном подтыкать им одеяло и читать сказки. Целовать их на ночь. Это еще может случиться в моей жизни. Но кажется все менее вероятным с каждым годом. И я снова спрашиваю себя: хватит ли мне сил, если все сбудется?

Кто-то из родителей, наверное, скажет обо мне: до чего же наивный парень, он что, не в курсе, как это трудно – быть родителем? Я правда не в курсе. Я не знаю, что значит недосыпать неделями. Быть истощенным, измученным, не иметь времени на себя. Одуревать от того, что читаешь одну и ту же сказку в 20-й раз. Нет, ничего этого я не понимаю. Но я понимаю другое – что такое чувствовать себя несостоявшимся. Не знаю, справлюсь ли я со всеми тяготами отцовской роли, но я очень хочу попробовать. Я не просто хочу стать отцом. Мне кажется, я создан быть отцом. Не имея ребенка, я не чувствую себя в полной мере мужчиной.

На днях у нас была дружеская встреча, на которую пришел четырехлетний Арчи со своей мамой Мэгги. Он не вошел, а ворвался в дверь с криком: «Я тут!». Пока взрослые обменивались улыбками, он уже собирал в кучу мягкие игрушки – пингвина, льва, жирафа, бегемота и устраивал в гостиной что-то типа лагеря, откуда можно было совершать набеги на кухню.

При первой возможности я оторвался от компании, чтобы поиграть с ним. Мы тут же стали лучшими друзьями, поскольку оба считали Капитана Америку супергероем номер один. Мы строили дома из Лего, устраивали битву плюшевых зверей. Потом мы отправились в соседнее кафе пить чай с тортом. По дороге Арчи взял меня за руку. Для многих родителей это такое обычное дело – ощущать маленькую ладошку в своей руке. Но для меня это было чем-то из ряда вон выходящим. Мы с Мэгги подняли его за руки с двух сторон и раскачивали, пока не устали. Для меня этот день был наполнен радостью благодаря маленькому мальчику, который только начинает осваивать этот мир.

А потом они ушли домой.

Подробней см. на сайте газеты The Guardian

Об авторе

Деклан Фитцсаймонс (Declan Fitzsimons) – экономист, психотерапевт, специалист в области организационного поведения. В 90-е работал в Восточной Европе, России и Казахстане. Преподаватель международной бизнес-школы INSEAD. Живет в Лондоне.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • Morfi   
    13 недель назад

Я в курсе. Я знаю, что значит недосыпать неделями. Быть истощенным, измученным, не иметь времени на себя. Одуревать от того, что читаешь одну и ту же сказку в 20-й раз. Да, я это понимаю. Но я понимаю другое – что такое чувствовать себя отцом, потерявшего ребенка. Я знаю, что справлюсь со всеми тяготами отцовской роли, и я очень хочу попробовать повторить. Я просто хочу стать вновь отцом. Я уверен, я создан быть отцом. Мой ребенок погиб в детстве...
Psy like0
  • orso   
    13 недель назад

Начиная читать статью, рассчитывал, что в конце будет какой-то необыкновенный совет, который покажет выход из ситуации. Но, к сожалению, ответа или совета нет. Женщина может родить ребенка "для себя" - мужчина вне брака -нет. Выхода нет? (с учетом российских социальных реалий)...?
Psy like0
  • rihana99   
    14 недель назад

Боже, как грустно! как жаль! сердце заныло. я ему очень сочувствую. и ему действительно не поздно.
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье