psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Елена Ратнер 

«Мне страшно общаться с мужчинами»

Каждый месяц один из читателей Psychologies получает возможность пройти консультацию с психотерапевтом Александром Бадхеном. Беседа записывается на диктофон: это дает возможность понять, что на самом деле происходит в кабинете психотерапевта. В этот раз на прием пришла Юлия.
alt

Юлия, 36 лет, бухгалтер

«Странная ситуация: оказываясь рядом с кем-то из мужчин, я обычно испытываю ужас и стыд, как будто сделала что-то неправильное, позорное. Эти чувства овладевают мною целиком, и у меня не получается от них отстраниться. Моя личная жизнь не складывается, да и на работе общаться с коллегами-мужчинами для меня непросто. Я много размышляла о причинах этих своих переживаний. И теперь мне кажется, мои чувства связаны с тем, что у меня был очень жестокий и властный отец. В детстве мы с братом (он на два года старше меня) очень его боялись. Папа часто кричал, говорил обидные, унизительные слова, причем придраться мог к самой безобидной мелочи. Но почему-то всякий раз я чувствовала сильный стыд за себя и за свой «ужасный» поступок. Сейчас я очень хочу избавиться от этого тягостного чувства. Хочу перестать стыдиться себя».

Александр Бадхен:  

Вы предполагаете, что чувство стыда и ваши страхи связаны с атмосферой, в которой вы росли.

Юлия:  

Я уверена в этом. Я хорошо помню, как отец унижал маму. А еще – как он вбегал иногда в мою комнату, кричал, если ему что-то не нравилось, обзывал меня. Самыми безобидными словами были «амеба», «одноклеточное».

А. Б.:  

Это очень унизительно и обидно.

Юлия (плачет):  

Да. И сейчас рядом с мужчинами я испытываю тот же ужас, страх, обиду. Чувствую себя такой же ничтожной, как и в детстве рядом с отцом.

А. Б.:  

У вас была возможность как-то ответить ему, дать отпор?

Юлия:  

Нет.

А. Б.:  

Вы не могли себя защитить. А ваша мама вас защищала?

Юлия:  

Наоборот, когда отец ее тиранил, она звала нас с братом. Мы прибегали, и он переставал ее обижать.

А. Б.:  

Она использовала вас как щит. А сама защитить себя не могла.

Юлия:  

Да. Она его очень боялась.

А. Б.:  

Но ваша мама продолжала с ним жить.

Юлия:  

Мама от него сильно зависела. Она приехала из другого города, в Москве, кроме него, у нее никого не было, и, видимо, она боялась остаться одна с двумя детьми.

А. Б.:  

То есть она не видела других возможностей. И сейчас вы тоже не видите других возможностей в общении с мужчинами.

Станьте участником «Первого сеанса»: вы можете отправить ваш рассказ и вопросы в редакцию по электронной почте info@psychologies.ru

Юлия:  

Да, часто бывает, что я, лишь познакомившись с мужчиной, не зная ни его характера, ни привычек, жду, что сейчас произойдет что-то ужасное.

А. Б.:  

Вы словно заранее оберегаете себя от отношений, которые могут стать разрушительными.

Юлия:  

В последнее время я много размышляла о том, что, наверное, мне нужно разрешить себе проявлять негативные чувства в отношениях с мужчинами, то есть быть собой. И общаться, преодолевая эти чувства.

АЛЕКСАНДР БАДХЕН, психотерапевт, один из основателей Института психотерапии и консультирования «Гармония» (Санкт-Петербург). Соавтор книги «Мастерство психологического консультирования» (Речь, 2006).АЛЕКСАНДР БАДХЕН, психотерапевт, один из основателей Института психотерапии и консультирования «Гармония» (Санкт-Петербург). Соавтор книги «Мастерство психологического консультирования» (Речь, 2006).
А. Б.:  

А вы можете описать ситуацию, когда пугающие вас чувства проявляются?

Юлия:  

Я занимаюсь на курсах английского языка. В нашей группе есть молодой человек... Для меня настоящая пытка встретить его перед занятиями на улице – от стыда и неловкости я готова провалиться сквозь землю. Но если мы видимся в аудитории, где есть другие люди, то я могу спокойно с ним разговаривать.

А. Б.:  

Встречаясь один на один, вы чувствуете себя беззащитной?

Юлия:  

Да.

А. Б.:  

Такое чувство уязвимости возникает в отношениях только с этим молодым человеком или с другими мужчинами тоже?

Юлия:  

Сейчас только с ним.

А. Б.:  

Вы испытываете симпатию к этому человеку.

Юлия:  

Ну, скорее да.

А. Б.:  

Получается, что пугающие вас переживания возникают, лишь когда человек небезразличен вам, когда важно его отношение и вы опасаетесь, что он вас не примет.

Юлия:  

Да (улыбается).

А. Б.:  

Вы улыбаетесь.

Юлия:  

Мне страшно!

А. Б.:  

Что вас так пугает?

Юлия:  

Мне уже 36 лет, а я до сих пор испытываю такие чувства!

А. Б.:  

Знаете, у меня такое впечатление, что вы сейчас себя не принимаете, наоборот, критикуете себя: «Юля, тебе 36 лет, как можно испытывать такие чувства...»

Юлия:  

Может быть.

А. Б.:  

Что сейчас происходит с вами?

Юлия:  

Мне хочется плакать.

А. Б.:  

Хочется плакать. Позвольте себе переживать то, что вы сейчас чувствуете.

(Юлия долго молчит.) 
А. Б.:  

Что происходит сейчас?

Юлия:  

Мне стало полегче.

alt
А. Б.:  

Смотрите, что получается. Вы критикуете себя: «Как можно в 36 лет испытывать такие чувства», словно ваши переживания неправильные, неадекватные. (Это напомнило мне слова вашего отца: «ты амеба», «ты не такая».) А когда вы разрешаете себе быть собой, ваше состояние меняется.

Юлия:  

Да, но мне сейчас не было стыдно.

А. Б.:  

Стыд напрямую связан с неприятием себя, с чувством неловкости.

Юлия:  

Да, действительно, неловкость была.

А. Б.:  

Неловкость была. Неловко, что я сюда пришла, сижу здесь такая вот, 36 лет...

Юлия (смеется): 

Вы говорите об этом по-доброму, не обидно. Это удивительно! Ведь я всегда считала, что, увидев мои недостатки, мужчина может испытывать лишь отвращение ко мне. А мое несовершенство должно вызывать у него желание меня унизить, затоптать.

А. Б.:  

Ваши недостатки вызывали подобную реакцию у отца, вы просто не знаете другого отношения к себе. И ожидаете ее от всех мужчин. Сейчас вы вновь улыбаетесь. Чему?

Юлия:  

Просто удивительно, что в вас этого нет.

А. Б.:  

Я нарушил ваши ожидания.

Юлия:  

Ну, в общем, да.

А. Б.:  

То есть вы готовились к тому, что и здесь придется защищаться.

Юлия:  

Наверное.

А. Б.:  

У вас есть брат. С ним вам тоже небезопасно?

Юлия:  

Да. Хотя он совсем не похож на отца. Вообще я мужчин делю на две категории: одни (как мой отец) – умные, но агрессивные, другие (как мой брат) – слабохарактерные, слабаки.

А. Б.:  

И к одним вы испытываете страх, а других не уважаете. Такой подход совсем не оставляет вам выбора.

Юлия:  

В последнее время все-таки что-то меняется в этой картине. Я думаю, что мужчина может быть не агрессивным, но внутренне очень сильным и что дело в его уверенности в себе. Он может спокойно, без давления, защитить свои позиции. Для меня это вообще открытие: способность защищать себя без насилия.

А. Б.:  

Вы говорите, что в последнее время меняетесь: лучше осознаете свои чувства, начинаете по-иному относиться к мужчинам.

Юлия:  

Да, я меняюсь. Но по-прежнему стыжусь себя. Мне трудно встать на свою сторону.

«Я ХОРОШО ПОМНЮ, КАК ОТЕЦ УНИЖАЛ МАМУ. КОГДА ЕМУ ЧТО-ТО НЕ НРАВИЛОСЬ, ОН КРИЧАЛ И НА НАС С БРАТОМ...»

А. Б.:  

Эта фраза – «мне трудно встать на свою сторону» – мне кажется ключевой. Потому что стыд рождается там, где мы себя не принимаем.

Юлия:  

А как принять себя, когда ты унижен, оскорблен?

А. Б.:  

Я хочу попросить вас снова обратиться к себе: что вы сейчас чувствуете?

Юлия:  

Злость на слабых людей. (После паузы.) На маму – за то, что она была так покорна, когда надо было бороться, защищать себя и нас с братом. Знаете, я, наверное, только сейчас начала понимать, что у меня на нее осталась огромная обида – за тот пример, который она мне подала. Ведь с детства я знала, что трудности нерешаемы, что все бесполезно, что отношение мужчины к тебе правильно, когда он тебя унижает. И при этом можно любить этого человека.

А. Б.:  

Как вам сейчас?

Юлия:  

Грустно.

А. Б.:  

Мне кажется, вы сказали очень важные слова. Вы очень обижены на маму за то, что она не защищала себя и вас и тем самым не подала пример того, как можно за себя постоять, как можно встать на сторону слабых.

Юлия:  

Сложись все иначе, думаю, мне было бы легче найти опору внутри себя, и я не чувствовала бы себя такой униженной.

Через месяц

Юлия: «Общаясь с Александром, я впервые разговаривала с тем, кто совершенно не похож на моего отца. Оказывается, не все мужчины – давящие и властные люди. Кроме того, терапевт помог мне увидеть, насколько сильно я не принимаю сама себя. Теперь, как только во мне просыпается внутренний критик, я это замечаю и говорю себе «стоп». И мне становится немного легче. И все же у меня недостаточно сил для того, чтобы вдруг перестать осуждать и не критиковать себя, чтобы видеть не только свои слабости, но и сильные стороны. Поэтому я начала посещать психолога».

Александр Бадхен: «Семья, в которой мы выросли, сознаем мы это или нет, продолжает существовать внутри нас и служит ориентиром. Юлия росла среди унижения, эмоционального насилия, отвержения. В такой атмосфере выжить можно, если никому не доверять, не расслабляться, быть постоянно готовой к агрессии. Ведь если с нами так поступают самые близкие люди, чего тогда ждать от других? Став взрослой, она продолжает воспринимать окружающий мир опасным, жестоким, холодным. В нем не на что и не на кого опереться, в нем никому нельзя доверять, в том числе – себе. Эти переживания – основа ее серьезного внутреннего конфликта. Чтобы помочь изменить сложившуюся внутреннюю ситуацию, необходима атмосфера принимающих отношений, в которой постепенно сможет сформироваться новый образ себя. И это потребует длительной работы со специалистом».

В целях конфиденциальности имя и некоторые личные данные были изменены.

Запись разговора публикуется с сокращениями.

Источник фотографий: Борис Захаров
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


и где же найти, или как попасть в среду принимаюшюю меня,ведь вокруг все те же люди от которых и складывается комплекс??
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Услышать сигналы тела и суметь их расшифроватьУслышать сигналы тела и суметь их расшифроватьБудет ли легкомыслием думать, что наше лицо, фигура, кожа, руки или форма ушей говорят нечто важное о нашем темпераменте, эмоциях или личной истории? Что мы можем узнать с помощью телесной психотерапии о нашем уникальном способе бытия в мире? Что знал Фрейд о языке симптомов и какую пользу работа с телом принесла нашей героине? К каким методам следует относиться с осторожностью и почему принципы психосоматики особенно эффективны при лечении детей? Краткий весенний курс взаимопонимания тела и души. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты