psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Елена Ратнер 

«Я отравляю жизнь себе и своим близким»

Я многие свои поступки не могу себе объяснить. Может быть, причина в том, что мои родители никогда со мной не разговаривали о моей жизни: их не интересовало то, что происходит в школе, какие у меня проблемы с друзьями. Для них было самое главное, чтобы в семь часов я была дома, никуда не уходила. Мама, конечно, была не против меня, но она боялась отца...
 – психотерапевт, один из основателей санкт-петербургского Института психотерапии и консультирования «Гармония». Соавтор книги «Новая психология и духовное измерение» (совместно с В. Каганом, Гармония, 1995) и сборника «Мастерство психологического консультирования» (Речь, 2006). – психотерапевт, один из основателей санкт-петербургского Института психотерапии и консультирования «Гармония». Соавтор книги «Новая психология и духовное измерение» (совместно с В. Каганом, Гармония, 1995) и сборника «Мастерство психологического консультирования» (Речь, 2006).

Каждый месяц один из читателей Psychologies получает возможность встретиться с психотерапевтом Александром Бадхеном. Их беседа записывается на диктофон: расшифровка дает возможность понять, что на самом деле происходит в кабинете психотерапевта. В этом месяце на консультацию пришла Полина.

Полина, 36 лет, экономист

Александр Бадхен:  Полина, что побудило вас принять предложение Psychologies?
Полина (после паузы, волнуясь):  Я не знаю, с чего мне начать… С детства, может быть? Я очень сильно боюсь, у меня даже руки и ноги дрожат.
А. Б.:  А чего вы боитесь?
Полина:  Я боюсь неизвестности. Вот сейчас, например, не знаю, как начать наш разговор.
А. Б.:  Но вы его уже начали.
Полина:  Да... У меня был очень строгий папа. Я его боялась – всегда. Когда он находился рядом, я постоянно ждала, что он меня будет ругать – за то, что я что-то опять неправильно сделала.
А. Б.:  Папа вас ругал?
Полина:  Да, постоянно. До 16 лет. (После паузы.) Папы уже нет почти 20 лет.
А. Б.:  В шестнадцать лет не стало папы?
Полина:  Да. Но знаете, я тогда почувствовала облегчение. Спустя несколько дней, когда острое горе утихло, вдруг подумала: «А ведь я теперь могу спокойно ходить в гости к подругам, они могут мне звонить». Папа не разрешал этого. Я ясно помню, как тогда впервые почувствовала себя свободной. Когда он был жив, я постоянно себе говорила, что в будущем никто не станет мной командовать, повышать на меня голос. Но потом это забылось. Мой первый брак был очень похож на брак моих родителей. Мой первый муж был деспотичный неуравновешенный человек.
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • ozero   
    265 недель назад

Я по-прежнему все еще срываюсь время от времени, но у меня изменилось отношение к самой ситуации. (...) в том, что со мной случается, нет моей вины – скорее сила обстоятельств. хахаха... миленько - свалить вину на обстоятельства, а саму себя считать белой и пушистой! и продолжать срываться на близких!
Psy like0

Так Инна или Полина? :)
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье