«Лучше бы ударили!»

«Мы же тебя не били!» — говорят иногда родители, подразумевая, что не причиняли ребенку вреда. Но эмоциональное или вербальное давление практически так же влияют на детскую психику, как и физическое насилие. Об этом мы поговорили с психодрама-терапевтом Андреем Вишняковым.
«Лучше бы ударили!»

Psychologies: Почему взрослые кричат?

Андрей Вишняков: Громкие звуки позволяют нам высвобождать накопившуюся энергию, сбрасывать напряжение. Откуда эта энергия берется? Ответ — в нашей животной природе. Наши далекие предки не сдерживались, вели себя естественно. Социальных запретов было гораздо меньше, зато было много плясок, пения, шаманских ритуалов по сбросу и освоению мощной энергии.

А нам, современным городским жителям, приходится быть вежливыми и сдержанными. Мест, где можно применить телесную энергию, мало — мы целый день на работе или учебе. Животная энергия накапливается в нас. Плюс к этому в нас есть боевая, воинская энергия, предназначенная для битвы с врагами или охоты. Когда эта энергия не расходуется, она может обращаться на «воспитание» собственного ребенка.

Взрослые кричат на детей с целью сбросить энергию. Пришел папа с работы, наорал, все по углам от страха, а ему стало хорошо и радостно. Но ребенок в такой момент «работает громоотводом».

Что происходит с ребенком, на которого кричат?

Для маленького ребенка крик — это рык страшного зверя. Ребенок ощущает посыл энергии в свой адрес. А если родитель ударит? Ребенок ведь не знает, что будет потом, он целиком во власти родителя, а родитель зол и непредсказуем.

У меня были сотни клиентов, и когда мы с ними разбирали сцены вербальной агрессии «воспитания», я ни разу не слышал от них, что в этот момент мама или папа орали из любви. Наоборот, все говорили: «Мама и папа не любили меня за то, что я натворил». И большинство считали, что это они, дети, были виноваты в том, что случилось, в том, что родитель взбесился и орет. Ребенку страшно, что он своими действиями «довел» родителя. А самое страшное — «Меня не любят! Я что-то натворил, за что меня разлюбили!». Ему непонятно, навсегда ли это или временно.

Редкие исключения бывают среди детей постарше, когда ребенок понимал, что крик вообще не про него, а мама, например, психует из-за развода. Или что отец всегда себя так ведет, когда пьян. Но надо помнить, что ребенок — заложник, ему некуда уйти из ситуации вербального террора.

Реакция на удар — боль и гнев. Реакция на крик и манипуляцию — страх и беспомощность

В самом плохом варианте, когда ребенок совсем не умеет анализировать ситуацию, смотреть на родителей со стороны, ему грозит постоянный страх сделать что-то не так и дальнейшая жизнь с ощущением «я плохой», «зачем я вообще родился?».

К счастью, психика ребенка очень адаптивна, ко всему приспосабливается, может и это все переварить, отодвинуть и найти способы для восстановления. В воинственном варианте вербальной агрессии родителя ребенок учится наращивать силу, защищать границы и ждет, когда станет физически сильнее.

Агрессия может и не выражаться в громком крике. Возможно, взрослый все держит под контролем, не повышает голос. Его агрессия выражается в том, что он манипулирует ребенком, подавляет его волю, внушает ему чувство ничтожности и неполноценности.

Или, например, ребенка «воспитывают» бесконечными разговорами. У меня были клиенты, чаще мужчины, которые в детстве запирались в ванной или туалете, а мать стояла под дверью и зудела. А у некоторых девочек отцы часами стояли над душой, пока дочь делает уроки. Это настоящая пытка!

Реакция на удар — боль и гнев (пусть и подавленный, невыраженный). Реакция на крик и манипуляцию — страх и беспомощность. И то и другое плохо. Но в гневе есть сила, а в страхе ее нет. Об этом и говорит фраза, на первый взгляд парадоксальная, которую не раз приходилось слышать от клиентов: «Лучше бы ударили!»

Как быть взрослым, пережившим в детстве вербальное насилие?

Первый шаг — осознать: сейчас я взрослый человек. В детстве папа (мама) были физически сильнее меня, поэтому я не мог уйти, не мог заорать в ответ, хлопнуть дверью, послать на фиг, оттолкнуть или ударить. Силы были не равны. Позволил ли бы я сейчас папе так орать на себя?

Большинство моих клиентов в такой ситуации заявляют: «Отец, будешь продолжать орать, больше не приеду в гости, не привезу внуков». Это не шантаж, это нормальная защита границ.

Второй шаг — понять, что происходило с родителем. Не для того, чтобы «понять и простить», а для того, чтобы научиться замечать эти психологические состояния и не воспроизводить автоматически родительское поведение.

«Лучше бы ударили!»

Что происходит с родителем, который кричит?

Крик — это громкость. А для чего она нужна? Не только для устрашения, но и для того, чтобы донести до ребенка информацию. Тому, кто повышает голос, часто кажется, что другой его не слышит и надо говорить громче, что так будет «понятнее». А ребенок в силу возраста может действительно не понимать, что ему говорят. И, конечно, крик только пугает его, а не учит.

Еще одна причина — бессилие родителя. У него нет сил вразумить ребенка, сделать его жизнь правильной и безопасной — как ее видит родитель. Причем он может быть прав: например, когда ребенок в игре что-то поджигает. Родителю становится страшно и за ребенка, и за себя. В этот момент он воспринимает ребенка не как младшего, которого надо обучать, а как разрушителя уютного, спокойного мира. Ребенок вносит в мир что-то дестабилизирующее, с чем надо иметь дело.

Так мать орет на ребенка, который споткнулся и разбил колено: «Ты что, совсем дебил? Ты под ноги можешь смотреть?!» Не странно ли: в момент, когда надо пожалеть, мать орет?

Да потому что ребенок «взорвал» ее мир, ее спокойное состояние. Он просто «агрессор» в этот момент, и надо много терпения и любви, чтобы вдохнуть, выдохнуть, принять, что и такое случается, и обнять ребенка. И только когда боль утихнет и все забинтуется, возможно, придет время воспитания.

Как работать с собой?

Понимаю, что не все пойдут на терапию, но можно что-то делать и самостоятельно. Последите, как вы воспитываете детей, как доносите до близких информацию. Как реагируете, когда вас не понимают или не принимают вашу позицию. Исследуйте, что вас так цепляло, что вы повышали голос? Какие чувства вы испытывали к тому, на кого кричали? Сравните это с тем, как было в вашем детстве.

Последствия вербальной агрессии у взрослых разнообразны: беспричинные вспышки ярости, низкая терпимость, невозможность вынести что-либо неприятное. Или наоборот, привычка все терпеть и где надо, и где не надо. Плохой контакт со своими чувствами. Недоверие, а как следствие — страх вступать в отношения. Застрявшая агрессия, часто в виде пассивной и фоновой, что может вылиться в повышенную тревожность.

Какие бы выводы о себе ни сделал ребенок, они были сделаны в условиях агрессии, под влиянием тяжелых обстоятельств

Главное знание, которое может помочь: какие бы выводы о себе ни сделал ребенок, они были сделаны в условиях агрессии, под влиянием тяжелых обстоятельств. Их надо пересмотреть с позиции взрослого.

Нельзя верить тому, что говорил родитель в состоянии ярости. Все нужно перепроверять из своей сегодняшней, спокойной целостной позиции. Даже если родитель говорил правильные вещи и вам это помогло в жизни.

Вместе с золотом мудрости наверняка подложили гнили. Блеск мешает ее увидеть, но она продолжает потихоньку гнить в вашей жизни. Не выбрасывайте золото, но отодвиньте его на время и разберитесь с гнилью, чтобы не таскать ее с собой и не передавать своим детям.

И еще можно сказать: «Я молодец, я выжил! Спасибо, что только орали, а не били. Вы помогли мне лучше понять: во благо только то, что делается и говорится из любви. А любовь — это когда думают о другом, когда заботятся о том, как на нем отразятся слова и действия. У вас не было выбора, как действовать, а у меня есть, я знаю, каково это, когда на меня орут. И я сделаю все, чтобы не повторять ваших ошибок!»

Об авторе

Андрей Вишняков

Андрей Вишняков — психолог, психодрама-терапевт, телесно-ориентированный терапевт, супервизор, преподаватель, коуч, ведущий тренингов. Подробнее на его сайте.

Текст: Андрей Вишняков 
Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты