psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Александра Григорьева 

Когда пора заканчивать психотерапию?

Краткосрочная или многолетняя, гештальт или психоанализ – сеансы продолжаются некоторое время… и заканчиваются. Но кто определяет, когда настало время завершить терапию? Мнения и свидетельства.
Шарики в небе ФОТО Getty Images 

«Пришло время остановиться или еще продолжать? Я не могу принять решение, – рассказывает 38-летняя Наталья. – И по-прежнему один раз в неделю приезжаю на консультацию к психотерапевту. При этом у меня сохраняется ощущение, что основная часть работы уже проделана и я больше не нуждаюсь в помощи. Но я не решаюсь прекратить наши встречи…»

Как определить, что пришло время завершить свою психотерапию? Это простой вопрос, на который нет простого ответа. Психоаналитики и психотерапевты разных направлений уверены в том, что сомнения пациента – верный признак того, что время прекращать сессии еще не пришло. И все они говорят о том, что прекращение терапии – это сложный процесс. Прежде всего потому, что речь идет о завершении отношений двух людей. «Но нередко сеансы прерываются, когда пациент просто перестает приходить, несмотря на то что психолог считает, что продолжать работу необходимо», – с сожалением констатирует психотерапевт Татьяна Бедник. Мы попросили психотерапевтов разных школ и направлений рассказать о том, как конструктивно и безболезненно завершить психотерапию.

читайте такжеГлавные виды психотерапии

Временное или постоянное сотрудничество?

В большинстве психотерапевтических школ окончание терапии оговаривается на первой встрече. Это относится к терапиям краткосрочным и длительным (поведенческая, когнитивная, гештальт-терапия, транзактный анализ…). В этом случае психотерапевт и пациент заключают временный союз, поясняет психотерапевт Кристоф Андре (Christophe André): «Ставят определенную цель этой совместной работы (страх, фобия, трудности в общении, прокрастинация…) и согласовывают длительность: 5 встреч, 6 месяцев, год, два года…». Как правило, когда цель достигнута, терапия завершается. 28-летняя Анна за 12 сеансов преодолела свою застенчивость: «У меня есть еще куча других проблем, но в тот момент мне просто необходимо было избавиться конкретно от этой».

Для психоанализа, напротив, время окончания работы определить намного сложнее. «Я пошла к психоаналитику с общим неопределенным недомоганием и с единственной целью – улучшить свое самочувствие, – свидетельствует 48-летняя Наталья. – Я знала, что это займет много времени, и мне было безразлично, сколько. Чем дальше я продвигаюсь, тем больше ощущаю потребность продолжать. Но до каких пор?» Так как «абсолютное психическое здоровье» – это иллюзия, еще Зигмунд Фрейд, основатель психоанализа, задавался вопросом, «существует ли естественное завершение психоанализа, возможно ли в принципе довести такой анализ до конца»1. Тем не менее он допускал, что курс лечения можно заканчивать при двух условиях: симптомы, страхи или препятствия, послужившие причиной обращения пациента, более не причиняют ему страданий; а работа с бессознательным позволяет не опасаться возвращения проблемы.

Таким образом, «ни я, никто из моих коллег никогда не скажет вам: «психоанализ завершен», – поясняет психоаналитик Жан-Пьер Винтер (Jean-Pierre Winter). – Мы просто не можем этого знать. И у нас не может быть уверенности в том, что пациент не воспримет эти слова как отказ от него». Каждый должен сам определить, когда перестать посещать психоаналитика. Но и не сделать это преждевременно…

читайте также

Нужна ли учителю психотерапия?

Преодолимое желание сбежать

«Сложно удержаться от соблазна спрыгнуть с движущегося поезда», – рассказывает о своем опыте 42-летний Виктор. Дважды за последний год он начинал психотерапию. В любой терапии возникает момент, когда кажется, что бегаешь по кругу, отмечает Виталина Чибис, психоаналитически-ориентированный психотерапевт: «Непонятно, что еще можно сделать и к чему это приведет. Уже ощущаются определенные перемены, но они поверхностны и во многом направлены на то, чтобы порадовать психотерапевта». Именно в такие моменты и может появиться нежелание углублять работу. «Я дважды встретился с психотерапевтом и думал, что справился со своими проблемами. В действительности я топтался на месте. В последующие месяцы я вновь скатился к привычному для меня и невыносимому для близких стилю общения. Я вернулся к терапии, только когда наконец решился говорить о главной проблеме, о которой старался просто не думать и которая управляла мной, моим поведением, моей жизнью».

Подобное преждевременное прекращение встреч с психотерапевтом часто означает, что «где-то в процессе переноса возникла проблема», – считает Жан-Пьер Винтер. Перенос был открыт Зигмундом Фрейдом. Во время этого процесса (он возникает во время психоанализа) пациент в отношениях с терапевтом воссоздает желания и чувства, которые он испытывал по отношению к своим родителям. Он заново переживает тревоги, обиды, внутренние конфликты, неосуществленные ожидания, сильные эмоции в безопасных условиях психоанализа. «Благодаря тому, что аналитик не оценивает и не осуждает, а внимательно слушает и принимает его чувства, пациент лучше понимает самого себя». Отношения пациента и аналитика ограничены строгими рамками, и это позволяет не путать терапевтические отношения с реальными. И все же каждый пациент неизбежно вновь переживает волнение, связанное не с психотерапевтом, а с человеком, которого тот представляет. «Я в гневе покинул своего аналитика, так как у меня сложилось впечатление, что он меня не уважает», – сожалеет 38-летний Марк. Татьяна Бедник поясняет: «Резкое прекращение терапии может быть одним из способов воссоздать сценарий прошлого, при котором, например, начатое никогда не заканчивалось. В таком случае задача психотерапевта и аналитика в том, чтобы помочь пациенту понять причины его желания бросить терапию и так избежать самообмана».

читайте также

Звездные войны психологов: месть Фрейда

Ощущение свободы

«Однажды я ясно поняла, что все действительно завершилось, – вспоминает 33-летняя Кристина. – То, из-за чего я пришла почти полтора года назад на терапию, перестало мучить меня. Впервые за долгие годы я могла спокойно общаться с матерью и ясно говорить ей «нет», когда она по привычке продолжала встревать в мою жизнь. Я не совсем представляю механизм того, что со мной случилось, но это произошло».

Как отличить исцеление от ложного результата? По мнению Виталины Чибис, в целом «начинаешь лучше себя чувствовать, понимаешь, что можешь жить без своего психотерапевта». Болезненные симптомы стихают. «Очень важно, – считает Кристоф Андре, – обрести некоторую степень свободы по отношению к этим симптомам. Например, можно по-прежнему бояться чего-либо, но перестать быть рабом этого страха». Видимое улучшение является результатом работы над невидимым: убеждениями, обидами, образами, создающими проблемы в поведении или во взаимоотношениях.

Психоанализ – и не только он – рассматривает другой феномен в качестве сигнала к окончанию курса терапии: «прекращение переноса». «Жак Лакан (Jacques Lacan) говорил, что существует три этапа психоанализа, – напоминает Жан-Пьер Винтер. – На первом этапе, когда я говорю, это на самом деле не я, и обращаюсь я не к тому, к кому адресованы мои слова. На втором этапе говорю уже я, но по-прежнему обращаюсь не к своему собеседнику. В конце курса я уже общаюсь действительно со своим собеседником, психотерапевтом».

Основатель транзактного анализа Эрик Берн (Eric Berne) формулировал то же самое иначе. «Он считал, что курс заканчивался тогда, когда пациент в состоянии воспринимать своего психотерапевта как взрослого, а не как опекающего или контролирующего Родителя в контексте трех состояний Я», – объясняет транзактный аналитик Вадим Петровский. По сути, терапия завершается тогда, когда пациенту через личность психоаналитика удается свести все счеты с теми, кого он представляет, и примирить реальность с образами2.

читайте такжеСкайп – будущее психотерапии?

Последний сеанс…

Поведенческая и когнитивная терапия, гештальт-терапия, транзактный анализ и некоторые другие виды психотерапевтической помощи предусматривают в конце курса одну или две заключительные встречи. «Накануне я перечитываю все записи, сделанные во время наших встреч. Пациент также подводит свои итоги, и я ему рассказываю о том прогрессе, которого он достиг», – объясняет Татьяна Бедник. «Последнему сеансу присуща некоторая торжественность, – замечает Кристоф Андре. – Я должен убедиться, что пациент хорошо воспринял все то, над чем мы работали. Напоследок я ему даю несколько поддерживающих советов на будущее». Иногда пациент и психотерапевт договариваются встретиться спустя 6 месяцев, чтобы подвести итоги.

Ничего подобного не происходит в психоанализе. Жан-Пьер Винтер рассказывает: «Бывает, в начале сеанса пациент заявляет, что больше не придет. Или упоминает о желании закончить анализ и одновременно раскрывает целую палитру внутренних рассуждений, которые могут способствовать его исцелению». Кристина с юмором вспоминает свой последний сеанс: «Было немного странно. Нам больше нечего было друг другу сказать…просто потому, что сказать было в принципе больше нечего! Мы тепло пожали друг другу руки. И на этом работа кончилась». «Последний сеанс имеет печальный оттенок, – отмечает Кристоф Андре. – Заканчивается история взаимоотношения двух человек. Мне тоже грустно, но преобладает чувство гордости, сродни тому, что испытывает мать, отправляя своего ребенка во взрослую жизнь».

А что потом? «А потом я три часа проплакала, – признается Кристина. – Я сдерживала себя, чтобы не броситься к телефону и не записаться на очередной прием. И только на следующий день почувствовала, что перевернула эту страницу своей жизни». Жан-Пьер Винтер подтверждает: «Непосредственно после завершения сеансов обязательно что-то происходит. Психоаналитику этого не сообщают, но косвенно он узнает. И для него это тоже важный опыт! Некоторые пациенты спят сутки напролет, у некоторых отмечается резкая боль в суставах. Некоторым снятся невероятные сны, и они не представляют, как можно об этом не рассказать своему психоаналитику». А потом оказывается, что можно. Стало возможно.

читайте такжеТомограмма предсказывает эффективность психотерапии

«Мой психолог не хочет, чтобы я прекратила терапию»

«Я хотела закончить наши встречи, сказала об этом психотерапевту во время нашей сессии в четверг, он был с этим решением не согласен, – рассказывает 29-летняя Светлана. – Тем не менее я перестала его посещать…» Имеет ли право психотерапевт возражать против ухода своего пациента?

«Независимо от того, завершена терапия или нет, вы имеете право в любой момент остановить ее, и никто не может помешать в этом», – напоминает психотерапевт Кристоф Андре (Christophe André). Но у психолога также есть право не согласиться с вашим намерением и сказать вам об этом. «Отказ трудно интерпретировать в отрыве от ситуации и от той формы, в которой он был сформулирован, – считает психоаналитик Жан-Пьер Винтер. Нередко в процессе психоанализа намерение уйти говорит лишь о желании пациента убедиться в том, что психоаналитик заинтересован в продолжении работы, что пациент интересен ему». Другими словами, он грозится уйти в надежде, что его удержат. Роль психотерапевта в таком случае заключается в том, чтобы «выявить метафорический уровень требования пациента об окончании сеансов: пытается ли он расстаться со своим психотерапевтом, вместо того чтобы, например, расстаться со своей матерью?» – продолжает Жан-Пьер Винтер. В любом случае нежелание дожидаться зеленого света или согласия своего психотерапевта на окончание сеансов может служить – но не всегда! – хорошим показателем.

1 З. Фрейд «Конечный и бесконечный анализ» (МГ Менеджмент, 1998).
2 С точки зрения транзактного анализа существует три состояния нашего «Я»: Родитель, Ребенок и Взрослый. Эти состояния влияют на наши потребности и наше поведение.
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье