psyhologies.ru
тесты
текст: Галина Черменская 

Мать и отец: какая разница?

Папа может заботиться о детях не хуже мамы. В чем тогда его особая роль в жизни ребенка? Нужно ли родителям поделить между собой строгость и нежность, авторитет и опеку? Попробуем разобраться.
alt

Пожалуй, нас больше не удивляет, что мужчины присутствуют при родах, встают по ночам к плачущему младенцу, меняют ему памперсы, кормят из бутылочки, купают, а когда ребенок подрастает, рассказывают ему сказки на ночь, проверяют уроки и ходят с ним по врачам. Современная семья непохожа на ту, в которой росли мы сами, не говоря уж о наших родителях, бабушках и дедушках. Распределение ролей стало более гибким. Женщины погружены в работу не меньше, а порой и больше мужчин, но это не единственная причина, почему их мужья стали активней заниматься детьми. Многим современным отцам хочется не просто продолжить свой род, но и быть ближе к детям, построить с ними доверительные, эмоциональные отношения.

Такое впечатление, что пора пересматривать функции матери и отца, особенно их роль в психическом развитии ребенка. Да, столетие назад, когда модель патриархальной семьи была еще незыблемой, основатель психоанализа Зигмунд Фрейд имел все основания четко разделить материнские и отцовские функции. И сегодня в психоанализе мать отождествляется с объединением, именно она «ответственна» за душевное равновесие ребенка. Отец же воплощает закон. Благодаря ему ребенок отделяется от матери и учится правилам жизни в обществе, среди других людей. Но теперь, когда многие отцы включаются в уход с первых дней жизни ребенка, а многие матери растят детей одни (а значит, берут на себя и отцовские функции), – справедливо ли предложенное Фрейдом разделение ролей? Занимает ли отец по-прежнему особенное место?

читайте такжеКогда воспитывает (только) мать

Между властителем и приятелем

Разумеется, и сейчас отнюдь не все отцы готовы сойти с пьедестала. Авторитарный отец, как и в прежние времена, отдает приказы, диктует домочадцам свои правила, запрещает и разрешает, никогда не объясняя своих мотивов. Однако таким отцам сейчас нелегко – они вступают в противоречие с нашим временем. Хотя бы потому, что в обществе утвердилась новая концепция воспитания: она обязывает родителей считаться с желаниями ребенка и уважать его индивидуальность. «Существуют общественные организации, которые пытаются отстаивать традиционные роли в семье: отец – хозяин и добытчик, мать – хранительница очага, – комментирует семейный психотерапевт Варвара Сидорова. – Но их воинственная риторика говорит о том, что на самом деле они пытаются отрицать реальность».

Другая крайность: отцы – приятели своих детей, которые общаются с ними на равных, как бы игнорируя разницу поколений. Они всегда готовы отвлечь ребенка от уроков или мытья посуды, чтобы поразвлечься. А вот воспитание – не их забота.

Если для отцов-традиционалистов иерархия в семье – главное, то для отцов-приятелей ее не существует вовсе. «Такое отсутствие дистанции не идет ребенку на пользу ребенку, – подчеркивает психоаналитический психотерапевт Светлана Федорова. –Взрослые и дети принципиально неравны, и для ребенка очень важно принять связанные с этим ограничения». Разница поколений и принятие ограничений – эти понятия фундаментальные для воспитания. «На них строится способность уважать других людей, признавать различия между ними и стремиться к чему-то большему, – продолжает Светлана Федорова. – Но если отец сам не знает личных границ, он не может дать представление о них ребенку».

У авторитарных отцов и отцов-приятелей есть одна общая черта – «они воспринимают отцовскую роль однобоко, – считает психоаналитик Патрик Авран (Patrick Avrane). – Они не умеют быть гибкими, проявлять себя по-разному, сочетать разные качества – твердость, нежность, юмор, умение воспитывать, передавать ценности, играть». Когда отец не чувствует себя «на своем месте», это сказывается на отношениях в паре. Если мужчина ведет себя как начальник, женщина чувствует, что он отрицает ее роль в семье, а ей еще и приходится защищать ребенка от произвола. Если же муж не напоминает о правилах, то женщина живет с ощущением, что в ее семье – одни дети, которые плохо себя ведут. «А ребенок тем временем не знает, на кого из родителей опереться, кого слушаться, чью сторону занять в конфликтах», – заключает Патрик Авран.

«Я слишком хорошо знаю, как важна семья для человека»

Максим Леонидов, 52 года, музыкант, актер, композитор. Отец Марии (10 лет) и Леонида (6 лет).Максим Леонидов, 52 года, музыкант, актер, композитор. Отец Марии (10 лет) и Леонида (6 лет).

«Когда родилась Маша, мне было уже 42. Честно говоря, эйфории я не испытал. Скорее растерялся – надо было что-то делать с этим маленьким существом, которому в первые дни больше нужна мама, чем папа… У меня было непростое детство. Рано умерла мама, отец (Леонид Леонидов – артист Ленинградского театра комедии. – Прим. ред.) остался со мной один. Потом в нашем доме появилась женщина, отношения с которой у меня не сложились совсем. Какое-то время я жил в интернате, потом с отцом. Он то брал меня с собой в театр, то какие-то тетушки за мной ухаживали, то я был сам по себе. Дикорастущий ребенок. И только когда мне исполнилось одиннадцать, отец женился на женщине, которая смогла заменить мне мать. Поэтому я слишком хорошо знаю, насколько важна семья для человека. Сейчас Маше десять, Лене шесть. Я стараюсь дать им как можно больше тепла. С удовольствием наблюдаю, как они играют. Охотно отвлекусь от дел, если у них есть ко мне что-то важное. Сейчас учу Леньку плавать… А вообще живем без капризов и истерик. Не могу сказать, что мы как-то особенно занимаемся воспитанием, все происходит само собой. Гармония и любовь в семье – это и есть лучшее воспитание».

Записала Елена Губайдуллина

читайте такжеКомплекс Электры: синдром покинутой девочки?

Смешение ролей

Как же отцу занять свое законное место в доме, не превращаясь ни в тирана, ни в кидалта? Ведь отцам в любом случае предъявляют претензии: они слишком навязчивы или слишком дистантны, слишком властные или слишком слабые, незрелые или косные. От них все время требуют соответствовать высокому идеалу отца – героя, защитника и спасителя. Каждый мужчина вынужден сравнивать себя с этим недостижимым идеалом и неизбежно испытывать разочарование. Несмотря на это, сегодня мы видим «новых отцов», которые пытаются если не быть идеальными, то по крайней мере избежать крайностей. СМИ и киноиндустрия одновременно пропагандируют «новое отцовство» и посмеиваются над ним, и это естественно: всякая новая тенденция в культуре воспринимается общественным мнением неоднозначно, пока не утвердится окончательно. В западных странах уже никого не удивляет, когда отцы берут отпуск по уходу за новорожденным. Один из лидеров в этом смысле Швеция, где таких отцов 90%*. В России «декретный отпуск» для мужчин еще редкость, но это, может быть, единственный показатель, по которому наши «новые отцы» сильно отстают от западных. Что же отличает «новых отцов»? Дело не только в том, что теперь они включаются в заботы о ребенке, едва он появился на свет. «Отцы сегодня не боятся проявлять теплые чувства, быть более мягкими, нежными, ласковыми, – говорит Светлана Федорова. – Ведь в каждом мужчине есть не только мужская, но и женская часть личности, в каждом живет внутренний ребенок. А с кем, как не с детьми, можно расслабиться и позволить себе быть собой?»

Кроме того, все чаще главным инструментом отцовского воспитания становится не приказ, а договор. Но это приводит к тому, что в определенном смысле роли отца и матери размываются. «Все чаще родители делят между собой авторитет и эмоции, – констатирует семейный психотерапевт. – Не только отец ухаживает за ребенком, но и мама устанавливает правила и границы. Если раньше вопросы жизни детей вне дома решал главным образом отец, то сейчас точно так же их может решать и мать».

alt

Равные, но разные

Получается, мы перешли от резкого разграничения ролей к их полному смешению? Так что же, в наши дни отец может целиком заменить мать (как и мать отца)? Не слишком ли далеко завела нас идея равенства?

«Не стоит путать социальные роли матери и отца и их символические функции», – предостерегает Светлана Федорова. Мужчина и женщина действительно равны, когда речь идет об их месте в обществе, они одинаково способны выполнять одну и ту же работу, в том числе ухаживать за ребенком, заботиться и воспитывать его. Другое дело – символическое значение «мужского» и «женского» в бессознательном ребенка. Здесь различение необходимо – от этого зависит формирование идентичности ребенка и его психическое здоровье.

В этом смысле отец столь же незаменим, как и прежде. «В первые месяцы жизни ребенок неразрывно связан с матерью. И часто мать испытывает соблазн сохранить этот симбиоз, – рассказывает Светлана Федорова. – Но младенец растет, и ему необходимо иметь свободное, не симбиотическое психическое пространство для развития. Поэтому так важна фигура третьего – отца. Он встает между матерью и ребенком и тем самым создает для ребенка это пространство развития».

Разбивая диаду мать–дитя, отец устанавливает запрет на инцест – фундаментальный для человечества закон, который навсегда запечатлевается в бессознательном ребенка. Он усваивает, что не все его желания могут быть удовлетворены, в частности – желание вернуться в материнское лоно. Таким образом отец становится для ребенка символом запрета. Отец вообще, согласно психоаналитической концепции, помогает ребенку принять ограничения, которые необходимо усвоить на пути взросления: отказ от материнской груди в пользу разнообразного питания, отказ от материнских рук в пользу самостоятельной ходьбы, отказ от семейного очага в пользу детского сада, школы и, шире, – жизни в обществе. Другими словами, помогает ребенку стать самостоятельным человеком, который может жить среди других людей.

читайте также«Я боюсь стать похожей на свою мать»

Оставаться мужчиной

Как же «новым отцам» не превратиться во вторую мать, сохранить свою отцовскую роль, столь важную для воспитания? Совместима ли она с мягкостью, добротой, нежностью, заботливостью?

Наши эксперты уверены: вопрос не в том, что мы делаем, а в том, как мы воспринимаем себя и своего партнера. «Главное, чтобы путаницы ролей не было в голове у родителей, – предупреждает Варвара Сидорова. – Ведь ребенок перенимает их взгляд на вещи». Ребенку необходимо расти в атмосфере взаимного уважения родителей, когда они поддерживают друг друга. «Ведь если папа считает, что справляется с ребенком лучше матери и даже может заменить ее, он тем самым обесценивает мать, – подчеркивает Светлана Федорова. – И наоборот, если мать говорит: «Отец ни на что не годен, я могу вырастить ребенка и без него», она обесценивает отца».

В общем, путь к отцовству – это путь к зрелости. И он всегда уникален. «Каждому отцу придется искать свой, органичный только для него путь, чтобы проявить себя таким, какой он есть, – говорит Светлана Федорова. – Искать, преодолевая внутренние преграды, конфликты и страхи». Отцам предстоит принять, что их роль постоянно меняется. Что они всегда будут несовершенны, но именно это поможет им искать свою дорогу. Что традиционная модель семьи больше не работает, а преуспеть на всех фронтах – в воспитании, в работе, в обществе – в любом случае непростая задача. Что у них впереди возрастные кризисы и чувство вины, которое может осложнить их отношения с детьми. Но что дети готовы многое им простить и со многим примириться, лишь бы отец оставался отцом».

* «Why Swedish men take so much paternity leave». The Economist, 2014 July 22.

Почему важны отцы?

Отец – глава семьи, ролевая модель, источник запретов... Но это не все: 6 научных открытий меняют привычный взгляд на родительство*.

  • Отцовские и материнские гены по-разному проявляют себя в эмбрионе. Материнские ограничивают питание ребенка в утробе, защищая мать. Отцовские же, наоборот, требуют извлекать максимум питательных веществ и энергии из организма матери, даже в ущерб ее здоровью.
  • Когда во время беременности рядом с женщиной есть мужчина, дети реже рождаются недоношенными.
  • Дети отцов, страдавших тяжелой формой послеродовой депрессии, в 8 раз чаще, чем другие дети, имеют проблемы с поведением и почти в 40 раз – в общении.
  • Если отцы уделяют мало внимания детям, в будущем те чаще обнаруживают агрессивное поведение.
  • В развитии речи отцы играют более важную роль, чем матери. Проводя с детьми меньше времени, чем матери, отцы используют больше разных слов и тем самым обогащают лексический запас ребенка.
  • Девочки, выросшие без отца, раньше достигают половой зрелости и чаще беременеют в подростковом возрасте. Одна из гипотез утверждает, что бессознательное дочери воспринимает отсутствие отца как сигнал: мужчины не остаются с женщинами надолго, поэтому ей нужно быстро находить партнеров. Г. Ч.

* Подробнее об этих исследованиях в книге П. Реберна «Отцы имеют значение?» (P. Raeburn «Do Fathers Matter?», Scientific American / Farrar, Straus and Giroux, 2014).

Источник фотографий: Алексей Костромин
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье