psyhologies.ru
тесты
текст: Антон Солдатов 

Почему подростки играют со смертью

Два года назад в СМИ появились первые сообщения о «группах смерти». Таинственные игры, которые толкают подростков к самоубийству, быстро стали в глазах родителей угрозой №1. Зачинщики пойманы, но игры по-прежнему существуют. Что на самом деле стоит за этим «увлечением»? Участники проекта социальной адаптации подростков «Полдень» отвечают на тревожные вопросы.
Эпидемия безразличия: почему подростки играют со смертью

С момента публикации статьи о «группах смерти» в «Новой газете» прошел год. Новость о зловещих «синих китах» (по названию одной из групп), уносящих жизни сотен детей, стала настоящим «сетевым Чернобылем».

Госдума запретила любые сообщества в соцсетях, прямо или косвенно связанные с призывами к суициду. Уже звучат предложения пускать в соцсети только по паспорту. Но на главные вопросы – с чем мы боремся и как победить – ответа нет.

Сейчас мы знаем, что группы, в которых подростков с помощью игры подталкивали к самоубийству, не новое оружие сектантов и террористов, а циничная авантюра таких же молодых людей, зашедшая слишком далеко. В полиции с «Синим китом» связывают лишь самую малую часть подростковых суицидов, произошедших за последнее время. Значит, «пронесло»? Можно выдохнуть?

Увы, все не так просто. Обсуждения только подогрели интерес подростков к играм. В поисковики посыпались запросы вроде «Синий кит что за игра». За спросом пришло предложение – игры «воскресли» в новых формах. Опасен ли этот «ренессанс»? Чем вообще «суицидальные игры» привлекают подростков? Как работает их механизм и как можно им противостоять?

За спросом пришло предложение – игры «воскресли» в новых формах

В апреле состоялся круглый стол на тему опасных сетевых игр, организованный проектом социальной адаптации «Полдень». Психологи, активисты, специалисты по работе с подростками обсудили самые острые вопросы, а мы собрали ответы на главные вопросы.

Почему это явление возникло именно сейчас?

Игры со смертью были всегда и везде. Еще до появления интернета были игры-испытания: постоять на рельсах перед поездом и соскочить в последний момент, прыгнуть с моста в воду, зацепиться за троллейбус и проехать до следующей остановки. Это проверки на смелость. Дети идут на это, чтобы получить заряд адреналина и прослыть смельчаками.

«Синий кит» − новая форма организации таких игр. Многие процессы, которые прежде были интимными, в интернете стали публичными. Видеоблогеры обсуждают отношения с родителями, ссорятся, переживают, совершают глупые выходки прямо перед камерой. Формы самовыражения, существующие «в реале», перекочевали в Сеть.

Многие подростки играют в «Синий кит» по той же причине, по которой режут руки и залезают на заброшенные стройки. Ими движет либо желание получить адреналин, либо любопытство.

Эпидемия безразличия: почему подростки играют со смертью

Зачем подросткам это нужно?

Игры со смертью обычно начинаются лет в 12-14. В этом возрасте подросток осознает себя отдельной личностью, хочет отсоединиться от родителей, бросить вызов их власти и доказать свою взрослость.

Утверждение власти над своим телом – тоже атрибут взрослого. «Я могу выложить фото обнаженного тела в интернет, могу курить, могу разрушать себя, если хочу, мое тело принадлежит мне; моя жизнь принадлежит мне. Я взрослый: я не смотрю «Смешариков», а рисую китов. У меня есть общая тема для разговоров с детьми постарше».

Большинство подростков не планирует умереть в игре. Они вообще в свою смерть не верят. Это слишком непонятное и далекое событие для них. Они думают, что игра расскажет им что-то про это явление, но не убьет.

Большинство подростков не планирует умереть в игре. Они вообще в свою смерть не верят

Есть те, кто хотят «переиграть игру». Бросают ей вызов. «Я буду играть по правилам и выиграю». Когда появляется популярная тема для разговора, появляются и те, кто против. Но здесь можно быть и героем, и борцом.

Есть мощное движение «дельфинов» или «китобоев», которые ищут администраторов и борются с ними. Это тоже дети, они тоже так играют. Иногда они просто вступают в группу, отговаривают участников.

Существуют группа школьников, которая официально ищет деньги на организацию таких групп смерти. Хотя денег они не нашли, сам факт такого мышления показывает, что для них это просто веселая и модная тема, в которую можно играть и даже зарабатывать на ней. Но не факт, что эти средства пошли бы именно на заявленную цель.

Эпидемия безразличия: почему подростки играют со смертью

Кто в зоне риска?

Есть незначительная группа детей, которая стремится в этих играх погасить душевную боль, привлечь внимание к себе.

«Среди родителей детей, попавших в игру, очень распространено безразличие, – рассказывает Светлана Волокита, президент фонда поддержки семьи «Больше жизни», которая занимается спасением детей из подобных ситуаций. – Мы позвонили отцу и сказали, что с его ребенком случилась беда, нужно внимание. Ребенок уже более 40 дней играет в эту игру, то есть близок к самоубийству. Родитель же отвечает, что ему некогда. Удалось подключить брата, которого пришлось вытаскивать из армии ради этого. Я убеждена: если бы ребенок хотел уйти из жизни и долго бы это продумывал, он бы это сделал. Если же он ищет игру, то ему нужно внимание».

«Корень проблемы − ситуация в семье и проблемы социализации», − считает Светлана Волокита. Она приводит такой случай. Девочка живет с мамой. Мама во втором браке и занимается детьми от отчима.

Корень проблемы − ситуация в семье и проблемы социализации

Когда девочка стала просыпаться в 4:20, наносить себе порезы, закрываться в комнате с закрытыми шторами на окнах, бабушка забила тревогу. На обращение сотрудников НКО мать только отмахнулась, а отец заявил, что «этот ребенок не входит в его планы».

Единственное, что заставило включиться родителей, – угроза суда, так как за пассивное поведение в экстренных ситуациях тоже есть уголовное наказание. Но после выхода из игры ситуация не изменилась: у девочки по-прежнему конфликты с родителями, она недовольна своей жизнью.

«Синий кит» направлен на то, чтобы привлечь к себе внимание. Был серый подросток, «тихоня», незаметный школьник. Но как только он попадает в игру, сразу становится тем, кого нужно спасать. Он причастен к «крутому», взрослому и опасному делу.

С ним ведут диалог на новом уровне, не с позиции сверху вниз. Его воспринимают как личность, способную распоряжаться своей жизнью. «Угрозы смерти – самый действенный и довольно простой способ заявить о себе и привлечь внимание по-настоящему», – подчеркивает Светлана Волокита.

Эпидемия безразличия: почему подростки играют со смертью

Когда были созданы такие игры?

Вначале на сайтах и ресурсах вроде «2ch», «Упячка», «Палата №6», «Подслушано» зародилось движение «нетсталкинг» (net – «сеть», stalking – «выслеживание»). Суть его в поиске «сокровищ» в интернете − скрытых страниц, странностей, удаленных (якобы) видео.

Даже простая прокрутка новостной ленты в поиске необычного – зачаток нетсталкинга. Тот, кто нашел что-нибудь интересное, сразу привлекает к себе внимание и становится на какое-то время популярен. Первая «суицидальная игра» появилась на одном из этих сайтов.

Как они устроены

Человек получает приглашение либо сам пишет сообщение в Сети, оставляя нужный хэштег, ключевое слово. За участником закрепляется куратор. Игра длится 50 дней, и на каждый день игроку присылают одно задание. Он должен вставать в 04:20 и что-то делать.

Сначала задания относительно безобидные: выйти на улицу без куртки, читать книгу 2 часа, слушать определенную музыку. Потом они становятся опаснее: перебежать дорогу на красный свет, выйти на парапет и смотреть вниз. Последние пять крайне опасны и могут привести к смерти, а в финале игроку прямо указывают: убей себя.

Как это работает? Как игра настраивает на суицид?

«Кураторы «Синего кита» или других подобных игр манипулируют игроком, чтобы ослабить его чувство реальности и инстинкт самосохранения, – рассказывает Александр Минкин, ведущий разработчик игр проекта «Полдень». – Сначала включается депривация сна и эмоциональное воздействие. Игроку приходится вставать в 4 утра несколько дней подряд. Это выбивает его из колеи, он становится мнительным, тревожным, легче поддается внушению. В нагрузку к недосыпу игрок получает депрессивные эмоции из текстов и музыки. Так участник дозревает до состояния, когда им легко манипулировать».

Подростку предлагают привыкнуть к мысли, что смерть рядом, ее можно потрогать

Второй этап направлен на притупление инстинктов. Подростку предлагают привыкнуть к мысли, что смерть рядом, ее можно потрогать. Перебежал дорогу, постоял на краю моста – значит, немного победил смерть. На этом этапе появляются угрозы от куратора: убить близких подростка, выложить некий «компромат», если игрок решит «соскочить».

Часть этих механизмов знакома психологам, ведь это очень похоже на формирование привычки. Участник втягивается, привыкает раз за разом выполнять задания, слушаться куратора. Механика игры хорошо приспособлена для этой задачи: она удерживает внимание и состояние игрока в «потоке».

Что значит «состояние потока»? Александр поясняет: «Возьмем для примера игру в теннис. Мы впервые взяли в руки ракетку и учимся отбивать мяч в стену. Через несколько занятий мы уже можем рассчитать траекторию и силу удара. Как только результаты видны, мы встаем против тренера, который адаптируется к нашему уровню. Нам тяжело, но мы справляемся, и так далее вплоть до чемпионата по теннису.

Нам постоянно интересно – мы «в потоке». Но если тренер оставляет нас упражняться у стены слишком долго, нам становится скучно. И наоборот, если он играет в полную силу – мы переживаем стресс из-за постоянных неудач.

В игре «Синий кит» скучные задачи чередуются с интересными. Первые – интригуют, вызывают любопытство. Потом несколько скучных заданий заставляют томиться в ожидании. Затем снова идут интересные, но сложность нарастает. Преодолев их, игроки чувствуют свою победу.

Эпидемия безразличия: почему подростки играют со смертью

Если увеличивать сложность с каждым этапом, дойти до конца будет невозможно. А за счет промежуточных пунктов игрок остается в «потоке».

Слабость игры проявляется там, где куратору приходится угрожать участнику. Это говорит о том, что механика не всегда справляется с удержанием человека в игре. Там, где интерес не справляется с удержанием, в дело вступает страх. Участнику нельзя выложить фото в Сеть, чтобы рассказать, что именно с ним происходит. И это работает: кто-то остается из-за боязни потерять родных, кто-то – из-за перспективы быть опозоренным».

Кому это выгодно?

В массе своей люди не знают, как устроена игра, не видят причин играть в нее, воспринимают все группы смерти как комплексную угрозу и легко рисуют за ними образ врага. Как будто есть единый злодей, управляющий всеми этими группами и играми.

Но доказательств связи суицидов и игр нет, нет наглядной картинки, очень много домыслов вокруг того, как это работает. Да и требований со стороны какой-либо террористической организации не поступает, как и заявлений о том, что кто-то принимает на себя ответственность за эти акции.

Смертность же подростков именно в результате таких игр не так значительна, чтобы рассуждать о террористической угрозе или разработке оружия. Поддерживать всех кураторов и все группы – это огромные бюджеты с минимальным результатом. Любой службе разведки такая результативность не к лицу.

Никакого секрета или власти у этих людей нет

Кроме того, информация, которую использует куратор, всегда добывается в открытых источниках самым примитивным способом. Никакого секрета или власти у этих людей нет. Это не взрослые хакеры, а активные сверстники участников. Возможно, у кого-то из них есть личная обида на своих игроков.

Сейчас уже невозможно сказать, кто именно создал первую игру. Возможно, психолог, возможно, подросток. Возможно, это чья-то дипломная работа. Формат и версии этой игры постоянно меняются, и сейчас ее организуют разные молодые люди.

Как если бы мы гуляли из двора во двор и обнаруживали там игры, в которые играют дети: ножички, классики, резинку, мяч. Вроде все похожи, но автор неизвестен и правила отличаются.

А процесс игры, механика и образ участников подсказывают, что и администраторы, и участники – подростки. Особенно это заметно по тому, что никто до последнего момента не воспринимает такую игру всерьез. Ведь подросток не верит в собственную смертность.

Кому-то может показаться, что «Синий кит» – явление уникальное и очень сложное. Это не так

Кому-то может показаться, что «Синий кит» – явление уникальное и очень сложное. Это не так. Дети очень много играют в игры – это норма их повседневной жизни. А количество игр, созданных детьми, огромно, особенно в интернете.

«Синий кит» родился на стыке нескольких явлений – тяги к экстриму, поиска новых ощущений, желания получить уважение сверстников и доказать свою взрослость. Подростки приходят в игру, чтобы привлечь к себе внимание, получить адреналин, обыграть соперника и погасить душевную боль. Администратор и участник приходят к игре по-разному, но уже в процессе относятся к ней одинаково, они не верят до конца, что игра закончится смертью, и стремятся обыграть соперника.

Эпидемия безразличия: почему подростки играют со смертью

Как с этим бороться?

1. Не бояться

Перестать говорить с придыханием об игре. Так мы лишь добавляем популярности этой теме. Наша задача – вывести это понятие из моды.

2. Формировать ценности

Подросткам тяжело осознать, что действительно важно и дорого в жизни. Необходимо говорить с детьми о семье, работе, о дружбе, показывать на своем примере, что действительно ценно. Читать вместе классическую литературу, обсуждать фильмы и сюжетные компьютерные игры. Например, проект «Полдень» проводит для воспитанников детских домов игры, в которых они могут прожить ту или иную ситуацию и совершить ценностный выбор.

3. Быть бдительными

Ребенок сам не будет просить помощи, если уже идет по пути суицида. Важно наблюдать за ним. Если он начал играть, у него есть около 40 дней. Изменения в поведении хорошо заметны: изоляция, депрессия, нарушения сна, появляются порезы и травмы.

4. Быть рядом

Важно знать, что происходит с ребенком, с его окружением, что его тревожит, что он чувствует, часто ли ему бывает одиноко. А также приучать его звать на помощь взрослого в крайних ситуациях.

Эпидемия безразличия: почему подростки играют со смертью

5. Обнадеживать

Если ребенок встал на путь суицида, заявил об этом, ему нужно объяснить, что есть люди, которые расстроятся из-за его смерти. Хочет ли он этого? Может последовать ответ: «У меня нет друзей, им плевать, я никому не нужен». Тогда можно сказать, что даже незнакомые ему люди расстроятся, будут сопереживать.

6. Обсуждать тему суицида

Подросток может воспринимать самоубийство в романтическом ключе, как яркий жест, способ «красиво уйти». Важно дать ему альтернативный взгляд – какую боль и страдания приносит людям этот шаг, как искаженно выглядит в глазах самоубийцы его жизнь.

Есть фильмы и социальные ролики, которые поднимают эти темы. Что бы вы ни смотрели, обязательно обсудите это с ребенком – важно узнать о его впечатлении, мыслях и чувствах по поводу увиденного.

7. Прервать «поток»

Как и с другими играми в интернете, например, разнообразными фермами, мы увлекаемся и на некоторые время можем «выпасть» из реальности. Но стоит прерваться на неделю – и уже не вспоминаем о них.

Если вы боитесь, что ваш ребенок уже играет в опасную игру, изолируйте его от средств связи, увезите на дачу на неделю, дайте выспаться. Как минимум он перестанет воспринимать угрозы куратора как реальные, как максимум – перестанет воспринимать игру всерьез. Но помните, что это не решение его внутренних проблем, а только прерывание состояния «потока».

Эпидемия безразличия: почему подростки играют со смертью

8. Дать замену

Прервать контакт, чтобы вытащить из потока, недостаточно. Дальше важно найти что-то, что нравится ребенку, и дать ему возможность этим заниматься. Поддержать его хобби, какую-то интересную для него деятельность.

Если вы будете давить и наказывать, это даст обратный эффект. Ребенок найдет другой способ покончить с собой или вернуться в игру – через знакомых, чужие аккаунты.

9. Обратиться к психологу

Существуют психологические центры, которые работают с «китятами», вы можете найти их в интернете.

История с «Синим китом» учит нас, что детям нужно уделять внимание. Они не просто объект воспитания, они живые люди со своими эмоциями, желаниями и стремлениями. «Модная», будоражащая тема смещает фокус проблемы: многих захватывает мысль об эпидемии суицида, но им не так интересно говорить про реальные проблемы детей – одиночество, неудачи в любви, невнимание или насилие со стороны родителей.

Что такое проект «Полдень»

Проект социальной адаптации воспитанников детских домов «Полдень» помогает воспитанникам детских домов. Волонтеры проекта разрабатывают и проводят игры, в которых дети проживают различные ситуации и решают задачи, приучаясь действовать самостоятельно, проявлять инициативу, выстраивать границы, учитывать интересы и потребности других людей, брать ответственность за свои решения.

Программа действует уже шесть лет. Сейчас ее участники ведут работу не только в детских домах, но и в школах и учреждениях дополнительного образования в 23 регионах Российской Федерации – от Москвы до Владивостока.

Сайт: thenoon.ru

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
  •   

Psy like
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Принять свое несовершенствоПринять свое несовершенствоПринятие себя требует серьезной внутренней работы. Одним удается спокойно относиться к своим недостаткам, другие пытаются держать все под контролем. Чтобы достичь внутреннего равновесия, необходимо перестать спасаться бегством и решиться заглянуть в себя. Как мы устроены? Чего боимся? Что мешает быть собой? Ответы помогут вспомнить о талантах, нереализованных амбициях, признать свою красоту и начать заботиться о себе. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты