psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Ксения Киселева 

Сексуальность нуждается в здоровой агрессии

Агрессия как способ контакта с реальностью отличается от насилия и даже противоположна насилию. Она позволяет сохранить сексуальное желание и идти навстречу другому человеку, не игнорируя его и не превращая в объект. Объяснения гештальт-терапевта Брижит Мартель.
Женщина злится ФОТО Getty Images 

Брижит Мартель (Brigitte Martel) – гештальт-терапевт и сексотерапевт, основатель школы сексотерапии в рамках гештальта, президент ESOG (Парижского института сексуальности и гештальта), автор книг, в том числе «Сексуальность, любовь и гештальт» (Речь, 2006). 18, 19, 20 апреля 2016 года Брижит Мартель проведет для практикующих психологов и психотерапевтов первый из трех семинаров в рамках учебного проекта «Сопровождение сексуальных проблем в гештальт-терапии». Подробности здесь и по ссылке «Секс и гештальт» ниже.

читайте такжеСекс и гештальт

Внимание к агрессии – особенность гештальт-подхода в сексотерапии. Мой опыт психотерапевта показывает, что большинство сексуальных трудностей связаны с искаженным функционированием здоровой агрессии в паре. Она может быть подавлена, неверно направлена или гипертрофирована. При этом важно отличать здоровую агрессию, без которой невозможен контакт, от насилия, которое, к сожалению, тоже может присутствовать в отношениях партнеров.

читайте такжеГештальттерапия: прикосновение к реальности

Чем здоровая агрессия отличается от насилия?

  • Первый критерий – чувство могущества, бессилия или всемогущества.

Бессилие и всемогущество связаны с насилием, а могущество – со здоровой агрессией. Насилие, связанное с ощущением всемогущества, можно описать так: «Если я хочу, я это делаю, независимо от того, согласен другой или нет». В ситуации бессилия насильник хочет ударить или нанести вред, потому что не может получить желаемое, потому что его игнорируют или потому, что ему нечего терять. В этом случае главная мотивация – не получить желаемое, а выразить свой гнев. А если мы чувствуем свое могущество, ощущаем себя в силах сделать что-то, мы идем навстречу другому человеку, не для того, чтобы его разрушить, а для того, чтобы с ним встретиться и начать существовать в его глазах.

  • Второй критерий – поведение в рамках, которые задаются законами и правилами жизни в обществе.

Насилие всегда сопровождается выходом за рамки закона, за пределы правил, которые регулируют наше взаимодействие друг с другом в обществе, а здоровая агрессия уважает эти рамки и может быть выражена в заданных законом пределах. При этом у каждого из нас могут быть собственные представления о рамках, унаследованных из родительской семьи, и иногда у партнеров они не совпадают: для одного громкий голос, высокий тон неприемлемы и воспринимаются как насилие, а для другого это обычный способ разговора в семье.

читайте такжеСказать сексу «ДА!!!»
  • Третий критерий – понимание того, что такое контакт.

Здоровая агрессия предполагает, что мы осознаем существование другого человека как отдельного существа со своими интересами, желаниями, планами и у нас есть намерение пойти навстречу этому человеку. Насилие, напротив, сопровождается разрывом отношений: другой становится объектом, который нужно уничтожить, или его жизнь, его интересы вообще не принимаются в расчет. Тем самым агрессия ведет к полноценному контакту, а насилие – к разрыву контакта.

читайте также

5 новых способов получить удовольствие в постели

Почему агрессия необходима?

Основатель гештальт-терапии Фриц Перлз отводил важное место агрессии в развитии личности1. Агрессия необходима, чтобы жить, но еще больше она необходима, чтобы получать удовлетворение от секса, и мы увидим, что проблемы создает не здоровая агрессия как таковая, а искаженное использование агрессивного начала. Конечно, нежность и близость тоже составляют часть сексуальности, но без достаточного уровня агрессии желание угасает, его невозможно поддерживать. Если же, наоборот, агрессия слишком сильно выражена или не поддается управлению, «идти к кому-то, навстречу кому-то» в этом случае превращается в «действовать против другого, не обращая внимания на другого»: другой сводится к объекту, и мы попадаем в область сексуального насилия.

Мы используем одни и те же нейронные и гормональные пути, чтобы контролировать сексуальное поведение и агрессию. Мужской гормон тестостерон, который гештальт-терапевт Серж Гингер называл «гормоном завоеваний», играет ведущую роль и у мужчин, и у женщин в том, что касается регуляции их агрессивного поведения. А два нейромедиатора, дофамин и серотонин, в свою очередь, соответственно, усиливают или подавляют наши сексуальные и агрессивные порывы. «Агрессивность и сексуальность в нашем архаичном мозге регулируются одними и теми же нейронными связями, одними и теми же нейромедиаторами, одним и тем же тестостероном, – пишет Серж Гингер. – И поэтому, разблокируя наши агрессивные эмоции, мы одновременно освобождаем нашу сексуальную энергию»2.

читайте также

Елена Соколова: «Безразличие к чувствам другого человека – одна из форм насилия»

Эти наблюдения совпадают с моими выводами, сделанными на основе многолетней практики: почти все сексуальные трудности, если они не имеют физиологическую природу и не связаны с побочным эффектом приема некоторых лекарств, могут быть сведены к трудностям с управлением агрессией – она может быть направлена на себя, ее направленность может быть искажена, она может быть не выражена, подавлена или чрезмерна.

Конечно, тема сексуальности всегда связана со страданием, но в ней же заключена витальность, сильный порыв к жизни. Этот порыв, который имеет непосредственное отношение к здоровой агрессии, особенно заметен при групповой работе. Он помогает нам принять глубокое страдание и позволить ему сосуществовать с моментами мощного наслаждения. Я думаю, что эта смесь плодотворна и может поселить в некоторых сердцах надежду: «Так значит, это все-таки возможно».

1 Ф. Перлз «Эго, голод и агрессия» (Смысл, 2010).
2 С. Гингер «Гештальт. Искусство контакта» (Академический проект, 2015).
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье