2 828
PSYCHOLOGIES №26

Верующий человек добрее неверующего?

«Возлюби ближнего», «прощайте, и прощены будете», «отвращайтесь зла, прилепляйтесь к добру», — Новый Завет и другие библейские тексты диктуют правила, которые религиозные люди принимают как руководство к действию. Неудивительно, что и другие ждут от них именно этого — милосердия, терпения, великодушия, добра... Ведь каждый из нас — то, во что он верит и чему следует, разве не так?
Верующий человек добрее неверующего?

«Это мнение невозможно ни опровергнуть, ни подтвердить, — замечает священник и психолог Андрей Лоргус. — Дело в том, что у понятия «добро» нет однозначного, универсального толкования. Каждая религия выдвигает свои нормы, а люди светские тем более понимают его по-разному, в зависимости от воспитания и культуры, в которой выросли. И потому поступок, добрый для одного, может оказаться злом для другого».

Даже евангельские заповеди могут быть истолкованы верующими по-разному. Можно ли считать добрым того, кто взялся устраивать судьбу нищего вместо того, чтобы бежать на встречу с человеком, который его ждет? Того, кто отнял хлеб у одного, чтобы накормить другого?

«Вспомните притчу о добром самарянине, который перевязал раны избитому человеку, позаботился о нем, а священник и левит прошли мимо, — продолжает психолог. — Почему они проявили черствость? Они торопились на службу в Иерусалим и, вероятно, оправдывали себя тем, что любовь к Богу важнее любви к постороннему человеку. Вот наглядный пример ложного понимания заповедей и подтверждение того факта, что религиозные люди не ближе к добру и исполнению заповедей, чем нерелигиозные».

Верующий человек добрее неверующего?

Верующий человек так же, как и неверующий, неизбежно сталкивается с тем, что Юнг называл нашей Тенью, — с малодушием, агрессией, слабостями, жадностью, эгоизмом, страхами. Он может искренне хотеть побороть изъяны, которые мешают ему исполнять Закон, но это не значит, что он успешно совладает с ними.

Еще большая преграда — семейные установки, которые закладываются в раннем возрасте и становятся для ребенка нормой. «Нищим не подавай, они бездельники!», «Думай о своих интересах», «Попустишь мужу обиду — он тебе на шею сядет». Как тому, кто руководствуется этими убеждениями всю жизнь, простить врага? Подать милостыню и забыть об этом? А ведь только в этом случае христианин может считать себя действительно добрым.

Особенно трудно исполнение заповедей дается тому, кто с детства не чувствует себя в безопасности, не доверяет окружающим, боится продемонстрировать уязвимость. Он вполне способен придерживаться нравственных норм — оставаться любезным, доброжелательным, оказывать нуждающимся посильную помощь и поддержку, но принять ближнего всем сердцем, открыться ему в своей любви, не боясь «потерять лицо», возможно, не сумеет.

«Евангельские заповеди — это высочайшая нравственная планка, и христианину гораздо труднее назвать себя добрым, чем неверующему, — убежден Андрей Лоргус. — Хотя церковные обряды, молитвы, безусловно, помогают анализировать свои поступки, убеждения и становиться чуть более любящим и милосердным».

Андрей Лоргус

Об эксперте

Протоиерей Андрей Лоргус — практикующий психолог, ректор Института христианской психологии (Москва).

Текст: Алла Ануфриева 
Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
ВИДЕО

В каком мире мы будем жить через 5 лет?

Смотреть
новый номерДЕКАБРЬ 2018 №35152Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты