psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Юлия Варшавская 

Ася Казанцева: «Польза органических продуктов – очередной миф»

Действительно ли так опасны продукты с ГМО? Стоит ли обращать внимание на слова «био» и «органик», написанные на этикетках? Почему человечество так захвачено темой органического питания? Psychologies и лекторий «Прямая речь» попросили биолога Асю Казанцеву ответить на несколько вопросов накануне ее лекции.
Ася Казанцева, биолог ФОТО Николай Ковшов 
Psychologies:  

Среднестатистический российский покупатель знает следующее: органик – это хорошо, ГМО – плохо. Этого достаточно, чтобы питаться правильно?

Ася Казанцева:  

Среднестатистический российский покупатель, к сожалению, дезинформирован. Он опасается генетически модифицированных продуктов и считает органическую пищу заведомо полезной для здоровья и безопасной для окружающей среды. Хотя ни вред ГМО, ни какая-то впечатляющая польза органических продуктов не подтверждаются научными исследованиями. А для того, чтобы питаться правильно, вообще не нужно обращать внимания на всю эту мифологию, окружающую методики производства еды, – достаточно следить за балансом белков, жиров и углеводов, пить достаточно воды, при необходимости принимать витамины.

читайте также

Насколько безопасно магазинное молоко?

В какой момент вопросы ГМО и органик-продуктов стали важной проблемой для человечества?

А. К.:  

На протяжении всей истории человечества нас было немного, и большинство людей вели натуральное хозяйство и выращивали себе еду сами, на что и уходили все их силы и творческие способности. Изобретение антибиотиков и прививок радикально сократило детскую смертность, и всего за сто лет численность населения выросла в несколько раз. При этом большинство людей хочет вовсе не пахать землю, а заниматься бизнесом, наукой, писать книжки, проводить время с семьей. Это означает, что нам категорически необходимы методы интенсификации сельского хозяйства, позволяющие выращивать много еды с использованием минимальных человеческих и природных ресурсов. Развитие сначала современных удобрений и пестицидов, а затем генетически модифицированных растений позволяет решить эту задачу. Органик эксплуатирует нашу тоску по несуществовавшему Золотому веку (в том случае, если мы готовы за нее платить), но заведомо не может использоваться для того, чтобы прокормить все 7,5 миллиардов. Ведь его производительность принципиально ниже, чем у любых современных методов сельского хозяйства, – нам банально не хватит пахотных земель.

читайте также

Продукты «органик»: возвращение к природе

Существуют ли научно доказанные негативные последствия для здоровья человека, который употребляет продукты с ГМО?

А. К.:  

Нет, не существует научных данных, позволяющих предположить, что генетически модифицированные растения могут быть опасны для человека. Перед выходом на рынок любой новый сорт проходит многократно избыточные тесты на безопасность, и в том случае, если он может оказаться, например, потенциально аллергенным, такой сорт просто не поступает на рынок. Важно понимать, что генетическая модификация – это не менее безопасный, а более безопасный метод получения новых сортов растений, чем традиционная селекция. Мы все представляем себе селекцию примерно как в книжке про Незнайку и его друзей: исследователь пробует арбузы, выбирает самый сладкий, сажает его семечки и так далее. На самом деле так уже сто лет никто не делает: слишком долго и слишком дорого. В традиционной селекции широко применяются методы типа радиационного мутагенеза: вы берете 10 000 семечек арбуза, облучаете их, получаете 10 000 уродливых мутантов и уже из них выбираете самый сладкий – а какие гены там еще поломались, кроме генов производства фруктозы, никого не волнует. Генетическая модификация по сравнению с этим – вершина осознанности, потому что вы знаете, какой конкретно ген вы меняете и для чего, и не трогаете все остальные.

читайте такжеКак похудеть незаметно для себя

Действительно ли в России нет общепринятых стандартов биосертификации? Если это так, есть ли вообще смысл обращать внимание на надписи на этикетках?

А. К.:  

Я биолог, а не юрист, поэтому затрудняюсь определить формальный статус тех организаций, которые раздают в России наклейки «био». Так же непонятно, руководствуются ли они при этом действительно какими-либо формальными критериями. Внятного законодательства, регламентирующего, что такое «органик», в России нет. Но, в принципе, эти компании могут ориентироваться на европейские правила. Обращать внимание на надпись «органик» действительно не имеет смысла, но вопрос не в том, настоящая ли сама надпись, а в том, есть ли у органической пищи какие-либо преимущества по сравнению с обычной. Потребители обычно считают, что она выращивается без использования удобрений и пестицидов. Это не совсем так: применять удобрения и пестициды можно (например, европейский регламент № 889/2008 допускает использование нескольких десятков таких веществ), просто они должны быть природного происхождения. Но если кто-то думает, что природное значит безопасное (и даже бледная поганка его не переубеждает), то могу рассказать про ротенон. Этот инсектицид разрешено применять в органическом земледелии, потому что его не производят на фабрике, а добывают из кустарников рода Derris. Это не мешает ему оказывать токсическое действие на нервную систему млекопитающих: в лабораториях его применяют для того, чтобы вызвать у животных симптомы, напоминающие болезнь Паркинсона. Есть данные, что и фермеры заболевают ею в два раза чаще, если работают с ротеноном. И есть данные о том, что и в органических продуктах он, увы, может сохраняться. Это не означает, что вы обязательно отравитесь, если будете есть органическую еду, но все же напоминает нам, что вы платите за нее в 3 раза больше не потому, что она объективно лучше, а в основном потому, что вам так просто спокойнее.

Лекция «Organic против ГМО» состоится 4 декабря в лектории «Прямая речь» в Москве, подробности по ссылке.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье