1 278

«Да нормальный я!»: что мешает нам обратиться к психиатру

С посещением психиатра до сих пор связано множество мифов и предубеждений. К сожалению, они могут препятствовать получению профессиональной помощи, когда она необходима. Чего на самом деле ожидать от визита к врачу? Разбирается Елена Сивкова.
«Да нормальный я!»: что мешает нам обратиться к психиатру

Работа над этой статьей началась с опроса, участники которого поделились, какие опасения могут помешать обратиться к психиатру. Но чего фактически стоит опасаться, а что относится к области суеверий? Мария Лейбович, психиатр, психотерапевт высшей категории, помогает пролить свет на сложные вопросы.

Отношение к проблеме 

«Ты что, меня за психа принимаешь? С кем-то делиться? Сам не справлюсь? Я нормальный!», «Все не настолько плохо, чтобы идти к психиатру», «Это вы все больные, а не я» — так рассуждают многие. Одно из общих заблуждений — считать, что к врачу идут только «психи», с серьезными нарушениями, галлюцинациями и подобными симптомами.

Однако тревожное расстройство и депрессия тоже могут быть основаниями для обращения к психиатру. Но многих останавливает неготовность признать проблему, неверие в возможность улучшить ситуацию, самонадеянность или апатия, а иногда и желание скрывать болезнь.

Мы не считаем слабостью загипсовать сломанную ногу. Депрессия — тоже заболевание, с которым стоит обратиться к специалисту

«Постепенно набирая вес или лысея, человек может не замечать незначительных изменений и, только увидев фотографию полугодовой давности, вдруг осознать, насколько он поправился или полысел. Похожий сценарий нередко работает и с депрессивными, тревожными расстройствами, — объясняет Мария Лейбович. — Симптоматика часто развивается исподволь, волнообразно — то лучше, то хуже. Человек постепенно привыкает к себе такому, и только какая-то ситуация, часто критическая, показывает, что жизнь его изменилась и дальше так продолжаться не может.

Многие считают важным справляться самому. То есть посещение психиатра и прием назначенных лекарств — это «костыль», и если человек обходится без него, он молодец и достойный член общества. Обычно я провожу аналогию: люди не считают слабостью загипсовать сломанную ногу или лечить кариес. Депрессия и тревожное расстройство тоже заболевания, с которыми стоит обратиться к специалисту».

Боязнь последствий 

Часто волнуют и вопросы конфиденциальности. Многие опасаются стигматизации («узнают на работе и уволят; уйдет партнер») и огласки («это будет зафиксировано в условной государственной базе данных, сформирует стигму и будет влиять на дальнейшую жизнь»). Поставят ли пациента на учет, не закроет ли это возможность получить справку из диспансера для водительских прав или работы?

«Сейчас закон полностью на стороне пациента, потребителя, — комментирует эксперт. — Получить информацию о вашей истории болезни не может никто. До встречи с врачом вы подписываете документ и указываете, кому разрешено передавать сведения о вашем состоянии. Если выберете «никому», то никто ничего и не узнает. Только через суд».

Она вспоминает такую историю: «Некоторое время назад в государственном центре, где я работала, проходил лечение 16-летний подросток. Он подписал документ, в котором оговорил, что его мать, которая с ним не жила, не должна получать сведения о нем. Женщина требовала информации, и в течение полутора месяцев наша администрация отстаивала его право на конфиденциальность.

На работе о вашем обращении к психиатру никто от врача не узнает — только если вы принесете им соответствующий больничный

Обратившись в ПНД за справкой для автошколы, вы уже оказываетесь «на учете». Но это всего лишь форма их работы. Не стоит путать это понятие с нужной вам формулировкой «отсутствуют противопоказания» к той или иной деятельности — вождению автомобиля, работе, учебе. Такую справку вам дадут, если вы не страдаете серьезными нарушениями, не находитесь в психотическом состоянии и не опасны для себя и окружающих.

Если вы ранее обращались к врачу с депрессией, а сейчас ни на что не жалуетесь, то справку вы получите. А если лечились в другой государственной или частной клинике, сведения об этом не появятся в базе ПНД.

На работе о вашем обращении к психиатру никто от врача не узнает — только если вы принесете им соответствующий больничный. Все чаще я слышу от молодых пациентов, что они не скрывают свою болезнь от друзей и получают поддержку. Видимо, образовательная работа приносит свои плоды».

Отношение к врачам и лечению 

Слово «психиатр» для некоторых звучит угрожающе. «В художественной литературе и фильмах психиатры и психлечебницы часто представлены в жанре хоррор, — говорит участник исследования. — Врачи, как правило, показаны еще большими психами, чем пациенты, каждый из которых представляет собой унылое, заколотое лекарствами существо».

Второй фактор — советское прошлое с «карательной психиатрией». Вокруг антидепрессантов для многих тоже много неясности. Люди боятся «подсесть» или стать «овощами»: «Страшно, что залечат. Посадят на препараты пожизненно».

Любой прием лекарств и его прекращение должны проходить только по назначению и под контролем психиатра

«Стоматолог, гинеколог, терапевт, парикмахер, автомастер… Обычно мы предпочитаем подбирать специалистов, с которыми нам комфортно. Зачастую ищем их по рекомендации. Это касается и психиатра. Вы делаете выбор. И если на приеме испытываете дискомфорт, чувствуете пренебрежение или обесценивание, имеете право встать и уйти. Хорошая практика — взять с собой в качестве поддержки доверенного человека: многим это помогает дойти до врача и получить необходимую помощь.

Иногда лечение включает назначение лекарств. Страх перед таблетками во многом уходит корнями в середину XX века, когда лекарства были неселективными, могли вызывать «овощную» сонливость и другую «побочку». Сейчас сменилось несколько поколений препаратов. Любой прием лекарств, как и его прекращение, должны проходить только по назначению и под контролем психиатра, это сводит к минимуму риск синдрома отмены.

После лечения пациенты иногда говорят мне: «Я наконец-то вспомнил, каким был раньше». Болезнь незаметно меняет нашу личность, и моя практика показывает, что правильно проведенное лечение, в том числе и медикаментозное, помогает не потерять, а вернуть «лучшую версию себя».

Мария Лейбович

Об эксперте

Мария Лейбович — психиатр, психотерапевт, более 20 лет работает с депрессиями, тревожными и другими расстройствами.

Подготовила: Елена Сивкова
Источник фотографий: Getty Images
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Загрузка...
Psychologies приглашает
Как оставить в прошлом страхи

Мастер-класс Psychologies

УЧАСТВОВАТЬ
новый номерМАЙ - ИЮНЬ 2020 №51
168Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Мозг: меняем жизнь, меняя мышлениеМозг: меняем жизнь, меняя мышлениеКак было бы здорово, если бы был пульт, способный перематывать пленку жизни назад. Нажал на кнопку — вернулся в прошлое и поступил иначе, сделал другой выбор. Увы, такого пульта нет. Хорошая новость в том, что он и не понадобится, если мы научимся совершать правильный выбор в моменте. И это вполне реально. Как? Об этом мы рассказали на второй ежегодной конференции Psychologies Day, которая прошла 25 октября 2019 года. В этом досье мы собрали наиболее интересные статьи о возможностях нашего мозга. А через год, в октябре 2020, мы расскажем еще больше интересного! До встречи на Psychologies Day 2020! Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты