Имею ли я право на счастье?

Давно известно, что успех может приблизить счастье, способствовать его наступлению, но гарантировать нам счастье он не может. «Недавно я понял, — пишет мне 23-летний Александр, — что мне никогда не удается быть счастливым, потому что в глубине души я убежден, что не заслуживаю в жизни счастья. Как вам кажется, можно ли изменить эту привычную мысль и превратить ее в противоположную: да, я имею право на счастье?»

Не все могут сформулировать для себя эту проблему настолько четко, но многие из тех, с кем я общался, страдают от того, что запрещают себе быть счастливыми, сами себе ограничивают — более или менее бессознательно — доступ к счастью. У них есть ощущение, что они его не заслужили.

Может быть, дело в своеобразном мазохизме? Но чаще всего он тут ни при чем: настоящая жажда страдания вещь на самом деле очень редкая. Как правило, несостоявшееся счастье — результат накопившихся психологических ошибок, очень банальных и очень давних, которые уже успели превратиться в рефлексы.

Дурные привычки (в ситуации больших и маленьких трудностей поддаваться меланхолии и чувствовать «сладостную грусть»), упорные заблуждения («все равно ничего не выйдет», «зачем?»), склонность тревожиться («я боюсь счастья, потому что мне будет слишком больно, когда оно кончится»), перфекционизм (беспредельное счастье — на меньшее я не соглашусь) и так далее...

Для начала определить причину проблемы, а затем каждый день ухаживать за своим «садом счастья»

К счастью, эти автоматические реакции можно преодолеть, работая в двух направлениях. Сначала определить, в чем причина проблемы (у родителей тоже не получалось быть счастливыми; не хватало любви в детстве; слишком строгое воспитание; болезненные жизненные события...). А потом понять, что счастье можно построить, и заниматься этим каждый день: научиться управлять своими отрицательными эмоциями (хандрой, раздражительностью, тревожностью), растить в себе восприимчивость к маленьким удовольствиям и вообще ухаживать за своим «садом счастья». Мне кажется, так каждый сможет убедить себя в том, что у него есть право на счастье. Не потому, что мы этого заслуживаем, а просто потому, что все мы — люди.