Менструация и другие «запретные» темы: зачем говорить о них открыто?

Разговоры о женской физиологии не должны пугать. Почему? На этот вопрос можно ответить, прочитав истории наших читательниц.

Лилия, 31 год:

Мне было шесть лет, когда начались месячные. Позже я узнала, что у меня киста гипофиза (железа, которая расположена в голове и управляет огромным количеством функций организма. — Прим. ред.) — именно она запустила раннее половое развитие. В первые минуты после этой новости я почувствовала стыд и, конечно, до смерти испугалась: решила, что я умираю.

Кажется, только во второй приход месячных мама заметила кровь и все мне объяснила. Думаю, вы представляете, какое я тогда испытала облегчение. Считаю, детям обязательно нужно рассказывать про естественные процессы в организме. И делать это надо не в школе, а с самого раннего детства.

Мы же не смеемся, услышав слова «желудок», «рука», «нога»? Так почему мы должны смеяться над другими частями тела и его естественными процессами?

Анна, 52 года:

Во времена моей молодости о сексе и заболеваниях, передающихся половым путем, как и о нежелательной беременности, не говорили вообще. Эти темы были настолько табуированными, что даже страшно было заикнуться об этом. В мое время было много абортов — их делали мои приятельницы, женщины постарше. Меня Бог миловал.

Переосмыслила свое прошлое и даже настоящее я совсем недавно: я постоянно боролась с лишним весом, но однажды подписалась в Instagram на блогеров, которые рассказывают о бодипозитиве. Почитав их посты, посмотрела на свою жизнь под другим углом и поняла, что жила в самоограничении. Например, постоянно прятала от мужа и семьи тампоны и прокладки.

С мужем я никогда не обсуждала менструацию, не говорила, что болит живот, например. Я даже сказать не могла все эти годы: «Милый, у меня месячные…» И так стало обидно и больно за себя. А ведь месячные — лишь одна из сотни вещей, о которых мы, женщины, не говорим.

А дочь ничего не скрывает и даже может сказать отцу прямо, если мы все на даче, что она не пойдет в баню, потому что у нее месячные. Я как-то спросила мужа, не слишком ли это откровенно для него. Он ответил коротко и спокойно: «Нет». И тут мне стало еще страшнее от того, что все это было только в моей голове.

Наталья, 29 лет:

Помню, мне было не с кем поделиться своими эмоциями после того, как я лишилась девственности. Все произошло в несколько этапов и с болезненными ощущениями. Мне было 17 лет, я просто не знала, как все должно быть.

Когда все случилось, я долго это скрывала. Потом все же решилась рассказать маме, она обозвала меня проституткой и неделю со мной не разговаривала. Эта ситуация сильно на меня повлияла.

Когда я вступала в отношения, то не беспокоилась о том, какой у меня будет секс. Я боялась того, что мама подумает, что я шлюха, раз у меня новый половой партнер. Мысли об интимных отношениях всегда сопровождались воспоминаниями о маме, и это иногда сводило с ума. Сейчас я понимаю, что это ненормально. Секс — то, что касается только меня и моего партнера.

Личный опыт

Много лет моей жизни ушло на борьбу. С одной стороны, я хотела быть собой, а с другой — хорошей девочкой, той самой, которая всегда себя отлично чувствует, не загибается от боли при менструациях, незаметно передает подруге тампон, чтобы никто не увидел, сидит на диете и в первую очередь думает об удовольствии партнера в сексе.

В реальности же я всегда была склонной к полноте (за что меня травили в детстве), хотя это моя естественная конституция, не отклонение от нормы.

Процесс менструации мне казался поэтичным, для меня, писательницы, была в этом какая-то своя красота, расцвет женственности, женская инициация. Мне хотелось об этом говорить открыто, писать рассказы, видеть в обществе предметы искусства, связанные с этой темой.

Хотелось заниматься тем сексом, в котором я буду не только доставлять удовольствие, но и получать его, не переживать о том, что во время полового акта что-то трясется или выглядит недостаточно красиво. В целом я хотела жить счастливо, без страха, что кому-то это не понравится. Но было страшно, потому что мир диктовал совсем другие правила, нужно было бояться, стыдиться и молчать.

Прошел не один год, много часов психотерапии, сотни постов в социальных сетях, десятки прочитанных книг и изученных исследований… Все это помогало мне становиться ближе к той сильной и уверенной женщине, которой я становлюсь сейчас. На этом мой путь не закончился, я продолжаю говорить на темы, которые когда-то тронули меня, чтобы сегодня и другие женщины научились позволять себе больше, чем вчера.

Почему говорить о «запретном» нужно открыто?

Чтобы снизить уровень стресса

На всю тему женской физиологии наложено табу. Мы не можем открыто попросить подругу дать прокладку: это неловко и даже стыдно. Если бы в обществе спокойно относились к менструации, к женской сексуальности, к родам, кормлению грудью, то девушки не чувствовали бы себя брошенными и несчастными.

Если бы мальчикам в детстве доносили мысль, что это не «женские штучки», а нормальные, естественные процессы, то они могли бы давать больше поддержки своим избранницам в будущем.

Чтобы наладить диалог с сексуальностью

«Запретность» темы женской физиологии мешает наладить внутренний диалог со своей сексуальностью. Многие женщины за 30, 40, 50 лет ни разу не испытывали оргазма и даже не задумывались о том, что секс создан не только для удовольствия мужчины или зачатия детей, но и для женского наслаждения.

Несколько лет назад «Левада-центр» провел исследование, посвященное табу в сфере сексуального и репродуктивного поведения. Выяснилось, что за 20 лет поддержка социальных ограничений в этой сфере выросла. Например, доля россиян, не одобряющих аборты даже в случае низких доходов, увеличилась с 12% до 35%. Свобода, которая была в сфере обсуждения сексуальных отношений, сменяется более консервативными настроениями.

Чтобы научиться говорить о своих чувствах

Одно из условий счастья — возможность без страха говорить о своих чувствах, о том, что происходит с тобой. Обращаться к врачу по поводу менструальных болей — не стыдно, просить прокладку или тампон — это нормально, открыто обсуждать с партнером свои сексуальные желания — естественно. Вы можете использовать прямые формулировки «У меня месячные» или «Я не хочу сейчас секса».

Прощай, табу

Уверена, впереди у нас еще много работы, потому что тысячелетия патриархата, в котором жил весь мир, создали для женщин сотни ограничений. С некоторыми аспектами мы уже справились, многое еще только предстоит, но самое главное — не забывать, что внешняя свобода начинается с внутренней.

Если каждая женщина позволит себе быть той, кем она хочет быть, не будет стыдиться себя, откроется для новых знаний и нового опыта, то путь к по-настоящему счастливой жизни мы пройдем намного быстрее.

Об авторе:

Майорова

Катя Майорова — журналист, автор четырех книг, в том числе бестселлера «Раньше девочки носили платья в горошек».