Ирина Богушевская: «Я не смею жить, как хочу, — и ты не смей!»

Никто не узнает, что лучше для другого, пока не спросит. Никого нельзя сделать счастливым против его воли. Поэтому, прежде чем причинять добро, уточните, не заставит ли оно страдать того, кого вы облагодетельствуете.

В детстве я очень любила мультик про синий паровозик из Ромашкова. Он так весело пел! И все время останавливался — то понюхать ландыши, то полюбоваться на рассвет. «Если мы не увидим рассвет, то опоздаем на всю жизнь», ми-ми-ми!

И вдруг, пересмотрев его однажды с младшим сыном, я поняла, что этот романтичный паровозик меня бесит. А если в поезде врач, который спешит к больному? Или няня, которую очень ждут родители? Да мало ли у людей причин точно рассчитывать время и вообще распоряжаться им по своему усмотрению!

Симпатия авторов явно была на стороне их милого героя — в отличие от скучных обывателей, он умел видеть прекрасное. Но по духу это очень советская история. Паровозик вроде не похож на комиссаров в кожаных тужурках, но поступает совершенно по-большевистски: осчастливливает людей, не обращая внимания на их желания и потребности.

Казалось бы, мы хорошо знаем, что бывает, если общество попадает под «паровозик» такой идеологии, и у нас должен быть к ней иммунитет. Но идея причинения добра цветет пышным цветом.

Недавно в фейсбуке моего доброго знакомого Володи Яковлева обсуждалась такая история: «Один человек каждое утро приносил жене кофе в постель. Даже когда уставал на работе, не высыпался или сильно болел. Несмотря ни на что. Каждое утро. А жена терпеть не могла кофе и пила его, только чтобы доставить мужу удовольствие».

По-моему, эта маленькая притча тоже про паровозик из Ромашкова. Про «осчастливливателя» и двойное насилие: и над собой, и над женой, которая поневоле начинает каждое утро с того, что ее, возможно, бесит.

Это не называется «быть альтруистом» или «отдавать в любви»! Это «давить» и «навязывать». Это слепота по отношению к живому человеку, которого приносят в жертву идее о том, как правильно и должно.

Такие покореженные внутри «аскеты» однажды неизбежно начинают корежить близких, не снимая маски идеального супермена

Я не удивилась бы, если бы узнала о том, что этот муж плохо знаком и со своими истинными потребностями. Что умом он не позволяет себе того, чего хотело бы сердце. Что он задавил и вытеснил множество желаний и проводит жизнь в скорлупе из кем-то навязанных установок. И ему так плохо в этой скорлупе, что он периодически взрывается, разнося собственноручно созданную идеальную картинку ко всем чертям.

А еще его очень раздражают те, кто живет свободно и в согласии с собой. Такие покореженные внутри «аскеты» — «да мне самому ничего не надо», «да я пешком постою» — однажды неизбежно начинают корежить близких, не снимая маски идеального супермена. Я не смею жить, как хочу, — и ты не смей!

Так что же делать, если вам день за днем в постель приносят кофе, а вы хотели бы заварить себе чай? Да просто сказать про это! Сделать «Я-сообщение», как учит нас великая Юлия Гиппенрейтер. «С утра я люблю сама заварить чайку» — вдруг он не ясновидящий и об этом просто не знал? И одной проблемой сразу станет меньше!

Но вот если он ответит: «Нет, дорогая, в идеальной семье муж приносит кофе в постель, так что будь добра его выпить и сказать спасибо», тут я могу только посочувствовать. Вам достался «паровозик из Ромашкова», и так просто его не остановить. Но это уже совсем другая история.

Ирина Богушевская

Об авторе

Ирина Богушевская — певица, автор песен.