«Мальчикам необходима отцовская нежность»

У нас не принято, чтобы отцы вели себя по отношению к сыновьям нежно и ласково. Считается, что проявление отцовских чувств помешает мальчику стать настоящим мужчиной. Однако сегодня психологи говорят о важности телесного контакта. Мы выяснили у психотерапевта Альбины Локтионовой, почему папам следует обнимать своих сыновей как можно чаще.

Psychologies: В представлении многих людей правильное воспитание сына — отстраненное, сдержанное, лишенное телесного контакта. Вы утверждаете, что это ошибочно. Почему?

Альбина Локтионова: Как ребенку почувствовать, что папа его любит, если он сдержан и отстранен? Дети воспринимают то, что «лежит на поверхности», поэтому, даже если вы испытываете к своему малышу огромную нежность, но никак ее не показываете (или показываете мало), ваше поведение будет считываться им как равнодушие.

На практике мы постоянно сталкиваемся с тем, что мужчины, за редким исключением, плохо отличают прикосновения заботы и нежности от интимно окрашенных. Именно потому, что в детстве у них не было возможности провести эту дифференциацию. Из жизненного опыта им знакомы только прикосновения, имеющие сексуальное намерение, и поэтому они бессознательно избегают телесного контакта с сыновьями. Многие мужчины боятся, что это может открыть дорогу ребенку к чему-то неправильному. Хотя на самом деле нежность, защита и забота со стороны отца являются профилактикой любых психологических отклонений.

Почему ребенку недостаточно нежных отношений с матерью?

А. Л.: Отцовские прикосновения отличаются от материнских (где центральное ощущение — это уют и комфорт) тем, что дают ребенку чувство абсолютной защищенности. Не пережив опыт, в котором отец сдерживает и регулирует свою силу, мальчику трудно научиться управлять своей собственной мужественностью, невозможно пережить ее как безусловно позитивное и очень привлекательное качество.

Если в детстве, будучи беспомощным и беззащитным, сын видит со стороны папы проявления нежности, заботы и защиты, то, взрослея, он будет становиться человеком, способным быть сильным и чувствующим одновременно. В противном случае путей развития два: «бесчувственный силач» или «боязливый неженка».

Только ли отец способен дать своему сыну возможность увидеть разницу между родительской лаской и эротическими прикосновениями?

А. Л.: Безусловно, да. Представьте, что мальчик испытывал в детстве дефицит близости в отношениях с собственным отцом. Это ведет к тоске, скрытому желанию пережить это во взрослом возрасте. Чем меньше ребенок, тем большее количество информации он воспринимает через тело.

И крайне важно, чтобы в его телесной самости было укоренено ощущение родительской заботы, выражающейся в нежности, защите, удовлетворении детских потребностей. Это дает мальчику совершенно другой опыт мужских прикосновений — отцовских и дружеских, которые он сможет использовать дальше в своей жизни, в общении с друзьями и даже собственными детьми.

Я видела, как подростки безнадежно запутываются в собственных желаниях, реагируя возбуждением там, где есть хоть малейший признак человеческой близости. Cегодня мы точно знаем: если маленький мальчик получает достаточное количество однозначных по смыслу прикосновений от своего отца, то он наполнен доверием к самому себе как к мужчине. И потом, вырастая, он хорошо дифференцирует дружеское прикосновение от такого же прикосновения с сексуальным намерением, потому что в его теле «прописана» отцовская любовь.

Об эксперте

Альбина Локтионова — детский и подростковый психотерапевт, экзистенциальный аналитик (GLE), обучающий психотерапевт в международных проектах по детской и семейной психотерапии, директор Института интегративной детской психотерапии и практической психологии «Генезис».