Не могу смириться с тем, что теряю отца. Он никого не узнает, его нельзя оставлять одного, семья измучилась. Я и сам его уже практически не узнаю — это как будто незнакомый человек, какой-то дряхлый зверь…

Я много работаю, жена тоже работает, у нас маленькие дети. Возможности самому о нем постоянно заботиться просто нет. Жена настаивает, чтобы отдать его в дом престарелых, но мое сердце разрывается...

Михаил, 40 лет

Стариков, утрачивающих на глазах память, ясность сознания и остатки самостоятельности, бесконечно жаль. Отдавать родного человека в «заведение» тяжело, но вам предстоит принять решение. Вы измучены и отчаялись, потому что бессильны что-либо изменить: обстоятельства вашей жизни и работы таковы, что более мягкие решения невозможны.

Любить то, что остается от наших некогда достойных близких, очень трудно. Когда-то он был хорошим отцом, а вы — хорошим сыном: вот правда, и это уже не изменить.

Спросите себя о том, что вами сейчас движет: страх перед неизбежным чувством вины, вера в грядущее наказание (многие верят, что, определив старого человека в дом престарелых, они обрекают себя на такой же финал)... И о том, кого вы на самом деле любите: человека, который вас растил и был хорошим отцом, или «этого незнакомого», как вы пишете, «дряхлого зверя», который живет сейчас вместе с вашей семьей.

Этот первый уходит все дальше от вас, только телесная оболочка еще узнаваема, но и она быстро и необратимо меняется. Вы боитесь утратить последнюю ниточку, связывающую вас с прошлым, детством, молодостью, боитесь потерять любовь. Но нельзя вернуть родителям жизнь, которую они нам когда-то дали. Можно только передать ее дальше.