Диалог субличностей

Порой вам кажется, что в вас уживается, как минимум, 5 разных персонажей? Вполне возможно, что так и есть. И с ними имеет смысл поближе познакомиться. Рассказываем, как именно.

Владимир Дашевский
психолог

«Дизель-электропоезд прибывает на первый путь!»

Жду на перроне. Нужный вагон всегда останавливается в этом месте. Встречающих немного. Они держат букетики, напряженно всматриваются вдаль и улыбаются. И вот появляется поезд, привет от братьев Люмьер. Клубы пара и дыма. Скрежет тормозов. Проводница открывает дверь, протирает наружную ручку, и мои люди начинают выходить…

Первой выходит тучная дама в белой шляпке, около 35 лет. Платье с оборочками и воланами лилового цвета с крупными цветами. Круглое лицо, блондинка, складки на шее, несколько подбородков, озабоченный вид. Протирает взмокшую шею платком. Обвешана сумочками, сумками и чемоданами.

Вторым ‒ католический священник, 27 лет. Худой, высокий, в круглых очках. Черная сутана, маленький саквояж. Рассеянно осматриваясь, останавливается на ступеньках. Его подталкивает следующий…Третий. Хоккеист, 29 лет. В спортивной форме, с огромным баулом. Небритый, без зуба, синяк под глазом, щурится от яркого света, сухие губы, возможно с похмелья. Проталкивая священника, останавливается на перроне. Закуривает. Священник уходит.

Номер 4. Мальчик лет семи. В панаме, шортах и полосатой футболке, а-ля морячок. Напуган. Растерян, кого-то ждет. Наверное, маму.

5. Мужчина, 40 лет. Серый костюм, волосы назад, залысины, неприметная внешность, может быть как бухгалтером, так и наемным убийцей. А-ля герои Билли Боба Торнтона. Быстро сливается с толпой, уходит.6. Вдруг из вагона появляется маленькая кривая зеленая нога (как у крокодила), потом морда. Это варан. Огромный. Как человек. Очень страшный. Из пасти вылетает раздвоенный язык. От шеи назад тянется поводок вглубь вагона ‒ его кто-то ведет… рука хозяина в перчатке…

7. Это клоун. Возраст и пол неопределенны. В гриме и разноцветной одежде. Улыбается приклеенной улыбкой. Работая на публику, останавливается на мгновение в дверях, как перед выходом на арену. Вдруг резко, шипящими звуками отдает какие-то команды варану, который тянет его в сторону, и вот опять деланно улыбается.

Мальчик, как Хари из Соляриса, приходил и раньше, священника я тоже помнил, остальные персонажи были новыми. Я начал выходить из транса.

Я делаю это упражнение со многими клиентами. Сегодня возникла потребность сделать его себе. В каждом из нас и во мне самом уживается масса презабавных существ. Это так называемые субличности. Удобная психотерапевтическая метафора, позволяющая назвать, увидеть, установить диалог и провести работу с разнообразными личностными ролями, существующими у человека. Классические субличности: внутренние ребенок, мужчина, женщина, взрослый, родитель и т.д. ‒ довольно серы и унылы. Мне кажется, да и многолетняя практика показывает, что этих ролей значительно больше, они ярче и изощреннее вышеназванных. Но, в общем, все они выполняют для нас какую-то работу. Иногда оберегают, иногда заставляют прятаться или драться. И в разные периоды времени, находясь во взаимодействии, споря друг с другом, в зависимости от нашего состояния или внешних обстоятельств, какие-то из субличностей доминируют, берут на себя лидерство. В этот момент они способны мотивировать поведение и определять внешние проявления наших действий.

У меня, например, меняется взгляд, речь, голос, интонации, осанка, походка, одежда, мысли… Ведь поведение «хоккеиста» отличается от поведения «священника», не так ли?

Субличности, для меня, это маски, в которых я предстаю миру. Каждая из них позволяет более или менее успешно решать социальные задачи. Я могу быть высокодуховным, как католический священник, «проповедовать» и радоваться собственной просветленности или жестко идти на столкновения, как хоккеист, быть ранимым, как маленький мальчик, и неприметным, как Билли Боб Торнтон, животным, как варан, и т.д. Ключевое слово «КАК».

За ними удобно прятаться, чтобы не быть собой. Некоторые маски прилипают. Забываешь, откуда они взялись. Чужие стереотипы, навязанные воспитанием, социальными нормами, все эти «пацанские» дела, «мужские» поступки, «взрослое» поведение… Какое отношение это имеет ко мне?

Об авторе

Владимир Дашевский, психотерапевт, коуч

Cайт: dashevskiy.org

Когда я превращаюсь в кого-то из своих привычных персонажей, я становлюсь лишь частью себя, то есть перестаю быть собой на 100%. То есть на 15% собой, или на 20, или на 5 – неважно. Я играю роль. Таких ролей в моей жизни много. Когда я пишу эти строки, я – психотерапевт-журналист, который хочет максимально доходчиво и ярко донести идею, поэтому он подбирает слова, придумывает метафоры, накладывает на огромную реальность маленькую ограничивающую рамку, которая в данный момент необходима.

Так же и в психотерапевтическом кабинете, на футбольном поле, съемочной площадке, с друзьями или близкими людьми – я только часть себя, особенно если надеваю маску.

Как только я называю себя кем-то, я вру.

– Здравствуйте, я – Владимир Дашевский, психотерапевт.

Обман! Я ведь не только психотерапевт, а еще и мужчина, режиссер, друг, тренер, отец и т.д. Получается, что, когда я ассоциирую себя с одной из своих субличностей, я сужаю и себя, и собственные возможности во много раз. Что такое я?

– Я – Владимир!

Опять часть правды. Имя, данное родителями, спасибо им за это. Но не я.

Человек? Да, но широко как-то. Я бы сузил (цитирую).

Я – тот, кто каждый раз встречает дизель-электропоезд. Я – тот, кто не может себя назвать. Я – тот, кто не знает местоимения «я». Тот, который наблюдает и улыбается, глядя на всю эту шебутную коммунальную квартиру. Тот, который способен любить. И себя, и другие коммуналки, хотя иногда и возникает желание наконец-то расселить всех уже раз и навсегда.

В состоянии транса удается провести переговоры между субличностями. Некоторые из собственных ипостасей очень сложно принять. Но, так или иначе, каждая из них – часть целого, и каждая важна. От нее невозможно просто избавиться. Иногда, выполнив какую-то ведомую только им работу, они уходят сами. Глядишь, а через полгода на платформе уже и нет этого персонажа.

А идеальный вариант – когда поезд придет пустой и встречающий на платформе никого не встретит.

P. S. А может быть, я – тот, кто наблюдает за встречающим?

Как делать упражнение «Диалог с субличностями»?

Техника «Диалог с субличностями» используется в эриксоновском гипнозе в диагностических и терапевтических целях для быстрого доступа к источнику проблемы в лечении посттравматического стрессового расстройства, пограничных состояний, депрессий, фобий, психосоматических расстройств и т.д. В состоянии транса клиент может говорить от лица каждой из собственных субличностей. Последовательно он отвечает на вопросы: «Кто ты? Сколько тебе лет? Что ты делаешь для меня? От чего оберегаешь? Чего боишься? Что хочешь?» И т.д. Терапевт получает быстрый и прямой доступ к скрытым и/или вытесненным переживаниям и может эффективно выстроить стратегию последующей терапии. Кроме того, в трансе возможно проработать внутриличностный конфликт, позволив субличностям «говорить» друг с другом, синтезировать раздробленные части в единое целое.

Самостоятельно. Можно, устроившись максимально комфортно, закрыть глаза и несколько минут сосредоточиться на собственном дыхании, почувствовать, как воздух входит и выходит из легких. Потом на несколько мгновений подумать о том, что беспокоит сегодня, и представить себе безопасное место, в котором можно было бы расслабиться, и мысленно поставить там мягкое и удобное кресло. Через несколько мгновений, устроившись в этом кресле, можно представить себе «вокзал», «аэропорт», «зал ожидания», любое другое место, в которое приходят люди. И позволить себе наблюдать за прибывающими персонажами. Их может быть от трех до девяти. Главное – не ждать никого конкретного, уважать ВСЕХ приходящих и не оценивать их. Само по себе знакомство с собственными субличностями может обладать для вас терапевтическим эффектом. Потом в собственном темпе, в спокойном режиме позволить себе вернуться в обычное бодрствующее состояние. Дальнейшие действия лучше производить с квалифицированным психотерапевтом.