1 235

Как живопись «излечила» наши токсичные отношения

Наша читательница почувствовала, что муж пытается полностью контролировать ее жизнь, она нашла отдушину в живописи. И неожиданным образом спонтанная арт-терапия помогла женщине увидеть ситуацию в ином свете и наладить отношения в семье. Как именно — узнаем из ее письма.
Как живопись «излечила» наши токсичные отношения

Рисовать я любила с раннего детства, но специально этому не училась. Родители отнеслись к моему увлечению без энтузиазма. Установка старших была достаточно традиционной: нужно получить хорошую, максимально востребованную профессию. Так я стала изучать экономику, которая мне была совсем не интересна.

Думаю, что мое раннее (в 19 лет) и поспешное (после полугода встреч) замужество отчасти объяснялось той невыносимой скукой, которую я испытывала, штудируя экономические модели и кризисы. Избранник же был умен, увлечен своим делом, у него были цели, смысл жизни. И мне показалось, что рядом с ним я тоже обрету все это.

Муж был на десять лет старше, он достаточно хорошо зарабатывал, чтобы мы безбедно существовали на эти средства. Его жизненная установка была противоположна той, которая господствовала в моей родительской семье: женщина должна украшать жизнь, создавать атмосферу в доме, а заниматься чем-то еще она может только для поддержания жизненного тонуса.

С наивной беспечностью я радостно окунулась в предложенный мне вариант жизни, в котором после родительского диктата увидела свободу.

На третьем году семейной жизни у нас родился сын. И вот тут-то я в полной мере ощутила, что с замужеством я, что называется, попала из огня в полымя. Звоночков было много и до рождения ребенка: то мужу казалось, что я невнимательно его слушаю, то у меня кислое выражение на лице. «Не те фильмы смотришь, не те книги читаешь, язык учишь не по той методике, бегать вредно, вот тебе велосипед...» Велосипеды я ненавижу с детства и ему об этом рассказывала. Но он считал это избыточными деталями, не имеющими отношения к делу.

Однако я исхитрялась закрывать на происходящее глаза. Это было не так уж и трудно, потому что муж большую часть времени был на работе. Когда родился ребенок, мой добропорядочный муж стал работать дома. Это не сказалось на его доходах: он квалифицированный программист с безупречной профессиональной репутацией. Но моя жизнь превратилась в ад.

Это был тотальный контроль с постоянными безапелляционными указаниями. Что есть, что пить и в каких количествах, какое белье покупать, как брать ребенка на руки, как с ним разговаривать, когда ложиться спать. Книги и фильмы должны были соответствовать представлениям моего мужа о прекрасном, поскольку я кормящая мать и мое эмоциональное состояние передается ребенку.

Я не принадлежала себе даже во сне: «Ты беспокойно спишь, это нездорово, необходимо установить причины». На прогулки муж всегда ходил вместе с нами. Мечта многих женщин, правда? Те редкие случаи, когда он из-за работы не мог выйти из дому, были для меня праздниками.

Как живопись «излечила» наши токсичные отношения

Когда сыну исполнилось полгода, муж решил, что мы должны жить за городом, и снял дом. Хозяева, уехавшие за границу, были художниками, и в доме остались мольберты, краски, мелки, тушь, много разных профессиональных аксессуаров.

Я как-то безотчетно начала рисовать кленовые листья — стояла осень, они были очень красивыми. Этими листьями была усеяна вся мастерская. Я рисовала их карандашами, мелками, акварелью, потом перешла на масло. После листьев — деревья, потом птицы, и в конце концов я замахнулась на пейзажи.

Мне было все равно, что это по-детски неумело, о чем мне не преминул сообщить муж, когда обнаружил мое увлечение. У него был срочный и сложный проект, и это помешало ему вникнуть в мое новое увлечение сразу.

Думаю, что это спасло обоих. Почему обоих — сейчас поясню. Спойлер: эта сказка с неожиданно хорошим концом.

Муж решил показать мне, как это делать правильно. Купил «правильные» краски, «правильные» холсты и мольберты и принялся за дело. Получалось не очень, явно хуже, чем у меня, он нервничал. Я же к этому времени как-то расслабилась и перестала замечать, что он постоянно оценивает мои действия. Потом терапевт мне скажет, что это последствия спонтанной «арт-терапии».

И тут — о чудо — я стала замечать, что его оценок становилось все меньше и меньше, я не сразу это поняла. К нам вдруг вернулся секс, такой, каким он был в первые месяцы наших отношений. Я вдруг услышала от мужа что-то невероятное про красоту своих волос. Это все происходило достаточно постепенно, но было так странно, что я почти испугалась — казалось, что вот-вот случится что-то плохое, потому что так не может быть.

После долгих колебаний я решила «выяснить отношения», поговорить открыто о том, что было, что стало и почему вдруг. Муж резко помрачнел, сказал, что ему надо работать, и ушел к себе. Я ругала себя, что все испортила, но изменить сделанного уже было нельзя.

Покормила ребенка, сделала всякие бытовые необходимые вещи и села за мольберт. Часа через два услышала сигнал мессенджера, посмотрела — сообщение от мужа с приложенным вордовским файлом. Испугалась, но деваться некуда, стала читать. Это было настоящим потрясением для меня.

Я про себя величала его абьюзером — это слово я использовала в качестве ярлыка, который мысленно наклеила на мужа

Если вкратце пересказать то, что муж изложил на пяти страницах, получится: он всегда хотел как лучше. А как лучше — это чтобы было правильно, как в хорошей компьютерной программе. Все лишнее, что не вело к цели, — это баги. Их надо было убирать. И он убирал — замечаниями, оценками и указаниями. Он чувствовал, что что-то идет не так, искал баг и не мог найти.

Разговаривать на темы отношений он не умеет, у него вообще с этим плохо. Потом он увидел мои художественные экзерсисы, стало интересно. Нашел в них баги — все не так, как в реальности. Решил показать, как надо. И утонул. В бесцельных, казалось бы, деталях и подробностях.

Но что-то ему процесс понравился, не мог оторваться. Стал читать учебную литературу по рисунку, живописи. Ставил себе руку. И вдруг понял, что мои «неправильные листья» ему нравятся больше, чем его правильные. Это был для него тупик, ад и ужас! Баг не может быть лучше, чем правильное. И тут в каком-то очередном учебнике наткнулся на цитату из Пастернака: «…Но жизнь, как тишина осенняя, — подробна». И его «замкнуло».

В общем, мой дорогой муж с синдромом Аспергера (эти слова мы услышали позже, когда пошли на терапию) старался как мог. Я же про себя величала его абьюзером — это слово я уже успела вычитать на бескрайних просторах сети и использовала в качестве ярлыка, который мысленно наклеила на мужа.

И если б не холсты и краски вместе с Пастернаком, мы давно бы разбежались и зализывали раны поодиночке. Не факт, что успешно.

Сейчас мне 29, я заканчиваю Строгановку, мечтаю заняться книжной графикой. Сын пошел в школу, родилась дочка. Сложности не исчезли, но когда знаешь, откуда они произрастают, есть возможности их преодолеть. А выражение «ненужные подробности» стало семейным мемом.

Подготовила: Елена Фетисова
Источник фотографий: Getty Images
Загрузка...
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
Журналы Psychologies

теперь доступны в Google Play

СКАЧАТЬ
новый номерСЕНТЯБРЬ 2020 №53
170Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Мозг: меняем жизнь, меняя мышлениеМозг: меняем жизнь, меняя мышлениеКак было бы здорово, если бы был пульт, способный перематывать пленку жизни назад. Нажал на кнопку — вернулся в прошлое и поступил иначе, сделал другой выбор. Увы, такого пульта нет. Хорошая новость в том, что он и не понадобится, если мы научимся совершать правильный выбор в моменте. И это вполне реально. Как? Об этом мы рассказали на второй ежегодной конференции Psychologies Day, которая прошла 25 октября 2019 года. В этом досье мы собрали наиболее интересные статьи о возможностях нашего мозга. А через год, в октябре 2020, мы расскажем еще больше интересного! До встречи на Psychologies Day 2020! Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты