Как я подрабатывала гейшей в Японии
18+

Студентке из Центральной Сибири Марине Чижовой выпало испытать на себе, что такое быть современной гейшей в Японии. О своем приключении она написала книгу «Дневник современной гейши. Секреты ночной жизни Страны восходящего солнца». Представляем вам ее фрагменты.

***

— Жень, Жан предложил нам поработать гейшами, — говорю я подруге по дороге в университетскую столовую.

— М?..

— В секс-баре, где он бармен, объявили сезонный набор персонала. Но вроде как без секса.

— Это как?

— Оплата почасовая, но просто за общение. С клиентами, понимаешь ли, нужно разговаривать.

— А ты правда думаешь, что в баре почасовая оплата без ничего?

— Не знаю. Но Жан отвечает. Может, сходим посмотрим?

Женька мрачно косится на меня.

— Да ну. А вдруг нас заберут в секс-рабство.

— Но тогда вместе с Жаном. Он тоже там будет.

Женька все еще нахмурена. Видно, что никуда идти ей совсем не хочется.

— Он обещал, что мы можем сразу уйти, если что, —добавляю я.

— Ой, ну я не знаю. А ты уже согласилась?

— Нет, я без тебя никуда не пойду, — машу головой я. —Вдруг я одна ничего не пойму по-японски?

Мы входим в столовую — и тут же забываем о секс-баре при виде японских картофельных котлет и жареных сардин. Смотрим во все глаза на то, что нам открылось.

На небольшую уютную залу, уставленную диванами с одной стороны и с утопающей в полумраке изогнутой барной стойкой — с другой. На официанта в белой манишке, перчатках и бабочке. На зеркала и взлетающие до потолка стеллажи, где мягкий свет играет в сотнях бокалов, хрустальных стаканов, разноцветных бутылок.

Официант улыбается и кланяется нам. Мы делаем шаг вперед — прямо на мягкий ковер. Дверь бесшумно закрывается. Все. Оставь надежду, всяк сюда входящий. Мы попали в заколдованное королевство диванов и хрусталя по ту сторону двери.

Мы там, где не должны быть: это место не отмечено на карте. Мы по собственной воле, из простого любопытства взяли и вступили в японское зазеркалье.

— Здравствуйте. Прошу любить и жаловать! Аюми Сакамото.

Мы смотрим во все глаза и видим красивую женщину лет тридцати семи. На ней элегантный костюм и туфли на каблуках. Женщина улыбается. У нее шикарные темные волосы и приятный голос.

— Проходите, пожалуйста, вот сюда. Давайте присядем.

Как я подрабатывала гейшей в Японии

Мы еще секунду вглядываемся в нее, затем Жан тактично кашляет рядом. Мы поспешно лепечем какие-то приветствия и стыдливо пробираемся туда, куда указала Владычица королевства.

— Женя-сан и Марина-сан, да? Очень приятно! Жан много про вас рассказывал, — почти пропела она.

— Не верьте, — еле слышно бормочу я.

— О, но он говорил мне столько хорошего! Вы ведь учитесь вместе?

— Да, — киваем мы.

— Вы очень красивые. И по-японски говорите так здорово! — восхищается Аюми Сакамото и улыбается, показывая белые зубы. — Я бы хотела предложить вам работать здесь, — продолжает она.

Мы молчим несколько секунд.

— Скажите, а что будет входить в наши... обязанности? — несмело подает голос Женька.

— Вам нужно будет вести беседу с гостями. У нас строгий отбор, любой человек сюда не попадет. Всех гостей мы знаем по именам, так что тут вполне безопасно.

Мы подозрительно переглядываемся. Нам нужны гарантии.

— Вам нужно будет приготовить гостю напиток. И просто беседовать. Это совсем не сложно, — она улыбается, и драгоценные камни блестят на ее пальцах.

— А есть ли какие-то запретные темы? — спрашивает Женя.

— Нет! Никаких особых запретов нет, — сладко поет мадам Аюми.

— А может, начать уже сегодня? — поймав волну, предлагаю я. Вдруг я не наберусь духу прийти сюда еще раз.

— Сегодня? — Аюми Сакамото вежливо, как бы ненароком окидывает взглядом нашу одежду, постепенно спускаясь все ниже. Ее глаза чуть расширяются, когда останавливаются на наших спортивных ботинках. — Ммм, сегодня вряд ли, — мягко говорит она. — Сегодня у нас достаточно персонала. И еще по поводу одежды... — Ее голос нежен, как лепестки сакуры. — Так как гости приходят сюда по особому случаю, девушки одеваются во что-то нарядное. Например, платья.

Дело в том, что здесь не совсем обычное место. Облик девушек должен быть более утонченным

Женя чуть слышно крякает рядом.

— На ногах туфли или босоножки на каблуках. Нельзя носить брюки, — ее взгляд скользит по нашим ногам, — и джинсы...

Мы молчим, чуть подбирая ноги. Властелинша королевства смотрит на нас и, видимо, решает, что мы нуждаемся в дополнительных объяснениях.

— Дело в том, что здесь не совсем обычное место. Поэтому облик девушек должен быть более утонченным, чем в обычной жизни. — Аюми делает вежливую паузу и внимательно наблюдает за нашей реакцией. — Давайте встретимся в следующий понедельник. Думаю, для начала одного-двух раз в неделю будет достаточно.

Мы сидим, переваривая информацию.

— Скажите, пожалуйста, а как к вам обращаться? — наконец, задает последний вопрос Женя.

— Зовите меня просто «мама», — с почти материнской лаской говорит Аюми Сакамото, и на этот раз мы крякаем обе.

Значит, мама, да. Вот мы попали.

Как я подрабатывала гейшей в Японии

Пока я разглядываю пузырьки в шампанском, мама-сан в красивом кимоно о чем-то с воодушевлением рассказывает гостям в нашем салоне. Затем она вдруг резко поворачивается ко мне:

— Ведь правда, Марина, мы, женщины, об этом постоянно говорим?! Да?

Эммм... Благодаря ночным беседам я уже, конечно, довольно сносно говорю по-японски. Даже хорошо говорю. Но иногда ведь можно просто прослушать... Ну бывает такое.

— Правда же, Марина?! — повторяет мама-сан, и бизнесмены серьезно и выжидательно смотрят на меня. Я вижу, что она ждет от меня одобрения. И я рискую.

— Ну конечно! — киваю я с энтузиазмом. — Мы все время об этом говорим!

Мама-сан торжествующе смотрит на гостей — мол, слышали? Бизнесмены понимающе кивают. Мне уже самой становится интересно — о чем это так любят пощебетать нынче барышни? Начальница продолжает:

— Вот сидим, бывает, в ресторане — и говорим друг дружке: «Как бы завтра запора не было...»

Я поперхнулась шампанским. О запоре?! Ну конечно, о чем еще беседовать в обществе? Разговоры о высоком — вчерашний день. О мужиках надоело, о тряпках — не экологично. А тут — нечто новое, насущное и ближе к природе. Можно сразу понять, почему тема так прижилась в японосветских беседах. И как это я сразу не догадалась...

Мы уедем к себе домой, а они останутся здесь. Потому что каждый принадлежит своему месту

И вот мы уже выходим из салона. Наши руки полны пакетов с подарками от мамы и от гостей. Мама-сан провожает нас до порога, желает нам счастливого пути и зовет вернуться. Мы прощаемся, клянемся в вечной любви и что когда-нибудь обязательно приедем вновь.

Потом в последний раз говорим «отсукаресама» (в Японии принято говорить эту фразу в конце рабочего дня — она означает благодарность за проделанную работу) и затворяем за собой дверь...

Мы уедем к себе домой, а они останутся здесь. Потому что каждый принадлежит своему месту. И те, кого мы тут встретили, принадлежат своей стране — такой удивительно органичной в своих бесконечных странностях. В которую мы, сами того не желая, заглянули немного глубже, чем думали. Ничего не изменив в тончайшем, но незыблемом укладе здешней жизни.

«Дневник современной гейши. Секреты ночной жизни страны восходящего солнца», Марина Чижова, Бомбора, 2021

«Дневник современной гейши. Секреты ночной жизни Страны восходящего солнца» Марина Чижова (Бомбора, 2021).