Мне хотелось бы, чтобы у нас с мамой были близкие и теплые отношения. Я у нее одна, и ее обижает моя холодность и нежелание рассказывать о том, что происходит у меня в жизни, как это делают другие дети. Я уже больше десяти лет живу отдельно и редко приезжаю домой — нет желания ни навещать, ни звонить, ни рассказывать о себе. Мешает какой-то барьер. Знаю, моя мама — замечательный, добрый и отзывчивый человек, я ее очень люблю, и мне жаль, что я не могу заставить себя общаться с ней так, как хочет она. Она гордится мной и всем рассказывает, какая я молодец. И это ее заслуга: она отказывала себе во всем, чтобы дать мне образование. Когда мы вместе бываем где-то, мне становится стыдно за нее — она очень наивна, не уверена в себе, многого не знает... Я не хочу пытаться подогнать ее под свой идеал матери, хочу научиться любить ее такой, какая она есть, пока не поздно.

Евгения, 35 лет

Евгения, то, что отталкивает нас в близких людях, нередко говорит о наших потребностях, которые когда-то не были удовлетворены в должной степени. Сейчас вы взрослая и самостоятельная женщина, но некая ваша часть, ваш внутренний ребенок, возможно, «вспоминает» о своих прошлых нуждах, когда видит неуверенность и наивность в мамином поведении. И обижается, отворачивается от мамы.

В детстве нам жизненно важно, чтобы родители создали для нас условия, в которых мы можем расти, развиваться и чувствовать себя в безопасности. Образование, успех, достижения — наверное, большинство родителей хотят этого для своих детей.

Но если ребенок чувствует, что взрослый ради его развития отказывает себе во всем, забывает о себе и занимает жертвенную позицию, иерархия в детско-родительских отношениях переворачивается. Ребенок чувствует себя ответственным за эмоциональное состояние взрослого.

Такому ребенку приходится взрослеть слишком быстро. Его нужды в безопасности не удовлетворяются, ведь вместо того, чтобы заниматься своими детскими делами, он еще и переживает за маму, оправдывает ее ожидания и вклады в свое развитие.

Что, если барьер в отношениях с мамой, о котором вы пишете, напоминает вам о подобном дисбалансе, который мог быть в прошлом?