Можно ли развить харизму?

Вечер вторника. Я сижу в парикмахерской. Все как обычно: покороче сбоку, покороче сзади — и очень неуютно внутри. Мертвая тишина, разбавляемая только щелканием ножниц. Парикмахер не виноват, он уже прошелся по всем обычным темам — мои волосы, мои планы на выходные, что я буду делать в праздники. Теперь мяч переходит ко мне. Что делать?

Что такое харизма? Явно не то качество, которое можно было бы заподозрить у меня. Но кем нужно быть, чтобы про тебя сказали: «Да, этот парень особенный»? Можно ли научиться харизме?

Рядом со мной сидит тот, кто считает: да, можно. Его зовут Даниш Шейх, и он коуч по развитию харизмы. Среди его клиентов — руководители Yahoo и BBC, которых он обучал искусству обретения уверенности в себе и «личностной притягательности». Шейх уверен, что может превратить кого угодно в Джорджа Клуни или Бриджит Бардо. И я буду его студентом на два дня.

Я сижу в кресле, выбирая, куда еще можно повернуть разговор. Это кажется несложным: я довольно умен, разбираюсь в музыке и спорте, я в курсе последних новостей. Короче, вариантов тысячи. «А что насчет вас? — наконец выдавливаю я. — Собираетесь куда-нибудь на праздники?» В зеркале я вижу, как Шейх поморщился.

«Если начинать с основ, харизма — это способность располагать к себе людей исключительно с помощью силы вашей личности. Трудно назначить цену этому навыку», — говорит он, хотя по факту уже это сделал: 150 фунтов в час, если быть точным. И многие готовы с ними расстаться.

Быть привлекательным нелегко

Почему харизма — такая важная вещь? Спросите Ричарда Рида, британского когнитивного психотерапевта, который — сам далеко не робкого десятка — называет себя «Мистер Харизма».

Рид специализируется в разных областях — зависимости, депрессия, кризисное управление, — но в 2009 году он один из первых в Великобритании стал вести курсы по развитию харизмы. С тех пор среди его клиентов побывали транспортный департамент Лондона, Национальное агентство по предотвращению преступности и Google.

Те, кто лишен эмоционального интеллекта, полагаются на инструкции. А те, у кого он есть, полагаются на свое влияние

«Эти организации больше не ищут менеджеров, — говорит он. — Им нужны лидеры. А быть лидером означает владеть эмоциональным интеллектом. По существу, это и есть харизма».

Те, кто лишен эмоционального интеллекта, полагаются на инструкции, говорит Рид. А те, у кого он есть, полагаются на свое влияние. «Если вы научитесь располагать к себе людей, вы откроете для себя больше возможностей. Плюс ко всему вы будете получать больше удовольствия от всего — вечеринок, собеседований, общения с коллегами и друзьями».

Уж кто-кто, а я точно не из тех, кого природа наделила даром очаровывать. Скорее я балансирую где-то на грани между нескладностью и высокомерием, где второе — это способ побороть первое. Но мне 33 года, и я начинаю подозревать, что нескладность все-таки победила.

Какое-то время назад я вел колонку в местной газете, и эта колонка была достаточно популярна. Но когда читатели встречались со мной вживую, я чувствовал, что они разочарованы. Один из них сказал: «Странно — ваши статьи написаны с огоньком, но в вас я его не чувствую». Я понимаю это, но не представляю, что можно поделать с собой.

Можно ли развить харизму?

Новый лидер — харизматичный лидер

Доктор Эрик Матсер — нейропсихолог, который работал с футбольным клубом «Челси» и голландской олимпийской сборной по плаванию, специализируется на оптимизации талантов.

«Лишь немногим действительно комфортно быть самими собой, — сказал он мне. — Для всех остальных тренировка харизмы может помочь. Это ваше право — хотеть стать лучшей версией самого себя, но вам может потребоваться помощь. Развитие личностного потенциала — слишком сложная задача, чтобы решать ее в одиночку».

Между тем мой коуч Шейх — как раз самоучка. Родившись в Индии, он был занудным подростком, затем начальником производства в Yahoo. Он переживал из-за неспособности заводить друзей и потратил десять лет, изучая психологию и нейрологию бытового общения. В конце концов, в свои почти 30 лет он превратился в штатного гуру.

Мое первое впечатление от него — да, симпатичный, но, откровенно говоря, харизма у него не запредельная. «Но я вам понравился, — парирует он. — Значит, наши отношения начались с позитивной ноты». Крыть мне было нечем.

Его первое впечатление от меня было более безжалостным. Он сказал об этом наутро после визита в парикмахерскую. До этого он целый день ходил со мной всюду, наблюдал за тем, как я разговариваю, как веду себя. Свои наблюдения он резюмировал в кабинете, на доске. Не самое приятное чтение. Но, как мне было сказано, «только признав свои слабости, мы можем им противостоять».

Мы можем развивать, практиковать и совершенствовать методы и подсознательные навыки межличностного общения

Итак, вот что получилось: мне трудно завязать и поддерживать беседу; я выгляжу недостаточно уверенным, когда захожу в комнату; у меня закрытый язык тела; я не смотрю людям в глаза, потому что воспринимаю контакт глаз как вторжение в личное пространство. Если речь не идет об интересных мне темах (футбол, литература, история XIX века или британские железные дороги), я разговариваю вяло, без энтузиазма.

«Но не волнуйся, — подбадривает меня Шейх. — Мы все это исправим».

Природный дар или годы тренировок?

Занятия Шейха основаны на идее, что мы можем развивать, практиковать и совершенствовать методы и подсознательные навыки межличностного общения. Я вспоминаю самых харизматичных людей из тех, кого я знаю: неужели они добились расположения людей благодаря методичным тренировкам?

Я думаю о Мартине — моем друге, прекрасном журналисте, который старше меня на 30 лет. Он всегда выглядит солидно, но с долей непринужденности. Ни в какой обстановке он не выглядит неуместным. И главное, кажется, что он совершенно не старается создать себе имидж.

Я встретился с Мартином и спросил его: действительно ли он добился этого с помощью сознательной работы над собой? «Думаю, я просто слушал больше других, — пожал плечами мой друг. — Но мне не кажется, что этому нужно специально учиться».

Я стал рассказывать ему про свои уроки харизмы. Он кивал, задавая вопросы. Наконец я спросил, что он об этом думает. «Полная хрень, — бросил он. — Раздавим еще по кружечке?»

Проявляя интерес к людям, вы даете им почувствовать себя значительными: потом они будут ассоциировать это чувство с вами

До недавнего времени я считал, что харизма — приятное украшение к публичному образу, но не нечто необходимое. Мне не требовалась харизма, чтобы обзавестись традиционными благами: партнером, домом, работой, которая мне вполне нравится.

Когда я позвонил Шейху, мной двигало чистое любопытство. Мне хотелось понять, почему качество, о котором впервые заговорили еще древние греки, вдруг стало обязательным атрибутом успешности в XXI веке. Возможно, с ее помощью я бы получил работу мечты, был бы душой компании, вместо того чтобы мучительно соображать, как поддержать беседу.

«Проявляя интерес к людям, вы даете им почувствовать себя значительными: потом они будут ассоциировать это чувство с вами. Если ты отвлекся хотя бы на минуту, люди схватывают это в доли секунды, — объясняет Шейх. — Сконцентрируй все внимание на человеке, который перед тобой, — и он будет благодарен.

Неважно, где вы — в своем подъезде или за кулисами на концерте Rolling Stones. Если в данный момент вы разговариваете с уборщиком, ваше внимание должно быть отдано ему».

Мы разучиваем упражнение «войти в комнату»: подбородок вверх, плечи назад, зрительный контакт («не смотрите слишком долго, 4 секунды максимум, затем перерыв»), жесты («экономно»).

То же самое с голосом: не говорить слишком быстро или слишком медленно; разнообразить темп, чтобы удерживать внимание слушателя. Хорошая осанка, сильный голос и открытая позиция означают власть.

Можно ли развить харизму?

Быть собой?

Пришло время практических занятий. Светская болтовня. Шейх советует поддерживать разговор в полусерьезном тоне, говорить выразительно, задавать открытые вопросы. Он перевоплощается в моего парикмахера, затем в выпускающего редактора, затем в незнакомца на вечеринке... Ни разу, надо заметить, мне не пришлось прибегнуть к злополучному вопросу о планах на выходные.

Шейх дает упражнение на развитие осознанности: учит быть в настоящем моменте, полностью на собеседнике. Его личный секрет: если он чувствует, что начинает отвлекаться, он снимает очки и протирает их. Это действие, говорит он, заставляет его собраться. Когда он говорит об этой уловке, я восхищаюсь ее простотой. Позже, за кофе, рассказывая свой лучший анекдот, я заметил, что он начал протирать очки.

Я встречаюсь с Шейхом на последнем занятии — на экзамене, если хотите. Мы отправляемся за спонтанными знакомствами на улицу. Пока все идет хорошо: нам удается увлечь людей. В баре выпускница физического факультета рассуждает про черные дыры, а водитель грузовика признается, что завтра в это же время будет в Арброу.

«Красивый город», — говорю я, стараясь, чтобы воодушевление в моем голосе не казалось искусственным. «Вы там были?» — спрашивает он с удивлением. Я делаю паузу и прикидываю варианты ответа. «Нет, — говорю я через мгновение. — Но уверен, это чудесное местечко».

В перерывах Шейх дает советы: «Не скрещивайте руки; во время разговора держите зрительный контакт со всеми по очереди». Помнить обо всем — о руках, глазах, активном слушании, — тяжкая работа.

Наконец, чувствуя, что меня надолго не хватит, я хватаюсь за соломинку: рассказываю паре человек о своих курсах развития харизмы. И сразу беседа оживляется. «Мне это не нужно, — говорит парень напротив меня. — Быть харизматичным — это просто быть самим собой. Без всяких трюков».

Возможно, харизма по своей сути проще, чем мы думаем. Речь идет о лучшем понимании того, что вы есть

Это противоречит всему, на что я настроился в течение последних двух дней. Менять все свое поведение, чтобы научиться нравиться другим, — разве это не противоположность тому, что называется «быть собой»? И что, если, пытаясь стать кем-то другим, я потеряю нечто важнее — более важное, чем обретенное (предположительно) обаяние? Может, дело не в том, что я упустил какие-то возможности? Может, мое аутентичное «Я» никогда не стремилось к ним?

Делюсь своими соображениями с Шейхом, у которого уже готов ответ. «Вы же обменялись с этим парнем контактами, — напоминает он. — Это контакт, построенный на взаимной симпатии. Это именно то, для чего нужна харизма. Это значит, что твое обучение уже было не напрасным».

Чувствую ли я, что изменился? Не совсем. Я никогда не буду становиться в позу гориллы или восторгаться шотландскими городами, которых не смог бы найти на карте. Но, возможно, харизма по своей сути проще, чем мы думаем. Речь идет о лучшем понимании того, что вы есть.

Выйдя из бара, Шейх и я пожали друг другу руки, прежде чем разойтись. Затем он окликает меня с другой стороны улицы: «Эй, дай мне знать, как прошла твоя следующая стрижка». Он поднимает руку с поднятым большим пальцем — видимо, желая послать мне прощальный заряд своей харизмы. Все-таки он мне нравится.

Колин Дрери

Об авторе

Колин Дрери — британский журналист.