Муж не дает 5-летнему сыну планшет, хочет, чтобы он рос по старинке: игры на улице с детьми и дома в игрушки, книжки, в крайнем случае — телевизор. Но на дворе XXI век! А ссориться на глазах у сына тоже не хочется.

Мария, 32 года

Я согласен с вами, Мария. Конечно, сейчас уже не сделаешь вид, что гаджетов в нашей жизни нет. Ребенок, лишенный развлечений, доступных его сверстникам, будет чувствовать себя очень плохо — и социально, и психологически. Надо предоставить ему все возможности, с учетом понятных соображений пользы и вреда. Однако протест мужа связан не только с существом дела, но и с опасениями, что вы с ним не считаетесь.

Важно, как именно обсуждаются разногласия. Это обсуждение должно быть сочувственным с вашей стороны. Муж должен видеть, что вы понимаете его переживания: «Знаешь, действительно плохо, что дети сейчас уходят в гаджеты, перестают общаться. Если можно было бы безболезненно это обойти, то я бы так сделала. Но если мы запретим это сыну, он будет чувствовать себя белой вороной».

Такой разговор может сразу не сработать, и вам не удастся с первого захода уговорить мужа. Но надо продолжать это делать снова и снова до тех пор, пока он не согласится.

Конечно, обсуждать разногласия лучше не на глазах у ребенка. Но, повторюсь, важнее характер обсуждения, чем вопрос о присутствии сына. Раздоры между родителями — всегда травма для ребенка, даже если он не был при вашем споре. Он все равно почувствует это противостояние — по тому, как вы потом вместе сидите на кухне, по напряженности интонаций, по мимике.

Если же вам, Мария, удастся поговорить с мужем союзнически, ничего плохого для детских ушей в этом не будет. Для него страшны не содержательные разногласия между родителями, а противостояние.