Волшебство свадьбы: когда сказку можно потрогать

Создание свадьбы — словно сотворение мира мечты для невесты. Шелк и бархат, цвета и фактуры, мерцание звезд и сверкание блесток. Все это — не иллюзия, которую мы видим на огромных экранах над сценой или в кинотеатрах. Это настоящая сказка, ее можно коснуться, в ней можно оказаться, ее можно вдохнуть. Она живая, она — ваша.

Однажды я получил необычный заказ на оформление свадьбы: все выдержать в черном цвете, даже свадебный букет и наряды гостей. Только платье невесты — белое. «Готическая» задача была для меня нестандартной. Но потому особенно интересной: как, имея в арсенале только один цвет, а второй держа в уме, сделать декорацию незабываемой?

Каждый раз, получая ТЗ от клиента, я решаю ребус. Даже если на первый взгляд пожелания кажутся обычными: «Хотим шампань», «Только белая классика», «Что-то в стиле Прованса», «Лучше всего хайтек»… Меню пожеланий, с одной стороны, предсказуемо — всегда находятся сторонники барокко с бархатом и золотом или те, кто мечтает о хрустальном башмачке, как в сказке про Золушку. И все равно каждый раз я пишу сказку для новой принцессы с чистого листа.

Нравится ли мне то, что выбирают ее персонажи? Да, я следую за их выбором, хотя у меня есть собственные предпочтения. И я знаю среди моих коллег тех, кто пытается «привить вкус» своим заказчикам, повести их за собой. Я считаю это не только неправильным, но и опасным.

Каждая невеста уже придумала свою сказку, и я чувствую себя Волшебником, который должен помочь ей воссоздать этот образ в реальности. Ведь стиль свадьбы — это, как правило, заказ невесты. Если я смогу убедить ее, что мое видение лучше, она поверит моему профессиональному вкусу, но останется ли довольна?

В нашем свадебном спектакле много тактильности — гости могут пощупать мою сказку руками

Уже на первой встрече, когда я вижу глаза невесты, слушаю ее историю, становится понятно, что за мечту мы на этот раз будем осуществлять. И каждый раз это особенная история, даже если это снова «шампань» или «классика белого». Как нет одинаковых судеб, так нет для меня и одинаковых свадебных сюжетов. И в этой непредсказуемости основная прелесть моей работы.

Даже один и тот же цвет бывает разным — твердым, мягким, холодным и горячим. Ткань: черный шелк отличается от бархата и на вид, и на ощупь. Стекло: будут ли бокалы матовыми или прозрачными, гладкими — или их острые грани рассыплют черные искры? А белоснежная невеста засияет еще ослепительней среди всех оттенков черного.

Оформление свадеб позволяет мне воплощать самые фантастические творческие идеи. Ведь технологии неизбежно теснят ручную работу художника. На место сварных или пенопластовых форм приходят большие экраны. И моя задача на телешоу или концерте — собрать конструктор из них, добавив света и цвета.

Но свадьба — событие, которое сохранило свою первозданную естественность. Здесь нельзя оставить грубые швы или создать оптическую иллюзию, как в пространстве концертного зала или телевизионной студии, где мы видим сцену издалека. В нашем свадебном спектакле много тактильности — гости могут пощупать мою сказку руками, и подбор материалов помогает молодоженам и гостям прожить другую жизнь за один день. Здесь все бутафорское, но при этом самое настоящее. «Это то, о чем я мечтала!» Когда я слышу такие слова, я чувствую себя волшебником. И значит — сказка удалась!

Об авторе

Геннадий Самохин — художник-постановщик, сценограф, декоратор. Почетный деятель искусств города Москвы.