«Я был маленьким Буддой»

Фигура подростка, хромированный велосипед, на котором он разъезжает по парижским улицам; голубые глаза, лучезарная улыбка и неуловимый акцент, не поддающийся определению. Тринле Тулку Ринпоче родился в Швейцарии; его отец — француз, а мать — американка. Но заговорил он сначала по-тибетски, поскольку вырос в буддийском монастыре: «тулку» означает «реинкарнация», а «ринпоче» — уважительное обращение, буквально «драгоценный учитель». Молодой человек просто рассказывает нам о том, что его нынешняя жизнь — лишь продолжение других жизней, от одной реинкарнации к другой, и что он знал об этом с самого начала.

Когда его мать была беременна, у нее, совершенно не разбиравшейся в буддизме, было предчувствие, что малыш будет как-то связан с Буддой. Тогда же его отец, член французского парламента, случайно оказался в Париже в одном отеле с Кармапой, знаменитым буддийским наставником. Парламентарий заглянул в конференц-зал и послушал его поучения, которые произвели на него большое впечатление. Ребенок появился на свет десять дней спустя. Родители решили назвать его Ананда в честь двоюродного брата Будды, имя которого означает «всеми любимый»…

На следующий год семья уехала в Индию, в Сикким, чтобы повстречаться с Кармапой XIV. Когда малыш увидел его святейшество… то бросился к нему в объятия. В свои 14 (!) месяцев он понимал то, что говорил ему наставник по-тибетски. «Я стал вспоминать и рассказывать о человеке, которого многие члены общины опознали как моего „предшественника“: я был тулку, то есть новым воплощением буддийского наставника, умершего двумя годами раньше...»

«Я был маленьким Буддой»
Тринле Тулку Ринпоче во взрослом возрасте (2007 год).

Ананда, получивший новое имя Тринле Тулку, вместе с матерью на два-три месяца поселился в Непале. Теперь он только и думал о том, чтобы жить вместе с монахами, — вплоть до того, что однажды собрался совершить побег с корзиной для пикника, в которую были сложены все его игрушки! Но малышу было мало заявить о себе: «Я — тулку!» Наставники тем не менее могли его не признать. Они тоже должны были быть убеждены в том, что перед ними действительно тулку. С Анандой вышло именно так.

Упрямому мальчику понадобилось время, чтобы заставить родителей уступить: в 1978 году, когда ему было три года, они согласились с тем, чтобы их сын жил в Индии, в монастыре неподалеку от Дарджилинга. Его стал опекать Калу Ринпоче, наставник, который был близок к «предшественнику» Тринле.

«Он привел меня в мир высочайшей духовности и поставил перед важнейшими вопросами бытия: что есть жизнь, что — смерть и как к ней относиться? Монахи были так добры, что дали мне глубокое образование…» Мальчик был счастлив наконец-то щеголять бритой головой и бордовым одеянием, которого он так добивался; большую часть года он жил с монахами, а остальное время проводил с родителями во Франции и в США. Он учился читать и писать по-тибетски и получал образование, предусмотренное для тулку, вместе с другими взрослыми учениками. «Теория была мне скучновата, но, когда начинались истории, я это просто обожал и запоминал абсолютно все».

Посетителей монастыря поражал этот маленький мальчик. Он с серьезностью относился к учению и при этом шалил, смеялся и носился по монастырским коридорам. Его мать, поселившаяся поблизости, навещала его почти каждый день. Тринле такая жизнь полностью устраивала. «Я осознавал, что у меня необычное детство. Когда я видел других детей, я их не всегда понимал. Мне нравилось проводить с ними время, делиться своими игрушками и конфетами, но меня интересовали совсем другие вещи».

У Тринле нет неприятных воспоминаний о детстве, хотя жизнь он вел более чем спартанскую: скудная пища и умывание холодной водой… «Я закалился и был прямо-таки сгусток энергии! У меня всегда были румяные щеки, и я никогда не мерз. А когда сеансы медитации казались мне чересчур длинными — четыре-пять часов для трехлетнего ребенка многовато, — я уходил поиграть…»

Три вопроса о последователях Будды

На наши вопросы отвечает историк религии Борис Фаликов — кандидат исторических наук, доцент Центра сравнительного изучения религии РГГУ, автор многих книг и статей по истории и философии религии.

Сколько буддистов в мире?

Буддизм — четвертая по числу сторонников религия мира после христианства, ислама и индуизма. В мире 350 миллионов буддистов, то есть 6% населения земного шара. Большая их часть сегодня живет в Юго-Восточной Азии, Японии, Монголии и Тибете. Буддизм популярен и в России, он традиционно наиболее распространен в Прибайкалье и Забайкалье, в Бурятии, Калмыкии, Туве и на Алтае.

Каковы основные постулаты буддизма?

Есть несколько направлений буддизма, но все они признают «четыре благородные истины»: жизнь есть страдание; у страдания есть причина; страдание можно остановить; есть способ прекратить страдания. Полное прекращение страданий называется «нирваной».

Южная ветвь буддизма считает возможным достижение нирваны собственными усилиями. В северном — тибетском — буддизме большую роль играет бодхисаттва — наставник, ведущий людей по пути совершенствования. Поэтому в тибетском буддизме придают особое значение тулку, которые, опираясь на опыт предыдущих жизней, могут помочь людям приблизиться к нирване.

Как находят тулку?

Каждый раз после смерти ламы начинается поиск его новой инкарнации. Чтобы найти тулку, следуют указаниям ламы, которые он мог оставить в своих письмах, расспрашивают его близких. Иногда кому-то из лам снится сон, в котором содержатся указания места и обстоятельств рождения ребенка-тулку… Иногда поиск длится годами, особенно в периоды войн или других бедствий.

Основной критерий при выявлении тулку — воспоминания ребенка о предшествующем рождении. Ему показывают (среди других) предметы покойного ламы; если он их опознает, то подлинность перерождения получает «эмпирическое» доказательство. Ребенка объявляют новым воплощением ламы. В настоящее время в мире живут около тысячи тулку, в основном мужчины.

«Я был маленьким Буддой»
Тринле Тулку Ринпоче в детстве.

«Когда мне исполнилось 12 лет, я решил больше не отвечать на вопросы западных журналистов. Они не понимали той жизни, которой я жил, и вопросы, которые они задавали, не имели для меня смысла. Они думали, что мной манипулируют, что я в руках своего рода секты. Они не хотели услышать того, что я им объяснял, и писали то, что не имело никакого отношения к моей реальной жизни». Именно для того, чтобы объяснить внутреннее содержание своей жизни, он согласен сегодня рассказать немного о себе.

«Не буддисту это может показаться сложным для понимания, но я с самого раннего возраста отдаю себе отчет в той нравственной дисциплине, которую взялся соблюдать. Духовная практика представляется мне самой важной вещью. Уже в моем детском сознании это было самым важным; мне казалось, что это нечто волшебное, что позволит мне обрести свободу, победить жизнь и смерть, исполнить все мои мечты…»

Перед смертью предшественник Тринле написал своему другу Калу Ринпоче стихотворение, в котором объявлял ему, что вновь родится на Западе, и просил отвезти его туда, когда придет время. И старый наставник провез своего юного воспитанника по всем буддийским центрам Запада.

«Он стоял на своем…»

Анна, мать Тринле

«Каждая мать стремится прежде всего обеспечить счастье своего ребенка. Мой сын родился с собственной судьбой, и ее надо было уважать. Совсем еще малышом он сказал мне: «Мама, я не такой, как другие мальчики. Я хочу стать монахом». И он стоял на своем… Как было к нему не прислушаться?

Некоторым образом я была абсолютно убеждена, что доверить Тринле ламам — значит, дать ему наилучшее возможное воспитание. Что более достойное могла я ему предложить? У меня были знакомые среди бомонда: политики, рок-звезды, богатые и влиятельные люди. Но они внутренне не раскрылись по-настоящему в жизни.

Зато тибетские наставники действительно обладают ключом к истинному счастью. Если бы я почувствовала, что что-то не так, то в любой момент забрала бы его оттуда. Но я жила совсем рядом с ним, и я знала, что он на своем месте.

Признаюсь, иногда мне его не хватает, даже сейчас, но я горжусь тем молодым человеком, которым он стал. Его счастье составляет мое счастье и счастье других людей».

Записала Памела Уайт.

«Я был маленьким Буддой»
Тринле Тулку Ринпоче с родителями.

По окончании странствий Тринле вернулся в Индию и год учился вместе с другими детьми-тулку, а потом поселился в буддийском центре Моншардон во Франции. Здесь он выучился читать и писать по-французски. Здесь началась его теперешняя жизнь, гармонично соединяющая «тут» и «там».

«Буддизм считает, что нынешняя жизнь любого разумного существа — не единственная: он прожил другие жизни в прошлом и проживет еще в будущем. Тулку — это практикующий буддист, уже прошедший определенный путь в своих прошлых жизнях. Степень его духовного совершенства дает ему свободу выбирать свою судьбу. Поэтому я выбрал для нового воплощения семью, способную принять мой путь. Мои родители могли не отпустить меня и оставить на Западе, я думаю, что в этом случае был бы очень, очень несчастлив.

Я никогда не сомневался в том, что я тулку. Никогда. Я много раз задавал себе этот вопрос. Мне довелось начать изучение буддийской философии в раннем возрасте. Поскольку это совершенно не догматическая традиция, не навязывающая, во что надо верить, чтобы обрести искупление, то я смог изучить и западные философские течения, от нигилизма до материализма, в том числе и те, которые отрицают реинкарнацию и полагают, что мысль есть производное тела, как свет — лишь производное свечи. Я сравнивал свою жизнь и свои ощущения с ответами, которые предлагает западная философия. И в результате утвердился в своей позиции.

В том возрасте, когда большинство подростков не особенно стремятся работать или учиться, я подготовился и сдал экзамен на французский аттестат о среднем образовании, а потом поступил в университет в Париже. Я всегда считал, что мой долг как тулку — поучаствовать в том, чтобы сделать мир лучше, вдохновляя окружающих меня людей на любовь и сочувствие, столь важные в буддизме. Именно к этому я стремился с самого начала. Если я проявлю твердость и упорство, может быть, мне удастся добиться некоторых результатов».

День 10-летнего Тринле

  • 6:00: индивидуальная медитация.
  • 7:00: групповая медитация.
  • 8:00: завтрак.
  • 9:00: изучение буддийских текстов.
  • 11:00: тибетская каллиграфия, грамматика, литература.
  • 12:00: обед.
  • 15:00: домашние задания, изучение тибетских или западных дисциплин.
  • 17:00: чай.
  • 17:30: английский язык, французский язык, занятия по западным предметам.
  • 19:00: медитация в группе или в одиночку.
  • 20:00: ужин.
  • 21:00: медитативная практика.
  • 22:00: отход ко сну.
«Я был маленьким Буддой»
Тринле Тулку Ринпоче в детстве.

О том, как устроена его повседневная жизнь, он предпочитает не рассказывать, считает, что это касается только его, и выбирает тему, которая его действительно занимает.

«Запад испытывает передозировку материализма. Хотя ответ, который буддизм дает на экзистенциальные вопросы, основывается на учении, которому уже 2600 лет, этот ответ остается актуальным и сегодня. Кажется, что нельзя быть счастливым одному и что человек нуждается в чем-то внешнем, чтобы достичь полноты. Тем самым мы переводим эту полноту в условное наклонение, тогда как Будда говорит, что она уже есть внутри нас и что наше дело — открыть ее в себе, выразить, дать ей возможность созреть. Это потенциал, не зависящий ни от каких богов, ни от каких людей, а только от нас самих».

Тринле предпочел не становиться монахом — это ограничило бы его жизнь строгим монастырским уставом. Его статус тулку не запрещает ему заводить семью и детей. «В настоящее время я провожу по четыре-пять месяцев в году, путешествуя по Европе, США и Азии: читаю лекции, встречаюсь с людьми, даю наставления в медитации, провожу семинары; остальное время я посвящаю углубленному изучению текстов, занимаюсь духовной практикой и личными делами.

Моя жизнь подвела меня к тому, чтобы стать связующим звеном между буддизмом и Западом, хотя моей конечной целью остается моя собственная внутренняя работа. Я не стремлюсь никого убедить в чем бы то ни было, я просто свидетель, позволяющий людям Запада увидеть, что такое буддизм. Это амбициозная задача, и я буду очень, очень счастлив, если смогу ее решить хотя бы чуть-чуть».