«Я вышла замуж по расчету»

Сегодня большинство девушек вступает в брак по любви. 35-летняя Юлия Эльдеева – исключение из правила: она слушала не веление сердца, а голос рассудка. Счастлива ли она?

«Будущего мужа я встретила в Клубе волонтеров. Когда-то я была вожатой в пио­нерлагере, а еще раньше — учителем английского. И, занимаясь проектной работой в бизнес-сфере, скучала по общению с детьми. Однажды я зашла в творческий магазин (тогда они только появились), и в голову пришла мысль: «Эх, в моем детстве такого не было. Было бы здорово кому-нибудь эту радость подарить».

Я накупила материалов для творчества и договорилась передать их девушке, которая помогала детскому онкоцентру. Но встреча откладывалась, я поняла, что не судьба, и стала искать, куда их пристроить.

В итоге оказалась в Клубе волонтеров. Теперь пять дней я работала в офисе, по дороге на работу думала, чем порадовать ребят, а в выходные отправлялась в детский дом вместе с другими. Поездки дальние, пока ехали, успевали поговорить обо всем на свете. Часто с одними и теми же волонтерами вместе готовили мастер-классы для детей — от футбола до декорирования фоторамок, так и становились друзьями.

На одной из наших посиделок с гитарой я впервые увидела Кирилла. Его к нам привела сестра: он тяжело переживал развод, а когда самому плохо, то лучший способ — помочь другим. Кирилл отлично играл на гитаре и легко влился в нашу компанию. А я подумала: «Какой высокий парень, точно не в моем вкусе»: мне нравились невысокие мужчины, а у него рост под два метра. Со временем к этой мысли добавилась другая: «Надо же, православный и адекватный — редкость в наше время». Но абсолютно ничего романтичного.

Я не искала отношений, так как сама переживала расставание. Но у меня уже было представление, что хорошо бы муж был православный, работящий, добрый и веселый. Тратить время на несерьезные отношения не хотелось. Помню, в разговоре со знакомым обронила: «Ты романтичный, любишь общаться с девушками, а для меня сложно все это общение, мне проще было бы выйти замуж — и тогда уже строить отношения».

Почти четыре года мы с Кириллом пересекались в поездках, готовили вместе праздники, общались на тусовках, ездили компанией в святые места и долго спорили в дороге на церковные и светские темы. Как-то Кирилл предложил встретиться вдвоем, я удивилась, но согласилась, все равно давно друг друга знаем. Потом еще встретились.

Потом я поехала спасать бездомного кота на даче подруги и позвала Кирилла за компанию. По дороге остановились перекусить. Едим картошку фри, и вдруг: «Ты, наверное, уже догадалась, что я хочу сделать тебе предложение?» У меня первая мысль: «Странно как-то сформулировал. Сказал бы — давай еще что-нибудь купим поесть», и тут до меня доходит...

Основное правило, которое помогло нам наладить совместную жизнь, — это говорить, как бы ни было сложно

Сказать, что это было неожиданно, — ничего не сказать! Насмотревшись фильмов, я представляла себе рыцаря, встающего на одно колено с кольцом в руке, и уж точно никак не за таким перекусом. И вообще, только начали встречаться... А Кирилл продолжает: «Я уже третью встречу хотел это сказать, но никак не решался». Что? Какую третью? Мы всего три раза и встречались!

Также Кирилл сразу уточнил, что он планирует переехать в деревню и заняться фермерством, и спросил, как я к этому отношусь. Я люблю природу, но мне больше понятна жизнь в коттедже со стабильной работой, чем в глухой деревне с нестабильным урожаем. Я ответила, что мне надо подумать.

Мы относились друг к другу хорошо, нас объединяла вера, но ни любви, ни влюбленности не было, и нужно было оценить, сможем ли мы построить семью на таком фундаменте. Хотя, может быть, без влюбленности это даже и легче сделать.

Съездили посоветоваться к духовнику, поговорили с родителями: важен был взгляд со стороны. Обсудили воспитание детей, жилье, работу. Не во всем сошлись, но поняли, что жить можно. И еще для меня было знаком — субъективно, конечно, — что Кирилл сделал мне предложение как раз после моей поездки в Грузию. Там жил святой Гавриил Ургебадзе, и я чувствовала, что мне к нему надо. Поехала, помолилась, и только вернулась, как Кирилл завел разговор. Я иногда подкалываю Кирилла, что я хорошо молилась, и поэтому мне достался хороший муж, а он, видимо, не очень хорошо — поэтому ему досталось, что досталось.

Основное правило, которое помогло нам наладить совместную жизнь, — это говорить, как бы ни было сложно, или стыдно, или непонятно. Это была ощутимая работа, не всегда получалось, но мы стали ближе друг другу. Второе правило: говорить по «Я-формуле» о своих чувствах («я злюсь, когда ты… или «меня радует, когда ты…»). Договорились также не обесценивать достижения и интересы друг друга, просить прощения. Определили, что нужно делать обязательно, а на чем можно сэкономить силы и отдохнуть.

Еще важным оказалось благодарить, не считать сделанное супругом само собой разумеющимся, отмечать то, что порадовало. И самое важное — в семье нет конкурентов, правых и виноватых, есть только два человека, которые решили быть вместе навсегда.

Сложным в начале замужества для меня было распределение семейного бюджета: Кирилл копил на покупку дома, а я не привыкла экономить

Сработал и план по обретению любви. Как ребенка любят тем больше, чем больше в него вкладывают сил, времени и других ресурсов, так получилось и с мужем. Я выясняла, что нужно Кириллу и как лучше ему это дать. Муж честно ответил, что он понимает, что я люблю его, когда готовлю ему еду. Не обязательно лепить пельмени вручную, но накрыть на стол и позвать его, а не отмахнуться — «сам свари, пельмени в морозилке».

Свои потребности я тоже не скрывала, говорила, что несколько раз в год ожидаю в подарок цветов, можно без повода, а еще мне очень важно, чтобы он слушал мои рассказы о том, как день прошел. Казалось бы, мелочи — но это и есть ежедневный хлеб любви.

Сложным в начале замужества для меня было распределение семейного бюджета: Кирилл копил на покупку дома, а я не привыкла экономить. Но когда друзья скинули объявление о продаже дома в Рязанской области, я сразу поняла, что это то, что нам нужно. Когда перед глазами конкретная цель, становится легче. Я родила долгожданного сына и вышла в декрет, а Кирилл уволился и к моему приезду с пятимесячным малышом успел сделать косметический ремонт в нашем старинном, 1914 года постройки, доме. Но не была готова ни канализация, ни водопровод, ни отопление. Я бегала с закутанным малышом купаться в баню, спала на полу на матрасе и осенью готовила на плите в пальто.

Со временем мы обустроились, сейчас у нас условия как в городской квартире и даже лучше — мы сами определяем, когда начнется отопительный сезон, и летом не отключают горячую воду.

С друзьями мы постоянно общаемся онлайн. В селе появились и новые знакомые, семьи москвичей, кто с детьми переехал из города. Наши друзья-волонтеры уже несколько раз приезжали к нам в гости. Из опасений, бывших при переезде, осталось, пожалуй, одно — заработок. Мы планировали завести корову, продавать молочные продукты, выращивать органические овощи. Начали с постройки нового сарая (двухметровый Кирилл не смог бы работать в старом низком), теплицы и посадки огорода. По окончании этих мероприятий муж понял, что сельское хозяйство гораздо сложнее, чем он представлял, и пока переключился на работу онлайн, но я все же иногда варю сыр для семьи, экспериментирую с рецептами и верю, что когда-нибудь у нас будет уютный сырный погреб.

Родители сначала злились, что мы увозим внука за 300 километров от них, потом спрашивали, когда же мы вернемся. Сейчас уже поняли, что нам здесь нравится. Я не могу вспомнить, когда именно дежурная фраза «Я тебя люблю» обрела полноценный смысл, но сейчас могу сказать точно, что люблю мужа. Не за что-то, а просто потому, что он есть».