Как работают текстовые психологические консультации
Фото
Getty Images

Я не видела этих людей ни разу в жизни, я даже не знаю их настоящих имен. Но благодаря текстовому консультированию они смогли избавиться от сложных расстройств, панических атак и фобий.

Первым сложным случаем в моей практике был случай Петра. Он пришел в текстовую коучинговую группу, однако быстро стало ясно, что настроен он весьма агрессивно. Петр считал мысли своих одногруппников, масштаб их забот, да и личностей слишком мелкими. В результате он вышел из группы, перед этим оскорбив ее участников, однако остался у меня на индивидуальном сопровождении. Мы продолжили работать над разрешением конфликта, я настраивала Петра на лучшее, отрабатывая гипотезу сильного стресса.

Но на третьей неделе в ответ на мой вопрос «За что вы презираете самого себя?» Петр внезапно рассказал, что у него есть сильнейший страх смерти.

В последние несколько лет его обуревают панические состояния

Что он обращался к нескольким психологам и психотерапевту, начал принимать антидепрессанты. Прием таблеток повлиял на его способность водить машину и потенцию. Все это испугало его еще больше. «Самое ужасное, что все сферы жизни посыпались, а страх не прошел», — написал он. 

— Обычно смерти боятся люди, которым кажется, что они чего-то не успели в жизни, — написала я.

— Понимаете, мне тридцать пять, а я никто, — отвечал Петр. Снова и снова.

— Что значит — «никто»? Ведь вы основали бизнес и неплохо зарабатываете.

— Наверное, для среднестатистического россиянина это действительно неплохо. Но я хочу стать долларовым миллиардером. Как Стив Джобс! А я им до сих пор не стал и не вижу путей для того, как им стать. Да и работать приходится с какими-то неудачниками…

Ежемесячный доход Петра на тот момент составлял от 600 тысяч до 1 миллиона рублей, в зависимости от сезона. Его жена находилась на пятом месяце беременности. И вот, когда мы собирали картину семейной системы, выяснилось, что отец Петра умер в 39 лет. Ему самому все эти факторы казались неважными, но они только усиливали страх Петра. 

Тогда я сосредоточилась на его работе. Спрашивала, чем его не устраивает работа его digital-агентства. Оказалось, что он работает с людьми, которых не уважает: не умеющими широко мыслить, слишком мелкого масштаба, с неинтересными задачами. Только об одном клиенте Петр написал с вдохновением, поэтому я предложила ему делегировать неинтересных заказчиков партнерам или другим сотрудникам, а самому общаться только с тем, кто его воодушевляет.

Также я попросила его найти в жизни драйв — в противоположность страху

Предложение было принято. 

Петр даже вспомнил, как в вузовской общаге они с друзьями организовали свой первый стартап. Как вдохновляли и поддерживали друг друга. 

— В тот момент у вас не было страха? — спросила я.

— Да, было не до него.

— Тогда стоит снова попытаться найти подобный драйв, и он станет вашим спасением от всех страхов. Но прежде составьте список тех вещей, которые приносят вам удовольствие, а свой страх представьте в виде воздушного шарика в квартире. Какого он цвета?

— Красный.

— Давайте он будет темно-коричневым, хорошо?

— Ок. Но, знаете, со мной это не работает.

— Я не настаиваю, что это сработает. Просто сделайте это ради меня. 

Не знаю почему, но Петр проникся ко мне симпатией и выполнил мое задание. Следующим его шагом стала продажа бизнеса. Скорость принятия подобного решения меня смутила, но покупатель нашелся быстро.

— Пусть ваш страх-шарик посветлеет и немного сдуется. Поместите его из центра комнаты в угол.

— Хорошо, хоть я в это и не верю.

— Вам не обязательно верить, мы просто пробуем, хорошо?

— Ок. Как скажете.

Затем мы с Петром сместили центр оценки его эффективности с зарабатывания денег на кайф и удовольствие от работы. За время наших консультаций он придумал новый проект и стал собирать команду для его реализации.

— А вам не кажется, что шарик сдулся, стал совсем дряблым и теперь просто мешается под ногами?

— Да, так и есть. 

Петр быстро собрал команду и начал создавать новый бизнес. Он был полон энергии и вдохновения.

— Где ваш страх-шарик?

— О нем некогда думать, у нас тут такой проект! Атмосфера как в вузовской общаге!

Я и сама не верила, что у нас все так быстро и круто получится. После завершения консультаций я долго мониторила состояние Петра: сначала писала каждый месяц, потом раз в квартал, потом раз в полгода. С тех пор страх не возвращался. А через полтора года от него пришло сообщение: «Хочу сказать вам огромное спасибо. Жизнь кардинально изменилась, и ключевое решение было принято именно тогда, полтора года назад, в момент наших консультаций. Я нашел свой путь».

Оценка новой IT-компании Петра приближается к заветному миллиарду долларов. Он стал любящим и заботливым отцом, вдохновляющим лидером для команды. Я до сих пор ни разу не видела этого человека, даже на онлайн-встрече. Нас связывает только текст. «Вы всего лишь задавали мне вопросы, которые мне никто никогда не задавал, — написал в заключение Петр. — Решения оставались за мной». Именно в тот момент я поняла, что текстовая консультация может быть таким же удобным инструментом как для клиента, так и для специалиста, как личная встреча. 

Ирина Баржак
Конфликтолог

Конфликтолог, бизнес-тренер.

intlips.com