О чем говорит наша обувь

Чувственность и свобода, естественность и комфорт, уверенность и стремление к разнообразию — обувь отражает все эти ценности современной женщины. Достаточно посмотреть себе под ноги!

Евгения Лисичкина
Журналист, дизайнер

Нельзя не признать: женщины и обувь — это целая история. Представительницы прекрасного пола придают этому аксессуару такое значение, что он порой диктует выбор одежды. Фрейд считал, что стопа для женщины символически имеет то же значение, что и пенис для мужчины*. То есть связана с внутренней силой, уверенностью, способностью к действию, стремлением двигаться вперед.

С помощью наших экспертов мы попытаемся приподнять завесу над непростыми, интригующими отношениями женщины и ее обуви и разобраться, как грубые ботинки могут уживаться в одном гардеробе с остроносыми лодочками.

Грани реальности

«Ступня — это область контакта нашего тела с миром, его материальной, земной составляющей, — рассуждает социальный психолог Юлия Федотова. — Также это опора всего тела: от того, насколько хорошо мы чувствуем «почву под ногами», зависят равновесие физическое и уравновешенность эмоциональная».

«Поскольку ноги дают нам опору и связь с реальностью, обувь — облачение для ног — максимально точно характеризует саму эту реальность, — добавляет гештальт-терапевт Мария Андреева. — Вспомним Золушку: хрустальная туфелька связывает ее с реальностью принцессы. Все остальные атрибуты принцессы исчезают — только туфелька остается тем предметом, который и позволяет опознать в ней принцессу. И благодаря которому она остается принцессой — в какой бы одежде она ни была».

Возможно, именно это волшебное свойство порой толкает женщин на сумасбродные поступки, побуждая купить «хрустальные туфельки», которые будут почти все время стоять в шкафу.

Символ роли

Предпочитая ту или иную обувь, мы выбираем образ, персонаж, с которым в данный момент себя соотносим.

«Рассуждая о символических смыслах обуви, вспомним три пары железных башмаков, которые предстоит износить сказочной героине для достижения своей цели, — комментирует Мария Андреева. — Новые башмаки Герды, которая отправилась искать Кая, волшебные башмачки девочки Элли… Каждая новая жизненная задача, смена жизненного пути означают смену обуви».

Это остается справедливым и в реальной жизни: осваивая новые социальные роли, современные женщины адаптируют, приспосабливают к себе все виды мужской обуви — от армейских ботинок до ботфортов.

Сегодня женщины разделяют с мужчинами абсолютно все сферы деятельности, все возможные жизненные пути, но, несмотря на это, все же сохранили — исключительно для себя — непрактичную бальную туфельку на высоком каблуке.

Хрупкие и изящные

Считается, что каблуки зрительно удлиняют ногу, визуально уменьшают стопу, усиливая общее впечатление изящества и хрупкости, которые соответствуют нашим представлениям о женской красоте.

«В эпоху длинных юбок ноги были полностью скрыты и лишь краешек ступни был доступен мужскому взгляду, — констатирует Юлия Федотова. — Скрытое значит интимное, интимное значит желанное».

В итоге обувь наделяется эротическим смыслом.

«Нельзя не заметить и того, что сама женская одежда — будь то индийское сари, японское кимоно или платье с кринолином — на протяжении веков сковывает свободу движений, особенно ног и нижней части тела, — замечает Мария Андреева. — В патриархальном обществе женщинам предписывалась пассивность, которая была неразрывно связана с представлениями о женственности».

Высокие каблуки буквально не дают женщине почвы для самостоятельности, транслируя потребность быть носимой на руках. «Шпильки ищут покровителя, они — воплощенный секс-призыв», — утверждает Юлия Федотова. И это — при всей обретенной женской свободе...

Утрата женственности или символ независимости?

«В последнее время у модниц огромной популярностью пользуются грубые ботинки, невероятно удобные, — рассказывает Роза Каменев, владелица концептуального магазина Cara&Co. — Их могут себе позволить два радикально противоположных типа женщин. К первому относятся сексуальные, уверенные в себе и своей красоте «богини» (или те, кто считает себя таковыми).

Они могут позволить себе некоторую небрежность, не комплексуют по поводу роста, длины ног, отсутствия сексуального цоканья каблуков. Умеют играть на контрасте. Ко второму — те, кому ничего, кроме удобства, не нужно и не важно».

Красота в ущерб удобству... или наоборот?

Красивые и удобные

Создается впечатление, что эти два качества представляют собой два противоположных полюса нашего восприятия: красота как атрибут женственности, предполагающая пассивность, или практичность, скорее ассоциирующаяся с мужскими качествами, активностью. Но между этими полюсами — огромное поле возможностей для выбора, создания своего образа.

«Рассуждая об обуви, мы можем обнаружить несколько пар смыслов, несколько противопоставлений, — объясняет Юлия Федотова. — Например, «легкость — тяжесть». Первая говорит не только о стремлении к переменам и впечатлениям, но и о некоей поверхностности (задумаемся о звучании слова «легконогий»).

А вторая — о жажде стабильности, основательности («тяжелый на подъем»). Пара «открытый — закрытый» указывает на степень доверия к миру, готовности предъявить себя ему или, напротив, спрятаться. И наконец, пара противоположностей, существование которой многим кажется нелепым: «красота — удобство». По смыслу она отсылает к другой — «экстравертность — интровертность», то есть направленность вовнутрь или наружу, желание казаться (для других) или быть (для самого себя)».

Но может быть, стоит сделать выбор в сторону разнообразия? Имея в своем гардеробе остроносые лодочки, сексуальные сандалии, лоферы, челси и комфортные мокасины, женщина может играть всеми этими смыслами, расставляя акценты по своему усмотрению и в соответствии случаю. Не делая радикального выбора между красотой и удобством, но всегда чувствуя себя комфортно.

Что выбирают в России

Возможно, считают эксперты, самый интересный с точки зрения анализа и интерпретации факт заключается в том, что в современной России вкусовые предпочтения по отношению к обуви... в целом не сложились. «Можно описать, какую обувь носят в Германии, какую предпочитают в Италии, Испании, какую — в Казахстане или Белоруссии. В России же обувь, которую носят в Москве, не покупают в Казани, а привычка новосибирских дам ходить зимой на высоких каблуках вызывает некоторое недоумение у москвичей, — считает Александр Греб, руководитель отдела рекламы и связей с общественностью Ralf Ringer. — На обувном рынке это объясняют спецификой страны: крайне протяженная территория, много народностей, разные климатические условия и т.д. Но вряд ли все можно объяснить только географией. Санкт-Петербург и Москву разделяют несколько сот километров, но обувь в столицах предпочитают заметно разную. Есть другое объяснение: мы только переходим от советской системы потребления к цивилизованному рынку, и сегодня у нации нет сформированной системы ценностей. А соответственно, и некоего единого вкуса в отношении целого ряда товарных категорий».

В целом российские женщины склонны жертвовать удобством ради эстетических достоинств обуви на высоких каблуках. Вероятно, особенностями такого «национального выбора» мы обязаны нашему социалистическому прошлому, считает психолог Мария Андреева. «В советские времена у женщин не было ни возможностей, ни соответствующего ассортимента. Оставшийся от тех времен «эстетический голод» присущ даже тем, кто родился в постперестроечный период. В такой высокой популярности каблуков содержится своего рода «призыв к пассивности», свойственный патриархальным обществам. И чем дальше в глубь страны, чем дальше от центра к периферии — тем этот призыв кажется громче».


* З. Фрейд «Очерки по теории сексуальности», Попурри, 2008.