psyhologies.ru
тесты
текст: Подготовила Дарья Громова 

Семь книг Ирвина Ялома о психотерапии и смысле жизни

«Когда я работаю с пациентом, у меня нет заранее составленного плана, я не знаю, куда мы вместе с ним двинемся. Каждый человек уникален, и в каком-то смысле для каждого пациента приходится создавать новую терапию». О том, как рождается эта терапия, рассказывают книги, в которых дар психотерапевта соединился с талантом писателя.
Книга на столе ФОТО Getty Images 

«Все мы творения на день, и другие истории»

Все мы творения на день, и другие истории

Ирвин Ялом довел до совершенства особый жанр – рассказ опытного психотерапевта о встречах, происходящих в кабинете, где он принимает клиентов. По закрученности интриги, неожиданности поворотов и динамике происходящего эти истории вполне сопоставимы с лучшими образцами детективного жанра. Только интрига тут особая – она касается событий, происходящих не вокруг нас, а в душе клиента, в его внутренней жизни.

Почти все истории в книге так или иначе связаны с вызовами старости и смерти. Не все признаются в том, что их волнуют эти темы, однако, как показывает автор на нескольких ярких примерах, отношение к смерти может иметь определяющее влияние на нашу жизнь иногда с молодых лет. Древние учили не бояться смерти – когда она придет, нас уже не будет. Но современная психология уточняет: смерть часто проникает в нашу жизнь задолго до ее окончания. И в зависимости от того, насколько хорошо мы осознаем это и насколько готовы признать ее реальность и неминуемость, она либо отравляет нам многие годы, либо, наоборот, делает жизнь ярче и глубже, заставляя острее чувствовать ответственность за нее. Быть на стороне жизни – значит не бежать от мысли о смерти, а принимать ее в жизнь.

читайте такжеВ чем смысл жизни: вопрос, на который нет ответа?

«Шопенгауэр как лекарство»

Шопенгауэр как лекарство

Смертельно больной психотерапевт Джулиус Хертцфельд решает отыскать бывшего пациента Филипа Слейта, которому он когда-то не смог помочь. Однако тот, как выясняется, уже «излечился Шопенгауэром»... Это диалог разных взглядов на смерть и ее влияние на нашу жизнь. Рассказ о занятиях психотерапевтической группы чередуется с историей жизни Шопенгауэра и читается как увлекательный детектив.

читайте такжеО чем клиенты врут психологам

«Проблема Спинозы»

Проблема Спинозы

«В центре внимания автора на этот раз – судьба Баруха (Бенедикта) Спинозы, скромного продавца специй из еврейской общины Амстердама XVII века, с детства обнаружившего незаурядные мыслительные способности, – рассказывает экзистенциальный психотерапевт Светлана Кривцова. – История человека, который не мог не думать, и та цена, которую он за это заплатил, – одна из двух линий романа. А вторая линия – XX век, история жизни Альфреда Розенберга, одного из идеологов нацистской политики истребления евреев. Две биографии на страницах романа переплетаются, как двойная спираль ДНК, соединяясь множеством мостов. Оба героя – умные люди. Но как по-разному они используют свой ум! Роман увлекает, погружая нас в густую пряную атмосферу размышлений Ялома. Две главные темы его волнуют. Одна – это проблема нежелания и неумения думать, большая беда нашего времени. Молодые люди не хотят рассуждать. И это опасно, ведь гораздо проще верить авторитетам, складно и уверенно интерпретирующим за нас. Ялом показывает, как поверхностное отношение к жизни неизбежно приводит к трагедиям – и социальным, и личным».

читайте такжеСтать хозяином своей судьбы

«Экзистенциальная психотерапия»

Экзистенциальная психотерапия

«Документы, анекдоты, цитаты, дневниковые записи, конспекты серьезных исследований, полемические заметки для памяти – все это собрано в блестящем учебнике, одновременно являющемся популяризацией серьезнейших проблем» – так описывает этот труд в предисловии Леонид Кроль, главный редактор и издатель новой психотерапевтической серии. В центре внимания Ирвина Ялома – болевые точки бытия каждого человека: страх смерти, одиночество, бессмысленность и свобода. Что происходит с нами, когда мы сами или другие «нажимают» на них? На множестве конкретных примеров Ялом показывает разные реакции, от патологических до эффективных, и пути перехода от первых ко вторым. Многое в «Экзистенциальной психотерапии» звучит так, словно имеет непосредственное отношение к нашей настоящей здесь-и-сейчас ситуации, хотя с выхода этого ставшего классическим труда прошло больше 30 лет. Например: «Одна из наиболее распространенных динамических защит от сознавания ответственности – создание психического мира, в котором нет переживания свободы, а есть существование под властью некой непреодолимой, чуждой для Эго («не Я») силы». Кажется, это похоже на то состояние, которое переживают сегодня многие жители России.

читайте такжеЛеонид Кроль: «Я хочу создать пространство, где все можно делать иначе»

«Стационарная групповая психотерапия»

Стационарная групповая психотерапия

Экзистенциальный психотерапевт Ирвин Ялом написал книгу в помощь тем, кто работает в условиях стационара и должен укладываться в его жесткие рамки (это создает сложность для практики недирективного подхода). На этот раз речь пойдет не о психологических проблемах, а о заболеваниях и о лечебной группе для тех, кто ими страдает. Ялом призывает сосредотачиваться не на заболевании пациента, а на взаимодействии участников психотерапевтической группы. И подчеркивает терапевтическую значимость принципа «здесь и сейчас».

читайте досье

Жить без страха смерти

«Дар психотерапии»

Дар психотерапии

Ирвин Ялом – автор и серьезных научных книг («Экзистенциальная психотерапия», Эксмо, 2004), и увлекательной «психотерапевтической» беллетристики («Лечение от любви», «Шопенгауэр как лекарство», Эксмо, 2006). «Дар психотерапии» Ялом назвал «открытым письмом новому поколению психиатров и их пациентам». И это действительно бесценное описание закономерностей психотерапевтического процесса, которое делает книгу интересной для тех, кому важно понять, что такое психотерапия, как она работает и на каких принципах основывается.

читайте такжеПожалейте себя всерьез!

«Психотерапевтические истории»

Психотерапевтические истории

«В результате долгих лет работы с пациентами у него сложилась коллекция уникальных жизненных историй. Соблазн отлить эту фактуру в художественную форму оказался силен, и Ялом занялся писательством, – размышляет писатель Леонид Юзефович. – Хотя его психотерапевтические истории по большей части основаны на реальных событиях, это все-таки художественная литература. В чем, на мой взгляд, ее главный недостаток. Несправедливо было бы упрекнуть Ялома в нехватке мастерства: его проза – достойного качества. Но удивительное дело: чем меньше в прозе Ирвина Ялома «художественностей», чем проще и конкретней авторский стиль, тем большее эмоциональное воздействие она производит. Суховатые, почти документальные истории Паулы – пациентки Ялома, которая сумела продлить свою жизнь, помогая другим, или Ирен, пришедшей к психотерапевту, чтобы подготовиться к неизбежной утрате (ее мужу поставили смертельный диагноз), действуют на читателя как разряд тока. А изящные, но вымышленные новеллы – стилизации под случаи из практики, которых в сборнике тоже немало, – вызывают в лучшем случае усмешку. Иными словами, чем рассказ правдивее, тем он лучше – по крайней мере в случае с Яломом».

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье