текст: Ксения Киселева 
PSYCHOLOGIES №17

«Поменять образ жизни – уже умереть»: как не запустить стресс

Вы наверняка не раз натыкались на совет: не можешь изменить ситуацию – измени отношение к ней. Легко сказать! Но и сделать, оказывается, можно. Например, с помощью практики внимательности. Как именно, рассказывает психолог Анастасия Гостева.
«Поменять образ жизни – уже умереть»: как не запустить стресс
Psychologies:  

Все мы жалуемся на стресс, но имеем в виду разные ситуации. Есть ли общий знаменатель у наших жалоб?

Анастасия Гостева:  

Согласно классическому определению, стресс – это неспецифическая реакция организма на предъявленные к нему чрезмерные внешние вызовы. Неспецифическая в том смысле, что у меня, у вас, у молодых людей и у пожилых, у мужчин и женщин эта реакция будет совершенно одинаковой. Например, если человек услышит звук выстрела, он обязательно вздрогнет. Это и есть неспецифическая реакция.



Затем психолог Ричард Лазарус предположил, что на одинаковое внешнее воздействие мы реагируем по-разному. Он провел знаменитый эксперимент с крысами. В вольеры заливалась вода, и крысы, спасаясь, могли вылезти на площадку. Но одних на этой площадке било током, а других нет. Стрессовое воздействие одинаковое: появляется вода. Первичная стрессовая реакция – попытаться выжить. Но крысы, которых било током, больше не пытались спастись. Так формируется механизм выученной беспомощности. В стрессовой ситуации я просто сдаюсь и говорю: «Ну что ж поделаешь, такая жизнь».

Внешние стресс-факторы могут быть одинаковы, а дальше все сильно зависит от того, какую реакцию я выбираю

Лазарус показал, что стресс не является неспецифической реакцией. Внешние стресс-факторы могут быть одинаковы, а дальше все сильно зависит от того, какую реакцию я выбираю осознанно или неосознанно. Предположим, кого-то толкнули в транспорте: один завелся, а другой подумал: ну и ладно. Реакция сильно зависит от того, в ресурсном ли вы состоянии.

Что такое ресурсное состояние?

Если у вас есть физические и психологические ресурсы для быстрой адаптации в стрессовой ситуации, мало что будет для вас стрессом. Если вы истощены, «не в ресурсе», то субъективный уровень стресса будет заметно выше.



С чего началось, например, использование медитации в работе с хронической болью? Биолог и медик Джон Кабат-Зинн предположил, что есть реальная физическая боль, а есть ее восприятие. Один думает: мне больно, это надолго, но с этим можно жить и быть счастливым. И уровень боли у него субъективно ниже. Другой думает: жизнь ко мне несправедлива, я страдаю больше всех. И субъективно боль сильнее.



Оказалось, что люди, которые приезжали к Кабат-Зинну на «Программу снижения стресса на основе практики внимательности» в инвалидном кресле, вдруг вставали. Это не чудесное исцеление: стресс оставался тем же, но отношение к нему менялось. Боль ослабевала за счет снижения внутренней стрессовой реакции.

«Поменять образ жизни – уже умереть»: как не запустить стресс

Значит ли это, что изменялись и физические показатели организма, скажем, гормональный фон?

 

Да, в том числе. Существует теория пяти уровней защиты от стресса. Первый уровень защиты – это центральная нервная система взрослого человека. Простой пример: начальник вам что-то резкое сказал, но вы в хорошем ресурсном состоянии. И вы думаете: наверное, не с той ноги встал, ну и бог с ним. То есть на уровне центральной нервной системы сработало осознание, сработал эмоциональный интеллект.



Второй уровень – вегетативная нервная система. Если я истощена, на уровне центральной нервной системы защита не работает: мне что ни скажи, я в слезы! Но я могу прийти домой, погулять с собакой, пожаловаться мужу, поиграть с детьми, лечь поспать, утром просыпаюсь – все отлично!



Что происходит во сне? Активируется вегетативная нервная система, включаются механизмы восстановления. Если я утром проснулась и у меня все хорошо, значит, вегетативная нервная система со стрессом справилась. И это не обязательно сон: медитация, йога, массаж – любое действие, когда мы уходим в состояние расслабления.

А если утром я чувствую, что все по-прежнему плохо?

 

Тогда, скорее всего, стресс перешел на третий уровень, на уровень иммунной системы. Например, человек начинает болеть. Вот он живет, живет, стиснув зубы, потом раз – и грипп. Или уехал в отпуск, и вдруг температура 38. Это значит, что стресс копится, но мы его не замечаем, а когда чуть-чуть расслабляемся, например на отдыхе, иммунитет говорит: «Вот сейчас я начну бороться со стрессом!» Это тоже еще, в принципе, неплохо.

Есть версия, что рак тоже в какой-то мере стрессовая клеточная реакция

А вот два следующих уровня тяжелые. На функциональном уровне нарушается работа систем организма, возникают хронические заболевания. Нейроученый Ричард Дэвидсон и его коллеги установили, что и астма, и некоторые воспалительные процессы – именно психосоматика. А затем стресс переходит на клеточный уровень. Есть версия, что рак тоже в какой-то мере стрессовая клеточная реакция.

Бывает, что мы испытываем стресс и при этом не понимаем его причин.

 

Конечно! Есть очень простые вещи: звук и тишина. Мы живем в мире, в котором нас атакуют звуки, которых мы не выбирали. Мы, горожане, находимся в ситуации, когда на очень интимном уровне в нас вторгаются: в кафе, в ресторанах, в лифтах, где угодно, а мы не можем себя защитить.



Уровень светового и звукового загрязнения среды сейчас колоссальный. А звук и свет – это воздействие на мозг, которое работает на уровне инстинктов. Младенец воплем заявляет, что надо на него обратить внимание. Громкие звуки напрямую влияют на миндалину – отдел мозга, связанный со страхом, тревож­ностью. То же самое и со светом.

«Поменять образ жизни – уже умереть»: как не запустить стресс

Поэтому, если вы не хотите медитировать, не медитируйте, пожалуйста! Но просто побыть в тишине, на природе обязательно нужно. Попробуйте найти место, где вы побудете в тишине, и посмотрите, что с вами произойдет. Важно выбрать такую физиологическую среду, которая сможет поддержать организм на базовом уровне.

Вся психотерапия направлена в ту же сторону: чтобы мы заметили, на что мы реагируем.

Если мы заметим, как именно и на что реагируем, чем это нам поможет?

 

Есть потрясающе интересный подход – «Иммунитет к переменам» Роберта Кигана. Киган, специалист по бизнес-развитию, исследовал, почему люди не меняются, даже когда очень хотят измениться.



Например, больным после перенесенного инфаркта говорили: «Ваш образ жизни вас убивает. Если вы не бросите курить, не сядете на диету, не будете двигаться, вам осталось 2–3 года жизни». Но только один человек из семи реально что-то менял. Как такое возможно? Остальные шесть что, жить не хотят?

Мы часто хорошо знаем, чего хотим достичь, но ничего не знаем о том, почему живем так, как живем

Гипотеза Кигана состояла в том, что мы часто хорошо знаем, чего хотим достичь, но ничего не знаем о том, почему живем так, как живем; понятия не имеем, какие у нас есть глубинные причины ничего не менять. Так же как у нашего физического организма есть иммунная система, которая реагирует на вторжение, у нас есть и психологический иммунитет.

Дело в том, что есть очень глубинный, неосознаваемый уровень ценностей. Например, на глубинном уровне для меня жизнь – это радость, удовольствие и стейк. Стейк связан с ужинами в семье, когда мы все вместе сидим, разговариваем. Там много разных смыслов, это совсем не только про стейк, но и про него тоже. Но я не знаю о своих глубинных ценностях. И тогда слова врача – поменять образ жизни – звучат разумно, но входят в противоречие с тем неосознаваемым ценностным слоем, который я считаю собой. По сути, для меня поменять образ жизни – уже умереть.

И если я не последую советам врача, то умру через три года, а если последую…

 

…То умру уже сегодня. А никто не хочет умирать сегодня. Киган понял, как можно направлять внимание на этот глубинный уровень, куда мы его никогда не направляем.

Большинство людей не знает, где их внимание; они вообще не понимают, где они, что с ними, почему они сейчас на Facebook зашли или почему они сейчас в телефоне. Пока мы на себя внимание не развернем, мы не сможем что-то поменять.

«Поменять образ жизни – уже умереть»: как не запустить стресс

Практика, которой вы занимаетесь, тоже учит направлять внимание на себя. Что она нам дает?

 

Навык следить за собой. Поэтому в Америке практику внимательности психологи часто используют как опору для терапии. Она ускоряет процесс. Можно использовать ее и в чистом виде, потому что специфическим образом направленное внимание меняет структуру мозга.



Благодаря нейропластичности мы действительно можем немного успокоить миндалину, усилить связь между префронтальной корой, например, и островком Рейля, который связан с осознаванием тела. Если я заметила, что уже долго сижу на стуле, то пойду на несколько минут выйду, погуляю. Так мы тренируем базовое качество – знание себя.




А дальше на этом фундаменте вы можете делать что хотите. Работать с психологом, заниматься по методике иммунитета к переменам, идти на тренинг личностного роста. Сейчас доминирующая модель взаимодействия со стрессом состоит в том, что если мы не можем выбирать внешнюю ситуацию, то можем начинать менять себя и свое отношение к стрессу.

Анастасия Гостева, психолог, преподаватель медитации, основатель компании «Внимательный бизнес», предлагающей корпоративные программы по практике внимательности. Ее сайт.

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
  •   

Psy like
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерСЕНТЯБРЬ 2017 №20137Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты