текст: Надежда Пылаева 

Когда ребенка бьют... пусть даже словом

«Всыпать бы тебе как следует – сразу учиться начнешь!» Многие из нас часто слышали эту фразу в детстве, зарекались когда-либо говорить так своим детям и все же время от времени выпаливают ее. И поднимают на детей руку, «потому что сил нет». О том, как организм ребенка реагирует на наказания, как это сказывается на школьной успеваемости и какими могут быть альтернативные меры воспитания, рассказывают нейропсихолог и психофизиолог.
Когда мы бьем ребенка… словом

На физическом уровне насилие – переживание боли, а боль сигнализирует об опасности и запускает механизм «бей или беги». Взрослый сильнее, поэтому редкий ребенок будет проявлять по отношению к нему физическую агрессию. Однако выход эмоциям нужен, поэтому агрессия часто направляется на тех, кто не может себя защитить. Это могут быть и другие дети, и некоторые взрослые. Именно поэтому внезапно проявившаяся агрессия может быть симптомом того, что по отношению к ребенку применяют насилие.

Когда мы кричим на ребенка, с физиологической точки зрения мы наносим ему практически такой же вред, как когда бьем

Насилие – не только применение физической силы, но и любые действия, сознательная цель которых – контролировать или подчинить себе другого человека с помощью страха, унижения, запугивания, обвинения, принуждения, манипуляции. Когда мы кричим на ребенка, обзываем его, лишаем значимых вещей или общения с друзьями, с физиологической точки зрения мы наносим ему практически такой же вред, как когда бьем ремнем.

ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ РАЗВИТИЯ МОЗГА РЕБЕНКА

Ольга Семенова, нейропсихолог:

У тех, кто в детстве регулярно переживал насилие, уменьшены размеры структур мозга, которые обрабатывают эмоциональную информацию и отвечают за память. У них нарушен обмен некоторых нейромедиаторов (в частности, окситоцина, который связывают с формированием привязанностей) и веществ, связанных с регуляцией состояния стресса.

Кроме того, неправильно работает и так называемая «мозговая система подкрепления»: позитивный опыт не служит для них ориентиром, они становятся менее чувствительными к тем сигналам внешней среды, которые способны указать им путь к успеху. Зато чувствительность к опасности остается на высоком уровне, что делает этих людей менее решительными и мотивированными на саморазвитие.

Регина Мачинская, психофизиолог:

К стрессу приводит не только физическая боль, но и прежде всего унижение, которому подвергается ребенок. Этот стресс возникает как реакция на невозможность удовлетворить свои потребности в принятии, уважении и любви.

Удовлетворение этих потребностей влияет на созревание всех структур мозга – прежде всего тех, которые важны для формирования внимания, речи, мотивационной и эмоциональной регуляции. С физиологической точки зрения происходит следующее. Нервные клетки гипоталамуса – структуры, которая реагирует на важные для человека события (в том числе и удовлетворение потребностей) – должны выделять особые вещества, нейрогормоны.

Если отношения ребенка с близкими вместо положительных эмоций вызывают стресс, то синтез этих веществ в гипоталамусе нарушается. Происходит сбой: нарушается нормальное созревание мозговых механизмов, отвечающих за эмоционально-мотивационную регуляцию и познавательную деятельность.

Возникает порочный круг: наказания, цель которых состоит в коррекции поведения ребенка, на самом деле снижают возможности усвоения знаний и самоконтроля, а значит, дают новые поводы для наказания.

Когда мы бьем ребенка… словом

ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ ПСИХИКИ

Ольга Семенова:

У ребенка появляется страх наказания. Страх – сильный мотиватор, но он стимулирует только к одной активности – избеганию того, что пугает. Телесные наказания не прибавляют сообразительности и усидчивости, зато дети начинают активно врать, ведь это единственный шанс избежать наказания. Они прячут и портят тетрадки и дневники, делают все, чтобы родители не узнали о плохих отметках. Они сочиняют, что задание им не задали, а контрольную перенесли. Это происходит потому, что взрослый несдержан, нетерпелив, импульсивен и агрессивен.

Если наказания особо жестокие, то некоторые дети убегают из дома или даже лишают себя жизни. Причем они накладывают на себя руки импульсивно, поэтому детские суициды наименее предсказуемы. Если наказания «терпимые», то часть детей научается «отключаться»: в момент, когда их наказывают, они перестают что-либо чувствовать, слышать и видеть. Привычка именно так реагировать на любые негативные воздействия сохраняется на долгие годы.

Страх – сильный стимул, убивающий другие виды мотивации. Приученный работать под угрозой наказания ребенок перестает любить то, чему его учат, и видит в учебе причину всех своих бед.

Насилие фактически подавляет инициативность и креативность в ребенке, он перестает испытывать радость от жизни

Более того, ребенок оказывается в практически безвыходной ситуации. Он не может «уволиться»: перестать общаться с родителями, поменять место жительства, учителя, перейти «на другую работу». Насилие исходит от близких людей, а значит, мир в целом и собственный дом перестают быть безопасным местом. Отношения с близкими больше не дают опоры, а собственная личность тем более, ведь это она совершает те самые ошибки, за которые потом наказывают.

На межличностном уровне все это приводит к утрате доверия, психологической закрытости, нежеланию проявлять себя (любое проявление опасно, так как за этим может последовать наказание). На внутреннем психологическом уровне это обесценивание себя: у ребенка пока нет здорового внутреннего стержня, и он ориентируется в оценке себя на авторитетных взрослых.

В любой ситуации, угрожающей провалом, ребенок легко впадает в панику. Она, в свою очередь, приводит к утрате способности мыслить логически. Неуверенность в себе не дает опереться на имеющиеся опыт и знания: ребенку кажется, что он все делает неправильно. Насилие фактически подавляет инициативность и креативность в ребенке, он перестает испытывать радость от жизни.

Наиболее распространенные последствия насилия в детском возрасте, которые можно наблюдать у взрослых, – синдром хронической усталости, ангедония (неспособность испытывать удовольствие от жизни), депрессия, нарушение привязанности. Известно, что женщины, переживавшие в детстве регулярное насилие, значительно хуже устанавливают партнерские отношения и испытывают меньше теплых чувств по отношению к своим детям.

Когда мы бьем ребенка… словом

ВЫЖИВШИЕ

Ольга Семенова:

«Победителей», вышедших целыми из ситуации домашнего насилия, не бывает. Однако встречаются варианты относительно благополучного для ребенка развития событий.

Сохранить себя удается тем, кто нашел в себе силы на протест. Это дает ребенку ощущение, что он на что-то способен, укрепляет его самооценку. В то же время это путь аффекта, яростного сопротивления и зачастую крайнего эгоизма. Это не подразумевает уважения к другим. Чаще всего так бывает, когда родитель наказывает импульсивно и потом раскаивается.

Второй вариант развития событий – «стокгольмский синдром», когда ребенок присоединяется к агрессору в надежде, что тот полюбит его за лояльность и перестанет бить. В этом случае он старается во всем подражать насильнику и перенимает его систему ценностей. Он не создает ничего своего, а педантично пытается повторить «путь силы». Ему кажется, что только строгое следование системе спасет его в дальнейшем от наказаний. Он принимает тот факт, что наказания были им заслужены.

Этот вариант порождает фанатиков. Став взрослым, этот человек тоже будет бить, причем будет делать это сознательно и жестоко. Жалости у таких людей, как правило, нет. Такой вариант чаще возникает в ситуациях, когда родители наказывают осознанно, «по системе».

Наивно и опасно надеяться, что путем телесных наказаний можно вырастить психически здорового, эмоционально зрелого человека

Третий вариант – лгуны, люди, которые научились избегать наказаний, обманывая. Они играют по правилам и выглядят очень заинтересованными в этих правилах ровно до тех пор, пока не обнаруживают, что не справляются или не соответствуют ожиданиям. В этот момент начинается ложь. Это происходит автоматически: срабатывают защитные механизмы избегания ответственности и «сохранения лица». При этом виноватыми всегда оказываются другие.

Несмотря на очевидные «побочные эффекты», эти три сценария – самые конструктивные и позитивные, они позволяют ребенку выжить и сохранить относительное психическое здоровье. В остальных случаях у детей по мере взросления развиваются зависимости, формируется идея того, что бить – это нормально, что с помощью физического насилия можно решать проблемы.

Наивно и опасно надеяться, что путем телесных наказаний можно вырастить психически здорового, умного, эмоционально зрелого человека, уважающего и себя, и окружающих.

Когда мы бьем ребенка… словом

МОЖНО ПО-ДРУГОМУ. КАК?

Ольга Семенова:

Первое, что должен сделать взрослый, – понять, что именно выводит его из себя, определить свои «спусковые крючки». Ими могут быть грубость, хамство, отказ ребенка подчиняться требованиям. Все это вызывает во взрослом определенные физические ощущения: мышечное напряжение, прилив крови к голове. Организм готовится дать отпор, подавить, остановить.

Когда такое происходит с вами, это повод остановиться, не доводя ситуацию до физического воздействия. Ребенку намного труднее остановиться: он еще не обладает тем же уровнем произвольной регуляции, что и взрослый. Один из необходимых шагов – «уйти из ситуации», увеличить дистанцию. Например, можно сказать: «Я не готов разговаривать с тобой в таком тоне. Сейчас я очень зол, и мне нужно успокоиться. Когда мы оба успокоимся, мы вернемся к этому разговору». Тайм-аут позволяет нам начать мыслить более конструктивно.

Важно заранее выявить свои «спусковые крючки», чтобы научиться быстро осознавать происходящее и говорить себе «стоп»

Снять нервное напряжение и психологически дистанцироваться от происходящего помогают и различные методики релаксации, и простой счет от одного до ста.

Важно заранее выявить свои «спусковые крючки», чтобы научиться быстро осознавать происходящее и говорить себе «стоп». Остановка не означает проигрыш, сдачу позиций. Не означает она и запрета на выражение негативных эмоций в ответ на поведение ребенка.

Регина Мачинская:

Никто не спорит с тем, что отрицательная обратная связь при воспитании и обучении необходима. Это может быть спокойная негативная оценка (не самого ребенка, а его поступка) с объяснением, в чем конкретно состоит ошибка или неправильное поведение, почему это плохо для самого ребенка или окружающих и как можно исправить или не допустить в дальнейшем такой ошибки.

При этом надо понимать, что причины трудностей в обучении могут быть разными: как нейрофизиологическими («слабые» или «незрелые» звенья мозговых систем, обеспечивающих когнитивные функции), так социальными. Конфликтные ситуации могут быть и результатом неадекватного или непрофессионального поведения взрослых.

Поэтому и альтернативы телесным или унижающим ребенка наказаниям могут быть совершенно разными: от работы с семейным психологом до обращения к неврологу или психиатру за медикаментозной помощью.

ПРОФИЛАКТИКА

Ольга Семенова:

Так как ситуации, вызывающие всплески агрессии, как правило, повторяются, важно по возможности не допускать их повторения. Не нужно водить ребенка в людные шумные места, если каждый такой поход заканчивается истерикой. Если ребенок невнимателен и регулярно забывает о своих повседневных обязанностях, нужно продумать эффективную систему напоминаний.

Важно заранее договориться с ребенком о том, чего вы от него хотите, объяснить, почему это важно, и вместе подумать, как добиться успеха. Нужно остановиться на тех требованиях, которые действительно важны. Если требовать слишком многого, это перегружает ребенка и он пытается спастись от перегрузки, перестав слушаться. Разрешите ребенку самому принимать решения хотя бы в тех ситуациях, которые не представляют особой важности, или если вы все равно не в состоянии проконтролировать выполнение требований.

Очень важна поддержка со стороны того, кто сумеет выслушать, не навязывая свой «единственно правильный» взгляд на воспитание

Если чувствуете, что поступили неправильно, несправедливо, не стесняйтесь извиниться. Это научит ребенка видеть, признавать и исправлять допущенные ошибки. Для родителя, склонного к срывам, очень важна поддержка со стороны того, кто сумеет выслушать, понять, не навязывать свой «единственно правильный» взгляд на воспитание. Столь же важно держаться на расстоянии от тех, кто готов поучать и критиковать. Если в семье получить поддержку не у кого, можно обратиться к психологу.

Наконец, крайне важно относиться к себе более позитивно, по-доброму, научиться прощать себе свои ошибки, видеть в каждой из них возможность измениться к лучшему.

Наши эксперты:

Ольга Семенова – нейропсихолог, кандидат психологических наук.

Регина Мачинская – психофизиолог, доктор биологических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования.

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
  •   

Psy like
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • Олег   
    18 недель назад

Хорошо известно, что душевная боль может переживаться болезненнее, чем физическая.... Отсюда, ментальные удары, могут травмировать ребенка даже сильнее, чем реальные. Но есть и другое - ваш сын на тренировке по боксу! - его там бьют, он отвечает, тренер - требует подчинения, может и ругнуться... Ребенку нравится! В чем отличие? В последнем случае - ребенок понимает, что это тренировка - цель которой сделать его - сильнее! тренер - ругает или хвалит его "не имея ничего личного" и т.д. Деструктивный родитель нападает на ребенка (хоть ментально, хоть реально) всегда находится глубоко в личном и всегда, ослабляет ребенка, т.к. неосознанная цель родителя - передача собственной деструкции. Удачи!
Psy like0
новый номерСЕНТЯБРЬ 2017 №20137Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты