текст: Юлия Тарасенко 

Феномен «Пусть говорят»: почему мы смотрим такие шоу?

«Андрей Малахов ушел с Первого канала: версии, причины, комментарии»… Даже если вы, как и я, сидите на жесткой информационной диете и телевизор в вашем доме играет роль подставки под кота, эту новость вы вряд ли пропустили. Более того: ее отголоски, кажется, будут преследовать всех нас еще долго. Мы с экспертами решили разобраться, что заставляет половину страны с интересом следить за происходящим в чужих домах, спальнях и жизнях.
Феномен «Пусть говорят»: почему мы смотрим такие шоу?

Эпоха «Большой стирки»

Началось все со стиральной машинки. Пока крутится барабан, нужно чем-то себя развлечь – например, историями. В этом и состояла концепция программы, запущенной Малаховым в 2001 году. Само название – «Большая стирка» – очень точно передает то, что происходит в общественных прачечных. Заплатив небольшую сумму (в телевизионном эквиваленте – свое время), можно привести в порядок нуждающиеся в стирке вещи и с любопытством рассмотреть то, что принесли другие, те, кто не стесняется выставлять самое интимное на всеобщее обозрение.

Передача просуществовала пять лет. На смену ей пришли сначала «Пять вечеров» (2004-2005), а затем – бьющая все рекорды программа «Пусть говорят» (с 2005 года). По замыслу создателей, шоу дает возможность поговорить со зрителями на острые злободневные темы, которые волнуют «всех и каждого» (ревность, измены, развод, насилие, алкоголизм, наркомания).

Если оставить в стороне тему обаяния Андрея Малахова, уход которого из проекта и с канала вызвал бурю эмоций, возникает вопрос: что нам за дело до чужой «стирки»? Что делает корзины с чужим грязным бельем такими притягательными и стоит за массовым желанием слушать чужие истории, узнавать не самые приглядные подробности жизни других, следить за скандалами в звездных семьях? Желание это действительно массовое. Это подтверждают опросы ВЦИОМ: на протяжении многих лет россияне признают ток-шоу лучшей программой на отечественном телевидении.

Сбрасываем напряжение

Учитывая «масштаб эпидемии», может, такой интерес – часть человеческой природы, что-то, что в нас заложено изначально?

«История далеко не сегодняшняя, взять хотя бы гладиаторские бои. Нам всегда нужны были хлеб и зрелища, – подтверждает психотерапевт, эксперт в области телепсихологии Владимир Дашевский. – Людям нравились и нравятся конфликты. Они обожают наблюдать за тем, как окружающие наносят друг другу удары, и чем сильнее, тем интереснее. У каждого из нас есть природная агрессия, с которой нужно что-то делать. Когда мы наблюдаем за битвой на ринге или конфликтом в ток-шоу, это дает возможность безопасно завестись и получить разрядку.

Многие погрязли в рутине и не испытывают сильных чувств, и просмотр таких шоу раскачивает эмоции. Срабатывает механизм заражения и подражания. Заражаясь, мы начинаем испытывать схожие чувства. Подражая, выстраиваем свою жизнь, опираясь на увиденное. Проживая с героями часть их жизни, испытываем яркие эмоции, не покидая при этом зоны комфорта. Так что это достаточно безопасный способ сбросить напряжение».

Во времена гладиаторских боев тысячи зрителей собирались на аренах, чтобы наблюдать за чужой смертью и чувствовать себя живыми

«В каком-то смысле телевидение становится социальным институтом обучения и проживания собственных эмоций, – продолжает психотерапевт, – ведь в семьях и школах многих этому не научили. Еще одна причина популярности подобных ток-шоу, как и криминальных хроник, – то, что благодаря им мы можем почувствовать себя живыми. Такую возможность дает не только телевидение.

Вот представьте: вы едете по дороге, и вдруг – авария. Затормозите? Уверен, что да. Подавляющее большинство так делает. Я и сам торможу, если только не еду в крайнем левом ряду. Бросаю взгляд на то, что произошло, и меня это впечатляет. Так же было и во времена гладиаторских боев: тысячи зрителей собирались на аренах, чтобы наблюдать за чужой смертью и чувствовать себя живыми».

Феномен «Пусть говорят»: почему мы смотрим такие шоу?

Познаем мир

Но одной только жаждой почувствовать себя живым и слить негативную энергию список причин популярности ток-шоу не исчерпывается.

«У нас есть потребность в новизне, связана она с необходимостью познания окружающего мира, – объясняет клинический психолог Юлия Захарова. – От того, насколько представления о реальности совпадали с ней, напрямую зависела продолжительность жизни наших предков. Сейчас мир гораздо безопаснее, но потребность никуда не исчезла. У людей разных возрастов она проявляется по-разному. Дети познают мир, активно исследуя его, – им все надо потрогать, попробовать на зуб. С возрастом, с одной стороны, диапазон исследования расширяется: путешествия, чтение, просмотр фильмов, общение с другими обогащают опыт, уточняют знания о мире. С другой стороны, скудность личного опыта, отсутствие широкого круга социальных связей, физические и финансовые ограничения снижают возможности познания мира».

Зрителю обещают, что сейчас он увидит нечто необычное, то, что в корне изменит его представления о мире

«В таком случае, – продолжает психолог, – на помощь приходят ток-шоу как самый простой способ получения новой информации. Создатели программ играют на нашей потребности в новизне: зрителю обещают, что сейчас он увидит нечто необычное, то, что сильно отличается от его жизненного опыта и в корне изменит его представления о мире».

«Чем сильнее событие отличается от твоего повседневного опыта, тем больший интерес оно вызывает, – соглашается Владимир Дашевский. – Смерть, насилие, инцест – то, чего нет в жизни среднестатистического зрителя. Интерес к личной жизни звезд также вполне понятен: это тоже из разряда нового опыта. Наблюдая за звездами, зритель понимает, что: а) «они такие же, как я»; б) «значит, так можно, и я буду поступать так же». Это, в свою очередь, задает новые социальные нормы».

Бежим от себя

Отдельная история – реалити-шоу. «Их популярность объясняется тем, что они помогают сбегать от проблем в уютный мир фантазий на тему богатства и славы или просто другой, яркой жизни, – рассказывает психолог Арина Липкина. – Если участники оказались в такой ситуации, в центре возможностей, денег и побед, то, может, когда-нибудь так смогу и я? Мечты о славе и престижном месте в социальной иерархии куда соблазнительнее, чем реальная работа и достижение целей».

«Просмотр шоу дает нам возможность не разбираться с самими собой, не пытаться понять, что не так в нашей жизни. Можно судить других, оценивать их с позиции морального превосходства, – добавляет Владимир Дашевский. – Оценивая других, особенно звезд, правильно они поступают или нет, многие возвышаются в своих глазах, поднимают самооценку».

Как писала в одной из колонок Ксения Собчак, «осуждение – любимая российская забава, и в нем источник многих проблем. Вместо того чтобы что-то подправить в себе самом, приятнее и легче осудить кого-то другого, а потом, приятно расслабившись, можно посетовать, что нет у нас никакой позитивной повестки».

***

Так чем считать современное телевидение в целом и «Пусть говорят» и аналогичные ток-шоу в частности? С одной стороны, они отвлекают от реальной жизни, замещают ее, ловко манипулируют нами, играя на наших самых низменных страстях. С другой – для многих это едва ли не единственная возможность сбросить накопившуюся агрессию и негативную энергию. Наверное, в этой истории, как и во многих других, «все есть лекарство и все есть яд». Важен лишь вопрос меры.

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерОКТЯБРЬ 2017 №20138Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты