текст: Анастасия Аскоченская 

У эгоизма есть хорошие стороны

Мы привыкли жить по принципу «каждый за себя». Хотя и осуждаем эгоизм, восхищаясь теми, кто способен проявить солидарность, сочувствие, прийти на помощь... И все же в небольших дозах эгоизм полезен: он позволяет нам лучше узнавать себя, свои желания и возможности.
alt

«Очень не люблю вопрос «Можешь оказать мне услугу?». Я моментально напрягаюсь, потому что ясно понимаю: сейчас у меня попросят денег, сочувствия, чтобы я переключилась со своего на чужой проект, поработала в субботу… Не понимаю, почему я должна тратить свои жизненные ресурсы на кого-то постороннего?» – недоумевает 37-летняя Ольга. Как и большинство эгоистов, Ольга не готова признать, что является таковым. Эгоисты – это другие, те, кто постоянно нарушает ее планы, претендует на ее внимание, на ее время, потому что главное для них – их собственный интерес.

Эгоистичный человек действительно мало заботится об отношениях с другими, он редко влюбляется и не умеет дружить. «Он интересуется только собой, желает всего только для себя, чувствует удовлетворение не тогда, когда отдает, а когда берет, – писал психоаналитик и философ Эрих Фромм. – У этого человека отсутствует интерес к потребностям других людей и уважение к их достоинству и целостности»*. А Козьма Прутков считал, что «эгоист подобен давно сидящему в колодце»**. Ведь он, отвергающий важность чужих переживаний, уверен, что его состояние, его проблемы самые серьезные на свете. Он замыкается в себе, а это – явный риск погрузиться в депрессию.

С другой стороны, не будь практически в каждом из нас доли эгоизма, мы полностью растворились бы в других, ничего не зная о самих себе, не понимая себя и не имея ресурсов для саморазвития.

Вопрос культуры

Эгоизм (как и его противоположность, альтруизм) в определенной мере – вопрос культуры и исторического контекста. «Посвятив полжизни геологоразведке, я очень много путешествовал по стране, – рассказывает 45-летний Евгений. – И могу констатировать: в северных районах России, например на Белом море или в Вологде, люди самые открытые и гостеприимные. А в районах южнее Москвы, особенно в Черноземье, нужно прожить жизнь, чтобы стать своим и чтобы по отношению к тебе местные вели себя хотя бы отчасти радушно». По мнению экзистенциального психолога Светланы Кривцовой, «те из нас, кто живет в суровых условиях Крайнего Севера или экваториального юга, максимально приближены к природным катаклизмам и больше рискуют заболеть, неожиданно умереть или потерять своих близких. Именно поэтому здесь так ценят самые простые вещи: хорошую погоду, удачную охоту, душевный разговор или приезд гостей… И готовы делиться всем, чем одарила жизнь, то есть вести себя не эгоистично».

Отношение к этой черте характера связано и с историческим контекстом. В античные времена никому не приходило в голову обвинять другого в эгоизме: цивилизация была настолько молодой, что внимание к себе (самопознание) приравнивалось к познанию мира и, конечно, одобрялось. С утверждением христианства эгоизм стал чертой порицаемой. Ведь христианский идеал личности – Спаситель – был альтруистом: он принял страдания и смерть ради спасения человечества. Однако во времена Ренессанса и в эпоху Просвещения, когда была признана ценность отдельного человека, внимание к собственным чаяниям и нуждам вновь оказалось вполне законным. Это пришлось очень кстати в XIX веке, когда в Европе стал бурно развиваться капитализм: возникло ощущение, что без эгоизма невозможно построить новое общество – общество тотальной конкуренции и индивидуальной выгоды.

Также и в современной России личная выгода перешла из категории осуждаемых в число одобряемых ценностей. И такое двойственное отношение к эгоизму немного сбивает нас с толку. «Несовместимость двух принципов («блюди свою выгоду» и «эгоизм – это плохо»), проповедуемых в рамках одной культуры, порождает глубинный личностный конфликт», – утверждает философ Ирина Рудзит***.

Никто не рождается альтруистом

Рождаемся ли мы в коллективистском обществе (где эгоизм встречается реже) или в обществе индивидуалистов (которое превозносит уникальность каждого человека), в первые годы жизни все мы – маленькие нарциссы. Мысли и чувства ребенка направлены на удовлетворение его желаний. Другие люди интересуют его в зависимости от того, полезны ли они для его «Я». «Такой эгоцентризм – естественный период развития, – поясняет Светлана Кривцова. – Благодаря ему формируется уважение к себе. И лишь к 6–7 годам у нас возникает потребность в доверительных, надежных отношениях с другими людьми». Среди 6-летних детей становятся заметны те, для кого эгоизм уже не метод самопознания, а форма жизни. Они ни с кем не делятся, не слишком интересуются мнением других детей, навязывают свои правила игры. Это дети, которых родители плохо сориентировали в реальности, не объяснили, что без других людей мы не можем существовать и должны учитывать их интересы. «Родителям не стоит корить ребенка за то, что он эгоист, – советует Светлана Кривцова. – Лучше сказать ему: «То, как ты ведешь себя, не совсем разумно. Если сегодня ты забрал себе все лучшие игрушки, то завтра твои приятели будут играть без тебя, и ты останешься один». Если взрослые не вступают в диалог с ребенком, а властно требуют соблюдения норм поведения, то позже при любом требовании или просьбе он будет чувствовать себя объектом агрессии и начнет защищаться... с помощью эгоизма. Иначе ему не сохранить веру в себя.

«ВЫСОКАЯ САМООЦЕНКА И САМОУВАЖЕНИЕ ПОЗВОЛЯЮТ НАМ ХОРОШО ОТНОСИТЬСЯ И К ДРУГИМ ЛЮДЯМ»

Искусство договариваться

«Я очень прохладно отношусь к творчеству группы The Black Sabbath, – признается 28-летняя Оксана. – Но мой друг Игорь – металлист, и как только стало известно, что Оззи Осборн и его команда будут выступать в Москве, я сказала Игорю, что готова составить ему компанию, если он раздобудет билеты. Я пошла ему навстречу, потому что знаю, насколько это важно для него. Но в других случаях, например когда я устала, а в машине грохочет тяжелый рок, я могу твердо сказать «нет». Учитывая потребности и желания других людей, мы согласовываем их со своими, постоянно идем на компромиссы. «Искусство жить – это искусство договариваться: с партнерами, с родными, с коллегами, – уверена Светлана Кривцова. – Если мы принимаем пожелания другого человека, это позволяет нам оговорить и собственные». Но проблема в том, что заранее заданной меры допустимого эгоизма не существует. Действительно ли надо в выходные навестить тетушку на даче, если в конце рабочей недели я оказался совсем без сил? Должна ли я провести отпуск на Камчатке (хотя предпочла бы Европу), если мой партнер – любитель гейзеров и экстремального туризма? Стоит ли давать взаймы безработным друзьям, которые вряд ли вернут долг? Каждый раз нам приходится искать баланс между чувством долга, собственными интересами, защитой личного пространства и желанием поступить хорошо.

Как мы это понимаем

Эгоизм – себялюбие, преувеличенное внимание к своему «Я», своим потребностям и интересам; поведение, подчиненное собственной выгоде. Эгоисту не свойственно учитывать интересы и потребности других людей. Противоположность эгоизму – альтруизм. Эгоцентризм – представление о себе как о центре Вселенной, сосредоточенность на себе, неспособность посмотреть на себя со стороны и встать на позицию другого человека.

Нарциссизм – навязчивая страстная любовь к своему образу, которая имеет тенденцию переходить в самолюбование. Обесценивая других людей и демонстрируя собственное превосходство, нарциссы компенсируют разрушающее их чувство внутренней пустоты.

Индивидуализм – особая форма мировоззрения, при которой предпочтение отдается индивидуальным ценностям (свобода выбора, самостоятельность); нежелание поступать в соответствии с мнением группы (семьи, социального класса или партии). Он способствует эгоистичному поведению, но не все индивидуалисты одержимы своим «Я».

Хорошая мера эгоизма

Каковы бы ни были наши моральные принципы, человеческая жизнь подчинена поиску удовольствий и отстаиванию собственных интересов, считал философ Джереми Бентам (Jeremy Bentham). С этим, вероятно, согласился бы и Эрих Фромм, уверявший, что «полное отсутствие эгоизма – один из его признаков, причем зачастую самый главный». Философы давно задумывались о возможности разумного эгоизма****. Такой эгоист не приносит себя в жертву, но и не требует жертв от окружающих. Он удовлетворяет свои разумные потребности, а всем, что сверх того, готов поделиться. «Это личность с достаточно высокой самооценкой, которая знает, что имеет право на определенные блага, – объясняет Светлана Кривцова. – Его самоуважение и уверенность в себе позволяют ему относиться к другим людям с приязнью».

Кстати: эгоистическая мотивация нередко оказывается эффективнее, чем альтруистическое желание помочь. «Наши исследования показывают, что волонтеры, которые стремятся успокоить свою совесть или которым невыносимы несчастья других, более последовательны, – подчеркивает Мари Дежарден (Marie Dejardin), психолог из Университета Клермон-Феррана (Франция). – Объективно они приносят больше пользы, чем те, кто идет в добровольцы из абстрактной любви к людям». Заботиться о себе вообще психологически здраво. А вот заботиться только о себе или, наоборот, постоянно пренебрегать своими интересами – значит совершать ошибку. Мы вполне можем жить сообразно нашим желаниям, если только не принуждаем всех вокруг их исполнять. Но если чье-то эгоистичное поведение все же выведет нас из себя, мы можем вспомнить призыв Матери Терезы: «Люди бывают неразумны, нелогичны и эгоистичны: все равно прощайте им»*****.

* Э. Фромм «Искусство любить» (АСТ, 2009).
** Козьма Прутков «Афоризмы» (Фолио, 2011).
*** И. Рудзит «Эгоизм как внутренний нравственно-этический фактор развития самосознания человека». Вестник ЛГУ им. А. С. Пушкина, 2006, № 1.
**** О «разумном эгоизме» мы знаем в основном из романа Н. Чернышевского «Что делать?» (Феникс, 2002).
***** Из духовного завещания Матери Терезы, которое можно прочесть на стене детского дома в Калькутте (Индия).
Источник фотографий: ERIC GIRIAT FOR PSYCHOLOGIES MAGAZINE FRANCE
P на эту тему
  •   

Psy like
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерСЕНТЯБРЬ 2017 №20137Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты