psyhologies.ru
тесты
текст: Анастасия Аскоченская 

У эгоизма есть хорошие стороны

Мы привыкли жить по принципу «каждый за себя». Хотя и осуждаем эгоизм, восхищаясь теми, кто способен проявить солидарность, сочувствие, прийти на помощь... И все же в небольших дозах эгоизм полезен: он позволяет нам лучше узнавать себя, свои желания и возможности.
alt

«Очень не люблю вопрос «Можешь оказать мне услугу?». Я моментально напрягаюсь, потому что ясно понимаю: сейчас у меня попросят денег, сочувствия, чтобы я переключилась со своего на чужой проект, поработала в субботу… Не понимаю, почему я должна тратить свои жизненные ресурсы на кого-то постороннего?» – недоумевает 37-летняя Ольга. Как и большинство эгоистов, Ольга не готова признать, что является таковым. Эгоисты – это другие, те, кто постоянно нарушает ее планы, претендует на ее внимание, на ее время, потому что главное для них – их собственный интерес.

Эгоистичный человек действительно мало заботится об отношениях с другими, он редко влюбляется и не умеет дружить. «Он интересуется только собой, желает всего только для себя, чувствует удовлетворение не тогда, когда отдает, а когда берет, – писал психоаналитик и философ Эрих Фромм. – У этого человека отсутствует интерес к потребностям других людей и уважение к их достоинству и целостности»*. А Козьма Прутков считал, что «эгоист подобен давно сидящему в колодце»**. Ведь он, отвергающий важность чужих переживаний, уверен, что его состояние, его проблемы самые серьезные на свете. Он замыкается в себе, а это – явный риск погрузиться в депрессию.

С другой стороны, не будь практически в каждом из нас доли эгоизма, мы полностью растворились бы в других, ничего не зная о самих себе, не понимая себя и не имея ресурсов для саморазвития.

Вопрос культуры

Эгоизм (как и его противоположность, альтруизм) в определенной мере – вопрос культуры и исторического контекста. «Посвятив полжизни геологоразведке, я очень много путешествовал по стране, – рассказывает 45-летний Евгений. – И могу констатировать: в северных районах России, например на Белом море или в Вологде, люди самые открытые и гостеприимные. А в районах южнее Москвы, особенно в Черноземье, нужно прожить жизнь, чтобы стать своим и чтобы по отношению к тебе местные вели себя хотя бы отчасти радушно». По мнению экзистенциального психолога Светланы Кривцовой, «те из нас, кто живет в суровых условиях Крайнего Севера или экваториального юга, максимально приближены к природным катаклизмам и больше рискуют заболеть, неожиданно умереть или потерять своих близких. Именно поэтому здесь так ценят самые простые вещи: хорошую погоду, удачную охоту, душевный разговор или приезд гостей… И готовы делиться всем, чем одарила жизнь, то есть вести себя не эгоистично».

Отношение к этой черте характера связано и с историческим контекстом. В античные времена никому не приходило в голову обвинять другого в эгоизме: цивилизация была настолько молодой, что внимание к себе (самопознание) приравнивалось к познанию мира и, конечно, одобрялось. С утверждением христианства эгоизм стал чертой порицаемой. Ведь христианский идеал личности – Спаситель – был альтруистом: он принял страдания и смерть ради спасения человечества. Однако во времена Ренессанса и в эпоху Просвещения, когда была признана ценность отдельного человека, внимание к собственным чаяниям и нуждам вновь оказалось вполне законным. Это пришлось очень кстати в XIX веке, когда в Европе стал бурно развиваться капитализм: возникло ощущение, что без эгоизма невозможно построить новое общество – общество тотальной конкуренции и индивидуальной выгоды.

Также и в современной России личная выгода перешла из категории осуждаемых в число одобряемых ценностей. И такое двойственное отношение к эгоизму немного сбивает нас с толку. «Несовместимость двух принципов («блюди свою выгоду» и «эгоизм – это плохо»), проповедуемых в рамках одной культуры, порождает глубинный личностный конфликт», – утверждает философ Ирина Рудзит***.

Источник фотографий: ERIC GIRIAT FOR PSYCHOLOGIES MAGAZINE FRANCE
  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье