«Биполярочка» и «депра»: как появилась мода на психические расстройства

«У меня депрессия», — заявляет 11-летняя девочка. На самом деле ей просто грустно, но это слово звучит до того романтично и по-взрослому, что захотелось назвать свою хандру именно так. Об истоках «болезненной» моды и ее влиянии на общество рассказывают психологи и люди с непридуманными диагнозами.

И подростки, и взрослые люди нередко приписывают себе те или иные диагнозы из области психиатрии. Психологи называют это «побочным эффектом» снятия стигмы с ментальных расстройств. Раньше к людям с подобными диагнозами относились с пренебрежением, их боялись и избегали. Сейчас благодаря публикациям, передачам, подкастам и рассказам «живых» людей в обществе постепенно формируется более адекватная, уважительная позиция по отношению к ним.

Но есть и обратная сторона медали: из-за появления большого количества информации о симптомах ментальных расстройств и особенно — из-за историй от первого лица возникают «подражатели». Эти люди находят у себя признаки обсессивно-компульсивного или биполярного расстройства, депрессии и даже шизофрении. Из-за них возникают и фамильярные названия — «биполярочка» и «депрессуха».

Обойдусь без докторов

Большинство подражателей не пойдет к специалисту, чтобы проверить свои подозрения, — хотя это было бы правильно. Напротив, они избегают медиков, нередко обесценивают их профессионализм. Лишь ищут в Сети, как и что лечить.

Фантазия советчиков, которые «лечат» психические расстройства «на дому», почти безгранична. Одни, не моргнув глазом, рекомендуют серьезные рецептурные препараты, которые нужно принимать только под присмотром и по назначению врача. Другие советуют заговоры, травы и какой-нибудь «бульон из черного петуха».

Зачем это людям?

Почему кому-то хочется считать себя ментально больным? Вероятно, «подражатели» считают, что получают некоторые преимущества. Например, внимание и «лайки». Оправдание на случай грубости или агрессии в адрес окружающих. Или ощущение, что они в тренде, ведь тема ментальных расстройств активно обсуждается в соцсетях. Ей посвящают книги, сериалы и песни. Так, недавно вышедший новый альбом Земфиры назван в честь пограничного расстройства личности.

Однако те, кто «интересничает», приписывая себе ОКР, «депрессуху» и «биполярочку», не осознают, какую реальную боль — душевную, а порой и физическую — переживают люди, живущие с подобными расстройствами. Мы опросили тех, чей диагноз подтвержден специалистами, и они поделились с нами своими мнениями о жизни с диагнозами и о «подражателях».

Анна, диагноз «Обсессивно-компульсивное расстройство»

«Отвратительные шуточки про «не наступать на клеточки» меня бесят, как и советы в духе «Да ты просто расслабься». Попробовали бы эти люди пожить со списком того, что надо проверить перед выходом из дома.

Я хорошо отношусь к поколению «снежинок», которое обвиняют в мнительности. На мой взгляд, лучше заподозрить у себя расстройство и пойти к врачу, чем всю жизнь абьюзить родственников. Поэтому меня раздражает старая гвардия, которая издевается и над «снежинками», и над «менталочкой». Это те самые люди, которые не следят за своим здоровьем и в 45 лет умирают от инсульта, «держа все в себе».

Светлана, диагноз «Биполярное аффективное расстройство»

«Бесконечно раздражает, когда люди бросаются словами «я в депрессии». Это серьезное клиническое состояние, которое диагностируется врачами. И далеко не всегда с первого раза.

Субкультуры, провозглашающие «биполярочку» своим стилем жизни, совершенно не представляют, что это такое — жить с постоянными переменами настроения. В этом нет ничего интересного, и уж тем более ничего романтичного.

Не занимайтесь самодиагностикой, не бросайтесь словами. Вы ведь не говорите: «Ой, у меня сломана нога», если вы ударились и видите синяк. Это может задеть того, у кого действительно проблемы, и помешать ему обратиться за помощью. А если все-таки чувствуете, что вам нехорошо, то обратитесь к проверенному специалисту».

«Каждое ментальное расстройство представляет собой прежде всего форму человеческих страданий»

Денис Андрющенко — клинический психолог, гештальт-терапевт

Говоря об увлечении психиатрическом ярлыками, следует отметить, что болезнь не создает ничего нового в психике, а только выпячивает, обостряет уже имеющиеся психические процессы и особенности. Именно из-за этого картины ментальных расстройств представляют собой отчетливо проявленные, бросающиеся в глаза черты человеческой натуры.

Человеку свойственно стремление узнать себя, найти язык, позволяющий выразить трудно поддающиеся описанию части своей души. Неудивительно, что люди, ищущие способ объяснить, что у них внутри происходит, наряду с астрологией, религиозными учениями и компьютерными метафорами используют язык психопатологии.

Также следует признать, что псевдопсихиатрическая самодиагностика ничем особенно не отличается от самодиагностики и самолечения других заболеваний. Не зная, как еще получить поддержку и понимание, человек жалуется на болезни и выслушивает аналогичные жалобы от других. Такое времяпрепровождение наполняет его жизнь общением.

Надо помнить, что каждое из ментальных расстройств представляет собой прежде всего человеческие страдания, которые нуждаются в нашей способности сочувствовать и понимать другого человека.

«Люди думают, что диагноз делает их особенными, необычными»

Мария Лейбович — психотерапевт, психиатр

Декадентские клубы самоубийств и мода на меланхоличных девиц не новы, почитать хотя бы писателей начала XIX века. Но романтический картинно-прекрасный образ не имеет ничего общего с людьми, страдающими от депрессивного расстройства, которым приходится все делать через силу, — иногда они не могут заставить себя даже помыться. В общем, реальность совсем другая. Различить их специалисту довольно легко, вопрос диагностики здесь не стоит.

Но зато общее просвещение в этих вопросах помогает и пациентам, и врачам. Я консультирую как в Москве, так и в других регионах и замечаю разницу. Пока еще в тех небольших городах, где я была, отношение к любым ментальным расстройствам крайне предвзятое, визит к врачу — это нечто позорное.

Стыд и страх существенно осложняют терапевтический процесс: люди боятся получить ярлык «псих», а тревожное расстройство для них мало отличается от шизофрении. Им приходится объяснять очень многое из того, что московские пациенты обычно уже знают. Так что в столице результаты дестигматизации уже заметны, и это хорошо.

Правда, бывают и курьезные случаи. Одна пациентка торопила меня с подтверждением диагноза биполярного расстройства. Я объясняла ей, что нужно время, необходимо понаблюдать, а она говорила: «Ну когда же я уже смогу написать в своем паблике, что у меня БАР?!» Она хотела не побольше узнать об этом, а выступить в сети в определенном статусе.

Врачам давно знаком «утрирующий» вариант субъективного восприятия своего заболевания — среди прочего оно включало в себя желание «болеющих» привлечь внимание и получить вторичную выгоду. А сейчас соцсети расширили им возможности.

Люди думают, что диагноз делает их особенными, необычными. Но эта бравада не имеет ничего общего с положением тех, кто долго, пошагово пытается рассказать родственникам о том, что с ним происходит. Например, почему он не может выйти один на улицу. И я понимаю, почему они говорят, что игры подражателей в «биполярочку» — это обидно.

Об экспертах

Денис Андрющенко

Денис Андрющенко — клинический психолог, гештальт-терапевт, ведущий тренер МГИ. Его блог.

Мария Лейбович

Мария Лейбович — психиатр, психотерапевт. Более 20 лет работает с депрессиями, тревожными и другими расстройствами.