1 424

Откуда в нас злость к тем, кто заболел коронавирусом?

Страх перед вирусом, приобретая почти суеверные формы, может привести к отторжению людей, которые им заразились. В обществе проявляется негативная тенденция социально клеймить тех, кто заражен или контактировал с больными. Какие предрассудки лежат в основе этого явления, что за опасности оно в себе таит и как избавиться от подобной стигматизации, объясняет психолог Патрик Корриган.
Откуда в нас злость к тем, кто заболел коронавирусом?

Для современного человека, привыкшего к активному образу жизни, угроза, которую несет пандемия, и необходимость сидеть дома — пугающий и даже сюрреалистический опыт. Путаницу усиливают новости и раздуваемые в Сети конспирологические теории, некоторые из которых ставят под сомнение реальность. Да и к самой реальности привыкнуть довольно непросто.

Человек — не болезнь 

Редактор журнала американской психологической ассоциации «Стигма и здоровье», психолог и исследователь Патрик Корриган считает: что касается вопросов пандемии и стигматизации, мы находимся на неизведанной территории. Это означает, что феномен негативного отношения, отчуждения и социального клеймения заболевших в подобных условиях современной наукой не изучен. Он исследует вопрос и делится оценкой ситуации.

По его мнению, общая путаница становится питательной средой для стереотипов, предрассудков и дискриминации. Особенности психики рождают в нас потребность понять события, особенно угрожающие и беспрецедентные. Почему пандемия коронавируса поражает человечество? Что тому виной?

Вирус был назван «китайским», и это определение вовсе не способствует пониманию угрозы

Очевидный ответ — сам вирус. Мы как общество можем сплотиться для борьбы с угрозой, стремясь остановить ее распространение путем изоляции друг от друга.

Проблема стигматизации возникает, когда в нашем сознании смешиваются вирус и заболевший человек. В таком случае мы меняем вопрос с «Что тому виной?» на «Кто виноват?». Более 20 лет исследований показали, что стигматизация как навешивание социальных ярлыков на людей с определенными заболеваниями может причинять такой же вред, что и сама болезнь.

Профессор Корриган рассказывает об абсурдных примерах распространения беспокойства о коронавирусе. Например, он был назван «китайским», и это определение вовсе не способствует пониманию угрозы, а раздувает огонь этнического фанатизма. В этом, пишет исследователь, опасность стигматизации: подобный термин раз за разом связывает опыт пандемии с расизмом.

Социально заклейменные жертвы вируса  

Кто может пострадать от стигматизации коронавируса? Наиболее очевидные жертвы — люди с его симптомами или положительным результатом теста. Социолог Ирвинг Гофман сказал бы, что из-за вируса их идентификация «испорчена», «запятнана», что в глазах других как бы оправдывает предубеждение против них. К заболевшим добавится семья и круг знакомств — они тоже подвергнутся стигматизации.

Исследователи определили, что одним из результатов действия стигмы становится социальная дистанция. Социально заклейменных, «испорченных» личностей общество избегает. Человека могут обходить, как прокаженного, либо дистанцироваться психологически.

Риск стигмы возникает, когда расстояние от вируса смешивается с расстоянием от зараженного

Корриган, исследующий проблемы стигматизации людей с психиатрическими диагнозами, пишет, что это может проявляться в разных областях. По его словам, человека с «клеймом» определенных заболеваний могут избегать педагоги, не нанимать работодатели, ему отказывают в аренде жилья домовладельцы, религиозные общины могут не принимать его в свои ряды, а медики — проявлять пренебрежение.

В ситуации с коронавирусом это накладывается на реальную необходимость соблюдать дистанцию для того, чтобы снизить уровень заражения. Организации здравоохранения призывают по возможности не приближаться к другим людям более чем на 1,5-2 метра. «Риск стигмы возникает, когда расстояние от вируса смешивается с расстоянием от зараженного им человека», — пишет Корриган.

Ни в коем случае не предлагая игнорировать рекомендации по соблюдению социальной дистанции и признавая необходимость этой меры для снижения уровня распространения коронавируса, он призывает одновременно помнить о стигме, которая может распространиться на инфицированного человека.

Опасности стигматизации 

Итак, что делать со стигматизацией во время пандемии? Прежде всего, считает Корриган, нужно назвать вещи своими именами. Признать, что проблема есть. Заболевшие люди могут подвергаться дискриминации и неуважению, и это так же неправильно, как любые формы расизма, сексизма и эйджизма. Но болезнь — не то же самое, что зараженный ею человек, и важно отделять одно от другого.

Социальное клеймение заболевших вредит им тремя способами. Во-первых, это общественная стигматизация. Когда люди воспринимают заболевших как «испорченных», это может приводить к дискриминации в той или иной ее форме и причинять вред.

Во-вторых, это самостигматизация. Люди, зараженные или контактировавшие с вирусом, усваивают навязанные обществом стереотипы и считают себя «испорченными» или «грязными». Мало того, что с самой болезнью трудно бороться, людям еще приходится стыдиться самих себя.

Ярлыки чаще всего появляются в связи с опытом тестирования или лечения

В-третьих, это избегание ярлыков. Ирвинг Гофман говорил, что стигматизация связана с очевидным и наблюдаемым признаком: цветом кожи, если речь о расизме, строением тела при сексизме или, к примеру, седыми волосами при эйджизме. Однако в случае с заболеваниями все иначе, потому что они скрыты.

Никто не знает, кто из ста собравшихся в помещении человек — носитель COVID-19, включая, возможно, и его самого. Стигматизация возникает, когда появляется ярлык: «Это Макс, он заражен». А ярлыки чаще всего появляются в связи с опытом тестирования или лечения. «Я только что видела, как Макс выходил из лаборатории, где сдают тест на коронавирус. Должно быть, он заражен!»

Очевидно, что люди будут избегать того, чтобы на них навешивали ярлыки, — а значит, вероятно, будут уклоняться от тестирования или изоляции при положительных результатах.

Откуда в нас злость к тем, кто заболел коронавирусом?

Как изменить ситуацию? 

В научной литературе можно найти два подхода к изменению стигмы: образование и контакт.

Образование

Количество мифов о болезни уменьшается, когда люди узнают факты о способах ее передачи, прогнозах и лечении. По мнению Корригана, каждый может внести свой вклад, помогая общему просвещению в этих вопросах. На официальных новостных сайтах регулярно публикуются полезные сведения о заболевании.

Особенно важно не поддерживать распространение непроверенной, а зачастую ложной информации. Подобных случаев было немало, а попытка борьбы с последствиями дезинформации может вести к спорам и взаимным оскорблениям — то есть битве мнений, а не обмену знаниями. Вместо этого Корриган призывает делиться научными данными, касающимися пандемии, и побуждать читателей к размышлениям.

Контакт

По его мнению, это лучший способ сгладить негативные ощущения у человека, который подвергся стигматизации. Исследования показывают, что взаимодействие между такими людьми и обществом — лучший способ устранить вредные последствия стигмы.

В практике Корригана немало клиентов с психическими заболеваниями, для которых взаимодействие с окружающими становится наиболее эффективным способом замены предрассудков и дискриминации идеями честности и уважения. Этот процесс наиболее эффективен в случае общения со сверстниками, людьми с близким социальным статусом. Следовательно, общение между теми, кто «маркирован» коронавирусом, и общественностью поможет снять с первых позорное клеймо и изменить ситуацию.

Пациент может либо в процессе болезни описывать свои ощущения, страхи, опасения и переживания, либо рассказывать о заболевании, уже поправившись, радуясь вместе с сочувствующими слушателями или читателями своему выздоровлению. И больной, и выздоровевший, он остается таким же, как и все, человеком, с достоинством и правом на уважение и принятие.

Положительно влияет на ситуацию и то, что знаменитости не боятся признаваться, что заражены

В случаях с другими заболеваниями эффективнее всего живой контакт. Однако во время карантина, конечно, он будет медийным и онлайн. «Блоги и видео от первого лица, где люди с COVID-19 рассказывают истории заражения, протекания болезни и выздоровления, окажут положительное влияние на общественное отношение и уменьшат стигматизацию, — считает Корриган. — Возможно, еще больший эффект окажут видео в режиме реального времени, особенно те, где зрители могут сами наблюдать влияние болезни на жизнь конкретного человека».

Положительно влияет на ситуацию и то, что знаменитости не боятся признаваться, что заражены. Некоторые описывают свои ощущения. Это дает людям ощущение сопричастности и уменьшает стигму. Тем не менее исследования показывают, что слова звезд оказывают меньшее влияние, чем взаимодействие со среднестатистическим и более близким нам человеком — коллегой, соседом или однокурсником.

После пандемии 

Кампания против стигмы должна продолжаться и после окончания пандемии, уверен эксперт. На самом деле затяжным последствием всемирной инфекции может быть негативное отношение к людям, переболевшим коронавирусом. В атмосфере страха и растерянности они могут надолго остаться заклейменными в глазах общества.

«Контакт — лучший способ справиться с этим, — повторяет Патрик Корриган. — После пандемии мы должны отбросить сложившиеся в силу обстоятельств представления о социальной дистанции и содействовать общению лицом к лицу. Необходимо созывать публичные встречи, где люди, прошедшие через болезнь, расскажут о своем опыте и выздоровлении. Наибольший эффект достигается, когда их с уважением, искренне приветствуют значимые люди, в том числе обладающие определенным авторитетом».

Надежда и достоинство — лекарства, которые помогут нам справиться с пандемией. Они же помогут справиться с проблемой стигматизации, которая может возникнуть в дальнейшем. «Давайте вместе позаботимся о ее решении, разделяя эти ценности», — призывает профессор Корриган.

Об авторе: Патрик Корриган — психолог, исследователь, специализируется на изучении проблем социализации людей с психическими расстройствами.
Подготовила: Елена Сивкова
Источник фотографий: Getty Images
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Никакой злости ни у меня ни у тех,с кем я знаком нет. "Мы" — звучит слишком обобщённо. Правильным, по моему мнению, были бы местоимения: "некоторые", "иные","отдельные" и тп. А вот к властям Москвы претензии есть. Уж коли Москва даёт почти половину статистики заражённых covid-19 по России, то почему бы не прибегнуть к обязательному тестированию с учётом детей, инвалидов, стариков которых следует тестировать на дому. Нелегальных гастарбайтеров выявлять и карать в рамках закона и депортировать к чертовой матери. А тех кто их пропустил нелегалов, пристроил, предоставил убежище давить и оставлять без штанов.
Psy like0

У кого "у нас"? Ни у меня, ни у кого-либо из моего окружения близкого или дальнего, её нет и быть не может. Сочувствие, тревога, желание, чтобы как можно скорее излечились и обошлось всё без тяжких последствий. Автор, видимо, не совсем адекватен, если идентифицирует себя с идиотами.
Psy like1
Psychologies приглашает
Как оставить в прошлом страхи

Мастер-класс Psychologies

УЧАСТВОВАТЬ
новый номерМАЙ - ИЮНЬ 2020 №51
168Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Мозг: меняем жизнь, меняя мышлениеМозг: меняем жизнь, меняя мышлениеКак было бы здорово, если бы был пульт, способный перематывать пленку жизни назад. Нажал на кнопку — вернулся в прошлое и поступил иначе, сделал другой выбор. Увы, такого пульта нет. Хорошая новость в том, что он и не понадобится, если мы научимся совершать правильный выбор в моменте. И это вполне реально. Как? Об этом мы рассказали на второй ежегодной конференции Psychologies Day, которая прошла 25 октября 2019 года. В этом досье мы собрали наиболее интересные статьи о возможностях нашего мозга. А через год, в октябре 2020, мы расскажем еще больше интересного! До встречи на Psychologies Day 2020! Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты