Преодолеть травмы токсичного детства и стать личностью

СУТЬ ИНДИВИДУАЦИИ

Индивидуация — это осознание и воплощение наших истинных желаний и способностей. Мы существа социальные, потому при индивидуации проявляются те личные качества, которые получили одобрение сначала от матери и отца, а затем от других людей.

Процесс этот начинается с момента рождения и продолжается на всех этапах развития. Если мы растем в благоприятной среде, он заканчивается примерно в 21 год. В нормальной семье ребенок получает поддержку, родители принимают и одобряют черты его личности, и индивидуация проходит более-менее естественно.

Но в токсичной семье дети сталкиваются с препятствиями в этом процессе и вынуждены проходить его медленнее и с паузами.

ПОЧЕМУ У НЕКОТРЫХ ИНДИВИДУАЦИЯ ПРОХОДИТ СЛОЖНЕЕ

Мать занимает в психике ребенка центральное место, но именно она, будучи токсичной, оказывается агрессором, обесценивающим его неповторимые черты. В результате ядро психики ребенка содержит «злокачественный» элемент, который мешает ему нормально себя воспринимать, ощущать базовое право на жизнь и на реализацию себя.

Ядро Эго кричит материнским голосом: «Ты ни на что не способен!», «Ты уродина!», «Идиот, куда ты без нас?». Развитие, сепарация, взросление ребенка проходят в атмосфере унижения, обесценивания, высмеивания, сексуального и физического насилия.

Прошедшие домашний ад не уверены, что способны понравиться другим людям

В результате этого индивидуация не проходит полностью, периодически «зависая», как не до конца установленная программа на компьютере: есть, но не работает. И даже если мы понимаем, что нужно ценить себя, то на уровне чувств сомневаемся в этом.

Когда отец тоже токсичен или самоустраняется, проблема усугубляется. Из-за насилия и незаконченной индивидуации дети «токсов» часто испытывают трудности с определением: «Кто я?» и «Чего я хочу?»

Прошедшие домашний ад не уверены, что способны понравиться другим людям, потому что не получали в семье подтверждения, что их особенности хороши, ценны, что их самих можно любить.

ИНДИВИДУАЦИЯ И ТРАВМА

Суть психологической травмы в этом и заключается: пережив опыт насилия, мы храним его в себе, мы на нем сконцентрированы и смотрим на жизнь через его призму.

Поэтому мы с готовностью реагируем в окружающем мире на все то, что так или иначе перекликается с печальным опытом. Например, находим себе таких же абъюзеров среди партнеров, работодателей и друзей, попадаем в ситуации, повторяющие детскую травму на новый лад.

Мы постоянно внутренне мобилизованы, чтобы бороться с травматичным опытом, и поэтому бессознательно ищем его, чтобы вновь воспроизвести.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

К счастью, наша психика динамична и готова впитывать хороший опыт, чтобы на его основе создавать новое психологическое пространство. Благодаря этому травма может уравновешиваться позитивными событиями и переживаниями.

Материалом для создания такого пространства служит общение с нетоксичными людьми. Это может быть новый партнер, коллеги по работе, авторы книг, участники кружков (йоги, рисования, танцев), кулинарные курсы и так далее. Или, к примеру, терапевт, репетитор, учитель ребенка в школе, доктор, участники групп в соцсетях.

Общаясь с такими людьми, мы впитываем их опыт, а также знакомимся с их ощущениями от жизни и своего места в ней.

В общении с людьми, которые уважают наши границы и рады нам, мы наконец-то обретаем себя

Поначалу общение с нетоксичными людьми может нам казаться невозможным. Вот характерные неприятные фантазии и чувства по этому поводу: «Да где их вообще можно найти?», «Они меня не поймут!», «Я буду им неинтересна», «Мне не место с нормальными людьми», «Я их ненавижу, потому что у них все хорошо, а мне пришлось страдать».

Первое время многие жертвы токсичного обращения чувствуют себя так, и это нормально. Постепенно подобные фантазии и эмоции прорабатываются и проходят. В новом общении мы увеличиваем «объем» своей психики, «населяя» ее образами нетоксичных, адекватных, интересных, получающих удовольствие от жизни людей.

После этого мы начинаем чувствовать, что такая жизнь возможна.

ЭТО И ЕСТЬ ИНДИВИДУАЦИЯ?

Да, «загружая» в себя образы других людей, мы начинаем использовать их себе во благо. Мы «заимствуем» их мысли и чувства. Идентифицируемся с ними, перенимаем способ мышления, речь, одежду и другие проявления.

Другими словами, психический опыт других людей интегрируется в нашей психике, то есть встраивается в нее и модифицируется. В результате внутри нас создаются новые уникальные навыки отношения к себе и к жизни. В общении с людьми, которые уважают наши границы и рады нам, мы наконец-то обретаем себя, видя себя в нормальном «зеркале», а не в токсичном «королевстве кривых зеркал».

В благоприятной среде мы как бы «долепливаем» себя, доделывая то, что не успели долепить из-за «токсов». Ведь в домашнем «концлагере» нам было не до этого, там нужно было выжить любой ценой и психика переходила на экономный режим, борясь за свое существование, сохраняя лишь крохи своей идентичности.

Получая одобрение и восхищение, мы переживаем чувство, что наши индивидуальные черты могут кому-то нравиться. Это становится основой любви к себе и внутреннего права на достойную жизнь.

ОПОРА НА НОВЫЙ ОПЫТ

Образы новых людей начинают выполнять поддерживающую материнскую и отцовскую функции — они становятся для нас опорными фигурами. Наше Эго в буквальном смысле будет на них опираться. Благодаря этому мы уравновешиваем травму и становимся более стабильными и уверенными в себе.

Расширение «внутренней вселенной» делает нас устойчивее, мы даем себе разрешение принять индивидуальные черты, которые у нас есть от рождения, но не принимались родителями.