Родители и дети
Фото
Getty Images

32-летняя Марина — убежденная холостячка, которая никогда не думала о замужестве: «Возможно, это потому, что я не чувствовала необходимости заводить детей, а может, я не хотела повторять судьбу своих родителей: я выросла в семье с четырьмя братьями и разведенными родителями, в доме, где каждый жил своей жизнью, а дети «скакали» между родителями, как шарики для пинг-понга.

У меня есть друзья, они же соседи. Каждый вечер после работы я иду к ним в гости, мы рассказываем друг другу о том, как прошел день, пьем по бокалу вина, часто ужинаем вместе. Мне с ними хорошо, у нас схожие взгляды на жизнь. Я знаю, что могу рассчитывать на них, а они — на меня, что бы ни случилось. Мы часто говорим, что мы семья, и для меня это действительно так».

Примерно так же рассуждает 40-летний Николай: «Для меня «создать семью» — значит выбрать товарищей по путешествию, с которыми можно разделить путь, интересы, пристрастия и цели. Это люди, с которыми я могу обсуждать мечты, тревоги, все то, что люди называют «жизненными радостями и горестями». С ними я могу строить планы на будущее».

Истории Марины и Николая — лишь две из многих. Очень много людей подобно им в определенный момент жизни обретают свою семью, которая не подходит под определение традиционной. В основном это люди, которые, следуя некоей молодежной тенденции, отказываются думать о каноническом «создании семьи» — то есть о поиске партнера, с которым нужно непременно сыграть свадьбу и завести детей.

«Это не значит, что современная молодежь чувствует меньшую необходимость в семье, как раз наоборот, — объясняет психолог, эксперт итальянского Psychologies Антонио Армениа. — Это означает только то, что подобная модель перестала быть единственной в своем роде. Другими словами, формальный аспект создания семьи отошел на задний план, и сейчас гораздо актуальнее потребность давать и получать тепло, дарить участие и любовь.

Вступать в отношения — значит быть рядом, быть доступным, строить свои отношения в условиях взаимного уважения, понимания и способности принять и понять. И это справедливо для любой формы, которую может принять семья — традиционная или нет».

Дань традициям

«Я родилась в довольно консервативной семье, — рассказывает 60-летняя Екатерина. — У нас в семье было шестеро детей, родившихся друг за другом. Мы были, что называется, крепкой семьей, уважали и любили друг друга. Когда я переехала в другой город и вышла замуж, я хотела создать семью как у моих родителей. Для меня это предполагало много детей, поскольку это была единственная модель семьи, которую я знала.

Но моим планам не суждено было сбыться — мой муж не может иметь детей. И тем не менее с ним я обрела то тепло и ощущение семьи, которое я испытывала с родителями. Прошло уже много лет, и я вполне довольна. У нас есть все, что нужно для того, чтобы семья состоялась: взаимное доверие и осознание себя как семьи. В таком случае дети не обязательны».

Интимность, соучастие, любовь, понимание, принятие — именно эти слова в наше время лучше всего описывают то, в чем заключается смысл семьи: «хорошо ладить», быть в гармонии с определенными людьми, иметь с ними связь. Рядом с классическими парами, с детьми или без, семьями являются и те, в которых отношения или иерархия изменилась после развода.

«С экзистенциальной точки зрения наша жизненная ситуация улучшилась, — подтверждает психотерапевт Гульельмо Гулотта. — Лучше всего это заметно в так называемых «реконструированных» семьях, в которых один из партнеров (а иногда и оба), выйдя из предыдущего брака, где уже есть дети, заводит новых с новым партнером. Таким образом для бывшего мужа или жены снова начинается определенное «планирование» жизни и будущего.

То, что по сути своей было негативным фактом, то есть конец предыдущего брака, трансформируется в новый шанс. Точно так же дело обстоит и у детей, у которых может быть по две мамы или папы (биологические и отчим или мачеха). И даже по дополнительной паре братьев и сестер».

Нужны ли дети?

Для многих, тем не менее, семья не теряет своего традиционного значения. «Для меня семья — это моя жена и наши дети. Было бы совсем не так, если бы наших малышек не было. Тогда мы были бы просто парой, — говорит 35-летний Марк, отец двух дочерей, одной из которых нет еще и года. — Для меня семья — это что-то, что можно построить для будущего, дать жизнь новым поколениям».

«Дети — это главное», — соглашается 34-летний Федор, отец двухмесячной девочки.

«Человек, считающий, что семья без детей — это не семья, часто загружает свой собственный брак ожиданиями и надеждами, связанными с тем, какая у него была семья в детстве, — замечает Антонио Армениа. — Он видит ее как пространство, в котором можно заново пережить детские позитивные ощущения от культурного развития, любви и привязанности или, наоборот, восполнить все эти ощущения, которых так не хватало в семье, в которой он вырос».

«Я вот, например, не думаю, что дети — определяющий вектором и показатель семьи, — говорит 35-летний Максим, отец 3-летнего сына. — Ощущение себя частью семьи для меня не зависит от каких-то дополнительных условий, от тех типов людей, которые составляют эту семью. Это ощущение зависит от того, что я чувствую, когда думаю об этих людях, от того, кто они для меня.

Прежде чем жениться, я несколько лет жил один. У меня был щенок, золотистый ретривер. В то время «вернуться домой» для меня означало вернуться к нему. Он и был моей семьей. Я о нем заботился, радовался вместе с ним, если был повод, или грустил, если было из-за чего. Сейчас моему псу семь лет, и он как дядя для моего сына: он тоже часть семьи, которая со временем расширилась».

Эту точку зрения разделяет и 36-летний Владимир. «Неважно, есть дети или нет, дело именно в отношении. Это то, чего мне так не хватало в детстве, поскольку в нашей семье было очень трудно общаться и чувствовать себя понятым. Способность к общению — это та ценность, которая, сначала неосознанно, потом все яснее и четче, с годами стала проявляться все больше. Фундамент семьи создает именно пара, их отношения и дом, в котором они день за днем постепенно строят свою жизнь».