54 дня назад не стало моего отца. Характер у него был тяжеловатый, с мамой они не жили уже давно. Мы с ним тоже жили раздельно, но он был полностью под моим присмотром.

У отца был сахарный диабет, уже лет 15 он стоял на учете. В один день он слег, перестал есть и пить. Я не знала, что мне делать. Он отказывался вызывать на дом врача или скорую, не хотел в больницу.

Спустя три дня я все-таки вызвала скорую и участкового врача, папу забрали в больницу. У него сильно поднялся сахар, а также было уже 60–70% поражения легких, оказалось, что он заболел коронавирусом.

Через шесть дней в реанимации отца не стало. Отношения у нас были сложные, но теперь я все время испытываю чувство вины, потому что не отправила его в больницу сразу. На душе очень плохо.

Ирина, 43 года

Ирина, чувство вины после потери возникает часто — даже если было сделано все возможное. Вы любили папу и делали все, что могли. Главное — вы хотели помочь, спасти, вылечить и при этом следовали его воле.

Чувство вины — часть процесса горевания, оно закономерно возникает из-за боли, агрессии, которые адресованы и на себя в том числе. Ведь на себя злиться проще.

Вина — следствие собственного бессилия, которое рано или поздно приходится признать. Мы действительно не всемогущи, делаем только то, что можем, не все зависит от нас.

Процесс горевания имеет свои этапы, они довольно длительны.

Хорошо, если рядом с вами есть близкие люди, готовые оказать поддержку и помощь. Еда, сон, общение сейчас крайне важны для поддержания сил.

Когда будет достаточно ресурса, попробуйте написать папе письмо. Это будет для вас возможностью выразить свои чувства, выразить недосказанное, попрощаться. Можно даже затем ответить себе из роли папы и попробовать вести такую «переписку».

Будет много эмоций, но потом станет легче. Придет время светлой печали.